Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6

Мечты об изнасиловании

Часть 6
Тюремный финал

Как только мы прибыли в Дубай, господин Грег снял для меня номер в отеле.

– Алёна, тебе лучше начать зарабатывать мне деньги с сегодняшнего дня. Ты будешь жить в отдельной комнате, но тебе лучше приходить ко мне каждый вечер и отдавать мне деньги, которые ты заработаешь. – Сказал господин Грег.

– Хорошо, я так и сделаю, сэр. Обещаю. – Ответила я.

Я сильно нервничала. Поскольку проституцией я никогда не занималась, я даже не знала, с чего мне начать. О работе проституток я знала только по художественным фильмам, а в фильмах, самым ярким отличительным признаком проституток, является их одежда. Поэтому для начала я решила приодеться соответствующим образом. Я быстро приняла душ и отправилась в магазин за новой одеждой. Вернувшись в отель, я надела только что купленные чёрную мини-юбку, чёрный бюстгальтер, тёмно-фиолетовые облегающие чулки, топик похожий на майку, сапоги до колен, и в довершение к этому раскрасила себя каким-то невероятным экзотическим макияжем. Посмотрев на себя в зеркало, я увидела, что выгляжу как настоящая шлюха. Почитав обзорную брошюру для туристов о Дубае, я отметила, в ней места, в которых, по моему мнению, стоило искать клиентов. Время было только два часа дня. Немного подумав, я решила, что проститутки работают по ночам, и вероятно, спать ночью мне не придётся, поэтому я решила лечь пораньше и хорошенько выспаться.

Проснулась я в 19:00. Я заново накрасилась и пошла на охоту за извращенцами, желающими трахнуть меня за деньги. Я решила начать с местного бара, поскольку, по моему мнению, пьяницы всегда хотят трахаться.

Добравшись до бара, я решила потусоваться на углу, подальше от входа. Я простояла там меньше минуты, как ко мне подошёл мужчина.

– Что делает здесь в полном одиночестве прекрасная молодая девушка? – Спросил мужчина.

– Я просто прогуливаюсь тут. А вы что-то ищете? – Спросила я в ответ.

– Похоже, уже нашёл. Сколько? – Спросил мужчина.

Когда он это сказал, по его тону я поняла, что он не из тех, кто может заплатить мне столько, сколько мне нужно. Оглянувшись вокруг, я заметила, что мужчины, выходящие из бара, мало чем отличаются от моего собеседника. Похоже, тут я не заработаю столько, сколько рассчитывала, поэтому я просто повернулась и пошла прочь.

Вставка

– Ты заносчивая сука! Ты сюда пришла работать или просто подразнить чужие члены? – Сердито крикнул мне вслед незнакомец.

Мое разочарование длилось недолго. Пока я шла по улице, около меня остановилась Феррари.

– Эй, милашка, ты классно выглядишь! Слушай, сегодня вечером мой лучший друг устраивает мальчишник, и я хочу, чтобы эта ночь была лучшей в его жизни. Я уже заказал несколько девушек, но, чёрт возьми, клянусь Аллахом, он сотрёт свой грёбаный член до основания, когда увидит тебя. Как насчёт того, чтобы составить ему компанию? – Спросил мужчина, подъехавший на Феррари.

«Вот оно! Это именно то, что я искала» – подумала я про себя.

– Сколько платишь и как долго будет длиться мальчишник? – Спросила я.

– Детка, это зависит от того, насколько сильно ты понравишься моему другу. Но я гарантирую тебе по крайней мере 5000 долларов, если ты переспишь с моим другом. По времени это займём около одного часа. Мы тусуемся уже всю ночь, и я просто вышел купить ещё пива. Что скажешь?

Я села в его машину и сказал:

– Меня зовут Алёна. А тебя как?

– Эй девочка! Не нужно имён. Чёрт, не могу дождаться, когда мой друг увидит тебя. Похоже ты тратишь немало сил, чтобы держать себя в форме?

– Спасибо, я стараюсь. – Ответила я.

Мы приехали в шикарный отель и поднялись в пентхаус. Как только мы вошли, я увидела группу мужчин и женщин, которые просто хорошо проводили время. Я быстро поняла, для кого устроена эта вечеринка. Я немедленно подошла к нему, взяла его за руку и повела в спальню. Он был безмолвен, что делало происходящее забавным.

– Эй, мальчик, у тебя когда-нибудь раньше были русские девочки? – Спросила я, расстёгивая его брюки и стягивая их вниз.

– Нет, не было. А такая красотка как ты, у меня вообще первый раз.

Я стянула с него трусы. Его член был уже возбуждён.

– Ты просто расслабься и позволь мне делать свою работу. – Сказала я.

Недолго думая, я опустила голову вперед, взяла его стоящий член в рот, и сразу же глубоко заглотила его. Мужчина стал извиваться и стонать от удовольствия.

– Чёрт возьми, девочка, ты точно знаешь, что делаешь. – Сказал мужчина.

– Сегодня я опустошу твои яйца. – Сказала я, продолжая сосать его член.

Примерно через минуту я схватила его за рубашку и уложил на спину на кровать. Когда я начала садиться на него, он сказал:

Вставка

– Подожди, у меня нет презерватива. А вдруг ты забеременеешь.

– Не волнуйся. Просто дай мне знать, когда будешь кончать. А сейчас, я хочу, чтобы ты почувствовал на своём члене мою тугую киску. – Ответила я.

Когда я оседлала его, я видела, что он наслаждался каждой секундой. Глядя на мужчину, извивающегося от удовольствия, я чувствовала себя такой сексуальной. Прошло меньше минуты, и, похоже, он уже был готов кончить, поэтому слезла с него и тут же принялась сосать его член.

– О чёрт! Я кончаю. – Сказал он.

Я снова глубоко заглотила его член, проглотила всю его сперму и высосала остатки его спермы так чисто, как только могла.

– Тебе это понравилось? – Спросила я.

– О, чёрт возьми, да! - Ответил он, когда мы обнялись на кровати.

Внезапно дверь спальни открывается, и в комнату врывается группа людей в форме и с оружием.

– Всем лечь на пол! Полиция! – Кричит парень в форме.

– Что это за хуйня? – Спрашиваю я.

– Сегодня мы проверяли этот район. Увидели тебя. Ты была похожа на проститутку, поэтому мы решили проследить за тобой. – Сказал полицейский.

– Я это не за деньги делаю! – Ответила я. – Так что я ещё не сделала ничего плохого.

– Мужчина в соседней комнате уже признался нам, что он подобрали тебя на улице и что ты согласилась обслужить его друга за деньги, а это проституция. Проституция тут незаконна. – Ответил полицейский.

Полицейские схватили меня, одели, сковали мне руки за спиной наручниками, выволокли из отеля и посадили в полицейскую машину. «Это чушь собачья» – подумала я про себя. – «Что, чёрт возьми! Что будет делать господин Грег, когда узнает об этом? Мы отправляемся неизвестно куда. Возможно, в полицейский участок».

– Итак, вас зовут Алёна Морозова. Давайте посмотрим, что ещё я смогу узнать о вас. – Говорит мне полицейский на переднем сиденье, роясь в моей сумочке. – Номер 417. Вы остановились в отеле «Гранд Миллениум»? Вы работаете одна? – Продолжает он.

Если я сдам господина Грега, он сделает всё возможное, чтобы разрушить мою жизнь. Может быть, даже убьёт! Я не знала, что отвечать.

– Нет. – Ответила я.

– Проверьте, кто зарегистрирован в номере 417 в отеле «Гранд Миллениум».

Вставка

«Блядь! они всё равно узнают» – Думала я – «Ну да какая, к чёрту, разница что теперь будет делать этот Грег? Я ведь даже не знаю, что теперь будет со мной».

Мы едем ещё около часа и останавливаемся у больших ворот с охраной. Это не было похоже на полицейский участок. Это было скорее похоже на хорошо охраняемую тюрьму!

– Куда, чёрт возьми, вы меня везёте? Это ваш полицейский участок? – Спрашиваю я.

– Заткнись. Не говори больше ничего. – Говорит главный на переднем сиденье.

Мы въезжаем в подземный гараж и останавливаемся. Полицейские выходят из машины, открывают дверь и выводят меня. Я решила молчать так, как мне было сказано. Я была в чужой стране с непонятными мне законами. Я знаю, какие законы действуют в России, имею некоторое представление о законах, действующих в Европейских странах, но я понятия не имею о здешних законах. Мы поднялись на лифте, потом прошли несколько коридоров, и наконец меня завели в комнату и усадили перед зеркалом. Прямо как в кино. Я сидела молча. Мои руки всё ещё были скованны наручниками за спиной.

– Что вы делали сегодня вечером? – Раздался из динамиков мужской голос.

– Могу я сначала поговорить с адвокатом? – Спросила я.

– Вы не в России. Отвечайте на мой вопрос. – Сказал голос из динамиков.

– Я не проститутка, если вы об этом спрашиваете. – Сказала я.

– Понятно. Значит по-хорошему ты разговаривать не хочешь. – Отвечает голос их динамиков.

После этого открывается дверь, входят двое мужчин, хватают меня, поднимают, завязывают мне глаза, и я чувствую, как на меня надевают ошейник.

– Какого чёрта вы делаете?! Вы не можешь этого делать! – Закричала я, пытаясь вырваться.

– Заткнись, сука! Не сопротивляйся! – Говорит один из мужчин, крепко хватая меня за горло.

Я испугалась и перестала с ними бороться. Надев мне на шею ошейник, они приковали его цепью к потолку и подняли достаточно высоко, чтобы я могла стоять только прямо. После этого мужчины выходят и закрывают за собой дверь. Это казалось неправильным, но я была в чужой стране и не знала, как тут правильно, а как неправильно.

Прошло около 15 минут, моя тёмная сторона снова начала проявляться. Я размышляла, почему, черт возьми, в такой ситуации я могла возбуждаться? Я ничего не могла с собой поделать. В короткой мини-юбке, с едва прикрытой задницей, с завязанными глазами, со скованными за спиной руками и ошейником, привязанным к потолку, я думала о сексе. Мне было неприятно это признавать, но я хотела, чтобы кто-нибудь вошёл и трахнул меня в этой позе. Но это была тюрьма, и какими бы тут отмороженными не были полицейские, вряд ли они на это решаться.

Вставка

Проходит ещё пять минут, дверь открывается, и я слышу, как кто-то медленно входит.

– Алёна. – Произнес женский голос. – Давайте кое-что проясним. Хотя мы и полиция, мы не то, что вы думаете. Я делаю так, чтобы такие шлюхи, как вы, не появлялись на наших улицах! – Продолжала женщина.

Я была удивлена, услышанным. Что значить полиция, но не то что я думаю? Что они собираются делать со мной?

Внезапно я чувствую, как её рука лезет мне под юбку и начинает тереть мои половые губы!

– Какого чёрта, Алёна?! Ты там вся мокрая! О чём ты вообще думаешь? – Спрашивает женщина.

Я смутилась и потеряла дар речи. Она застукала меня, когда я возбудилась от своих фантазий.

Хихикая, женщина продолжила:

– Я детектив Амина Кхан, и у меня есть достаточно времени, чтобы я могла получше узнать тебя.

Я набралась смелости заговорить и спросил:

– Что вы собираетесь со мной делать? Что вы имели в виду, когда сказали, что вы не совсем та полиция, про которую я думаю?

– Вы признаете, что вы проститутка? – Отвечает Амина вопросом на вопрос.

– Да, но клянусь, это была моя первая ночь. – Говорю я.

– Ну, это всё равно не оправдывает вас. – Отвечает Амина. – Итак, Грег – человек, на чьё имя зарегистрирован номер в отеле, в котором вы проживаете, сказал, что не был ранее с вами знаком. Он заявил, что вы обратились к нему за помощью, так как вас ограбили. Это правда? Или же он ваш сутенёр?

Я не могла рассказать правду о господине Греге. Он этого мне не простит.

– Да, это правда, он просто помог мне. – Ответила я.

– Алёна, не пытайся его выгораживать. Я обещаю тебе, что облегчу тебе жизнь, если ты признаешь, что он твой сутенер.

– Нет, он не мой сутенер. Он просто случайный человек, который может пострадать из-за моей ошибки.

Как бы мне ни хотелось сдать господина Грега, я не могла этого сделать.

Вставка

– Алёна, не пытайся обмануть меня. Мы проверили личность Грега и мы знаем, что он работорговец. Он продаёт девушек, таких как ты, в сексуальное рабство. К сожалению, я не смогла найти на вас никакого компромата. Но это не отменяет того факта, что сегодня ночью вас поймали на занятии проституцией.

– И что вы собираетесь со мной делать? – Спросила я.

– Грег всё равно сядет в тюрьму и останется там надолго. Мы связались с властями Нидерландов и договорились, что отбывать наказание Грега отправят туда. Но ты этим не утешайся. Поскольку ты не желаешь признать себя жертвой работорговца, тебя привлекут к ответственности за занятие проституцией и отбывать наказание ты будешь здесь. Депортировать в Россию мы тебя не можем. В случае депортации тебе удастся избежать наказания за совершённое здесь преступление. Тебе ведь, наверное, известно, что в России проституция не является преступлением.

С этими словами Амина пошла к выходу. Прежде чем закрыть дверь, она сказала:

– Я плохой полицейский, все полицейские здесь плохие! И власть здесь полностью принадлежит нам! Так что приготовься к худшему, глупая маленькая гребаная сучка!

«Чёрт!» – подумала я про себя. – «Что, чёрт возьми, это означает?»

Спустя несколько минут в комнату входят несколько человек, отстегивают цепочку от моего ошейника, снимают повязку с глаз и выводят меня из комнаты. Мы идём к лифту, поднимаемся на несколько этажей, меня приводят в большой зал, по периметру которого находятся несколько тюремных камер с решётчатыми дверями. Идя по залу, я вижу, в камерах девушек, связанных в разных позах. Меня помещают в одну из таких камер, снимают наручники и начинают грубо раздевать, но я не сопротивляюсь. Затем меня бросают на кровать лицом вверх, широко разводят мне руки и ноги и приковывают их наручниками к металлическим душкам кровати. После этого, тюремщики уходят. Судя по тому, в каких позах были связаны девушки в других камерах, я предположила, что эти позы предназначены для занятия сексом. Наверное, этих девушек насиловали. Вот и меня, наверное, изнасилуют.

Примерно через десять минут я слышу, как открывается входная дверь на этаж. Я слышу, как группа мужчин входит в зал, может быть, даже сотни мужчин! Я уже слышу, как девочки в соседних камерах кричат и плачут. А потом я вижу, как ко мне в камеру вдходит куча мужчин и все начинают выстраиваться в очередь!

– Вот дерьмо! Смотри, у нас тут Белоснежка! – Говорит один из мужчин.

Наверное, это и есть моё наказание за мое преступление. Меня собирались изнасиловать все эти мужчины, которые, судя по тому, как они одеты, сами являются заключенными. Первый мужчина не тратит времени даром, он сразу садится на меня сверху и засовывает свой член мне во влагалище и просто начинает трахать меня и одновременно сосать мои сиськи.

– Скажи, трахни меня сильнее, папочка! – Говорит мне насильник.

– Пошел ты! – Отвечаю я.

Мне нечего терять, он не прекратит трахать меня независимо от того, скажу я ему то что он хочет или нет.

Делай то, что я тебе говорю, сука! – Говорит мужчина, сильно ударив меня по лицу рукой.

Я не собираюсь удовлетворять этих грязных заключенных, поэтому просто лежу неподвижно и молча, пока мужчина продолжает трахать меня. Когда он приближается к оргазму, он вытаскивает из меня член и брызгает спермой мне на лицо.

Вставка

– Хорошо я тебя трахнул, сука! – Сказал он, слезая с меня.

На меня забирается следующий мужчина и начинает меня трахать. И снова я просто лежу, не сопротивляясь, потому что хочу, чтобы это поскорее закончилось. Интересно, что почти все мои предыдущие изнасилования были в некоторой степени приятными, но на этот раз всё было по-другому. Может быть, потому, что мне кажется есть вероятность, остаться здесь навсегда. Кто знает, как долго другие девушки находятся здесь.

С момента как меня начали насиловать, прошло около часа, моя грудь и лицо почти полностью покрыты спермой. Это было отвратительно. Мужчины, выстроившиеся ко мне в очередь, наконец-то закончились, но я всё ещё слышу, как девушек в соседних камерах продолжают насиловать. Тюремные охранники входят в мою камеру, снимают с меня наручники и выводят. Других девушек тоже выводят, и нас всех ведут в большую душевую. Нас обрызгивают мыльной пеной, а потом обливают водой из шланга, прямо как стадо животных. Я сгребаю остатки мыльной пены, и лихорадочно пытаюсь смыть с себя всю мерзкую сперму. Когда мы идём обратно к нашим камерам, я вижу Амину, идущую ко мне.

– Алёна Морозова, пойдем со мной. – Говорит Амина.

Я следую за Аминой. Мы проходим по главному коридору, затем входим в комнату для допросов с большим зеркалом, как и в прошлый раз. Двое тюремных надзирателей надевают мне на руки наручники. К наручникам одним концом прикрепляют цепь. Вторым концом цепь крепят к крюку на потолке и тянут цепь вверх, поднимая мне руки вверх. Снова дежавю.

– Пожалуйста, мне нужно отдохнуть. – Говорю я.

– Последний час ты и так лежала, тебе нужно немного размяться. – Отвечает Амина, хихикая.

«Какая же ты чёртова сука Амина» – думаю я.

Охранники раздвигают мне ноги, закрепляют на лодыжках перекладину и уходят. И вот я снова в том же положении, совсем как несколько дней назад. Мои руки, скованные наручниками и высоко подняты, ноги раздвинуты.

– Как долго вы собираетесь держать меня здесь? – Спрашиваю я.

– Алёна, ты ведь из России, верно? – Говорит Амина, игнорируя мой вопрос.

– Да, и что? – Спрашиваю я.

– Ты знаешь, кто такой Лексингтон Стил?1 – Продолжает Салли.

– Нет, кто это?

– Жаль, что ты с ним не знакома.

Амина встаёт передо мной и начинает раздеваться, и тут я вижу, что на ней надет страпон2 с гигантским фаллоимитатором! Он был просто огромный! Мои глаза начали расширяться. Амина снова стала хихикать.

Вставка

– Испугалась? Ха-ха, а это и есть Лексингтон Стил. Он десять дюймов длинной и диаметром два с половиной дюйма. Как думаешь, сможет он целиком в тебя поместиться? – Говорит Амина.

В меня уже вставляли несколько чертовски больших членов, но этот Лексингтон Стил выглядел чудовищно. Амина подошла ко мне сзади, взяла руками меня за бёдра, и начала тереть фаллоимитатором у меня в промежности, но во влагалище его пока не вставляла. Это начало меня заводить, но я понимала, что это будет больно и я не хотела испытывать это.

– Пожалуйста, я обещаю покинуть эту страну и никогда не возвращаться! Я всё поняла! – Сказала я.

– Алёна, я уверена, что ты говоришь мне правду, но ты всё равно должна понести наказание за преступление, которое совершила. – Ответила Амина.

Когда она это сказала, моё сердце упало в пятки, я поняла, что мне всё равно не удастся избежать изнасилования гигантским фаллоимитатором. Амина медленно ввела кончик фаллоимитатора мне во влагалище. Фаллоимитатор действительно был очень толстым. Изнасилование, несколькими мужчинами всего несколько минуту назад, не расслабило меня достаточно для этого. Амина продолжала толкаться фаллоимитатор, который действительно сильно растягивал моё влагалище.

– Пожалуйста остановитесь, мне больно! – Застонала я.

– Я знаю, что это больно. Если я сейчас тебя отпущу, ты сочтёшь нас мягкотелыми, поэтому я сделаю так, что ты никогда не забудешь о своём преступлении. – Ответила Амина.

Амина продолжала толкать фаллоимитатор глубже, я почувствовала, что он вошёл полностью. Амина держала фаллоимитатор неподвижно, и мяла мне грудь руками.

– О чёрт! Как больно! – Заорала я.

– Ничего, сейчас всё наладится. Разве ты не рада, что я не тороплюсь? Скажи мне спасибо, сука! – Сказала Амина.

– Спасибо. – Неохотно ответила я.

– О, посмотри на себя в зеркало. Твоё милое лицо исказилось от боли. Хотя, должна признать, ты всё равно выглядишь чертовски сексуально. – Сказала Амина.

Амина начала медленно двигать фаллоимитатором взад-вперёд. С каждым толчком моё лицо сильнее искажалось от боли. Я видела в зеркале лицо Амины. Она, видя мои мучения улыбалась, словно мои страдания доставляют ей удовольствие. Затем она начала толкать фаллоимитатор быстрее и сильнее, и боль стала совсем невыносимой!

– О чёрт! Пожалуйста, прекрати! Это больно, о чёрт! Я не могу этого вынести! – Закричал я.

К моему удивлению, она вытащила из меня фаллоимитатор! Я была так рада. И как раз в тот момент, когда я подумал, что она проявляет ко мне милосердие, она подошла к своей сумке и вытащила мешочек с кляпом в виде шарика.

– Подождите, нет, пожалуйста, не надо! – Взмолилась я.

Вставка

– Ты не можешь молчать. Я плохо переношу нытиков. – Ответила Амина.

Она засунула мне в рот кляп и крепко застегнула его ремешки на затылке. Затем она снова подошла к своей сумке и вытащила какой-то металлический крюк с веревкой. Размер крючка был таким, будто он был сделан специально, чтобы поместить его в задницу, и именно Амина и сделала. Она просунула крючок мне задницу и потянула его вверх, затем привязала веревку к крюку на потолке, затем схватила меня за волосы и привязала другой конец веревки к моим волосам, заставляя крюк глубоко вонзиться в мою задницу. Теперь я была связана так, что моя спина выгнулась дугой, а задница была поднята высоко вверх, мои ноги был разведены в стороны перекладиной на лодыжках, открывая доступ к влагалищу. Я чувствовала себя такой униженной и уязвимой.

Затем, Амина не колеблясь, засунула свой фаллоимитатор глубоко мне во влагалище. Я заорала так громко, как только могла, но сквозь кляп можно было услышать только моё мычание.

Амина трахала меня жестко и быстро, вставляя фаллоимитатор до самой шейки матки и хлопая ремнями страпона мне по пизде, С каждым толчком, крюк ещё больнее впивался в мою задницу.

– Эй Алёна, разве это не здорово? Ты ведь хотела, чтобы тебя трахали и платили тебе за это, верно? Что ж, вот тебя и трахают, а платой за это тебе будет урок, который ты никогда не забудешь, маленькая никчемная русская шлюха!

Я расплакалась, но Амину это нисколько не останавливало. Она улыбалась и ей было приятно видеть, как я страдаю.

– Как ты думаешь, сколько ты ещё протянешь? Я ведь не мужчина и фаллоимитатор никогда не повянет. Я делала это много раз, я никогда не уставала, сука! Я могу продержаться всю ночь! – Крикнула Амина.

Я была так обескуражена, когда услышала это. Моя задница болела, моё влагалище разрывалось, мои руки устали от напряжения, моя челюсть болела от кляпа, но я ничего не могла сделать, кроме как смотреть в зеркало на то как меня насилует, извращенка женщина-полицейский.

Проходят долгие 30 минут, и на удивление Амина действительно ни на йоту не замедляется, а продолжает с той же силой трахать меня. Моё тело настолько измученно, что я начинаю терять сознание. Амина то замедляется, то прекращает толчки. Я всё ещё в сознании и надеюсь, что она пожалеет меня, когда увидит, что я действительно больше не могу терпеть.

Амина вытаскивает фаллоимитатор, а затем отвязывает веревку от моих волос и вынимает металлический крючок из моей задницы. Она вытаскивает у меня изо рта кляп и спрашивает:

– Ну что, тебе достаточно?

– Да – Отвечаю я.

– Я так не думаю. – Говорит Амина, прикладывая кончик фаллоимитатор к входу в мою задницу.

– О боже, пожалуйста, не делайте этого! – Взмолилась я.

– Но я должна это сделать! И вообще, мне надоело слушать, как ты ноешь и молишь о пощаде. Я хочу слышать, как ты просишь больше и благодаришь меня. Если я услышу что-нибудь другое или ты перестанешь говорить то, что я хочу, ты пожалеешь об этом.

Вставка

Амина начала засовывать этот огромный фаллоимитатор мне в задницу. Боль была невыносимой, но я была вынуждена терпеть это. Мои глаза тут же начали слезиться. Мне казалось, что моя задница разрывается на части.

– Нет, подождите! Чёрт! – Закричала я.

Амина вцепилась руками в мои соски и начала болезненно крутить их.

– Я не хочу слышать, как ты ноешь! А теперь скажи что-нибудь другое, пока я не оторвала тебе сиськи! – Сказала Амина.

– О-о-о, спасибо! Пожалуйста, трахните меня! – Сказала я, не имея выбора.

– Вот так-то лучше. – Ответила Амина.

Моё тело тряслось от боли. В некоторые моменты я желала просто умереть, но разум говорил мне, что я должна жить и поэтому надо терпеть это. Поэтому, прежде чем Амина снова решит наказать меня, я сказала:

– Пожалуйста, трахни меня ещё сильнее!

Я смотрела в зеркало, на моём лице было столько боли. Было унизительно видеть, как я говорю эти слова со слезами, текущими по щекам.

– Правильно Алёна. Веди себя как шлюха, поскольку ты ей и являешься. – Сказала Амина.

Из-за боли сознание начало покидать меня. С каждой минутой я всё больше надеялась, что потеряю сознание, чтобы не чувствовать ничего. После ещё десяти минут изнасилования меня в задницу и унизительных просьб трахать меня сильнее Амина наконец останавливается.

– О, посмотрите на эту задницу, в ней такая огромная дыра! Но теперь пришло время для грандиозного финала. – Говорит Амина, снова подходя к своей сумке и вытаскивая черную дубинку. – Она 13 дюймов в длину. Знаешь, что я собираюсь с ней сделать? – Продолжила она.

Я не ответила, потому что каждый раз, когда я говорю то, что думаю, всё оборачивается гораздо хуже, чем могло быть. Не дожидаясь больше моего ответа, Амина улыбается, наклоняется и делает именно то, что я и предполагала. Она засовывает дубинку на всё 13 дюймов глубоко мне во влагалище!

– О-о-о, Блядь! Блядь! Блядь! – Завопила я так громко, как только могла. Такой боли я раньше в никогда в жизни не испытывала. Я предположила, что без внутренних повреждений теперь точно не обойдётся.

Амина вытащила дубинку, снова изо всех сил вонзила её ещё глубже. На этот раз, когда боль пронзила меня снова, я не смогла даже закричать. Я просто стояла с широко открытым ртом, и из-за боли не могла произнести ни слова.

Амина снова вытащила дубинку и засунула её в третий раз и теперь просто держала её полностью вставленной около минуты. Затем моё тело начало неудержимо трястись, словно в эпилептическом припадке, но я полностью осознавала происходящее вокруг и чувствовала боль.

Вставка

Амина наконец вытащила дубинку, я посмотрела вниз и увидела кровь на полу. Она сняла с у меня с ног распорку и расстегнула наручники. Я упала на пол. Амина вышла из комнаты, а я осталась лежать на полу, Тяжело дыша, я вцепилась руками в свою промежность, чтобы хоть как-то уменьшить боль. Через несколько минут я потеряла сознание.

Очнувшись, я поняла, что нахожусь в своей постели в отеле «Гранд Миллениум». Мне хотелось, чтобы то, что со мной произошло оказалось плохим сном, но я знала, что это не так. Всё моё тело болело, моя задница чувствовала себя так, будто побывала к аду, а моё влагалище глубоко внутри пульсировало болью. Когда я встала и пошла за стаканом воды, на столе увидела конверт. В конверте лежали компакт-диск и визитная карточка. На карточке было написано «Мечты сбываются», и был указан номер телефона. я была потрясена.

Я быстро схватила телефон и набрала номер.

– Пожалуйста, возьми трубку, пожалуйста, возьми трубку. – Шептала я себе.

– Алёна, я рад, что ты позвонила. – Ответил знакомый голос.

Я узнал его, это был Лексингтон, но я не знала, что сказать.

– Ты меня слышишь? – Спросил Лексингтон.

– Да. – Ответила я, не зная, что ещё говорить.

– Послушай меня, прежде чем что-нибудь говорить. То, что ты пережила за последние несколько недель – это приключение, специально разработанное для тебя. Если тебе не понравилось, и ты злишься, ты можешь просто повесить трубку. Если ты хочешь, дослушать, тогда слушай. – Сказал Лексингтон.

– Чёрт возьми! Неужели ты думаешь, что я поверю во всю эту чушь?! – Крикнула я. – Вчера вечером меня отвезли в тюрьму, где меня трахала куча заключённых! Как это может быть частью плана? Ты опять пытаешься меня обмануть? – Продолжала я.

– Всё, через что ты прошла, было довольно достоверно, не так ли? – Спросил Лексингтон.

Я не знала, что ещё сказать. Я чувствовала себя такой растерянной.

– Моя компания имеет обширные связи. У нас есть соглашение с тюрьмой. Заключенные платят деньги, чтобы удовлетворять свои сексуальные потребности. Тюрьма и наша компания делят прибыль пополам.

– А как насчет всех тех девушек, которых я видела в тюрьме, и которых тоже насиловали? – Спросила я.

– Они все наши клиентки.

– Их всех освободили, как и меня?

Вставка

– Пока не всех, но обязательно освободят. Причина, по которой мы отпустили тебя раньше, в том, что мы предполагали, что твои родители снова могут обратиться в полицию из-за того, что ты долго не звонила им. У нас уже были проблемы из-за того, что они не смогли дозвониться до тебя. Ты сказала, что будешь звонить им каждую неделю, и мы решили, что, если ты не позвонишь им вовремя, у тебя возникнут проблемы, поэтому мы решили остановиться. - Ответил Лексингтон.

– То, что ты сделал со мной, вышло за рамки, того, что я хотела.

– А ты вспомни. Мы давали тебе несколько возможностей выйти из игры, но ты не воспользовалась ими. Кроме того, если ты сама позволяешь себя насиловать, разве это может считаться изнасилованием? Это не достоверно, так ведь? Послушай, Алёна, ты заработала нам приличную сумму денег, так что я благодарю тебя за это. Надеюсь, ты довольна своим приключением. Ну и в качестве бонуса, наша компания дарит тебе компакт-диск, что бы ты не забывала о своих приключениях. Компакт-диск находится в конверте на столе в твоём номере.

– На диске именно то, что я думаю? – Спросила я.

– Да, всё, через что ты прошла, записано на видео и находится на компакт-диске. У меня остался только один вопрос. Ты удовлетворена?

– Да! – Сказала я глядя на диск, с широкой улыбкой на лице.

– Ещё раз благодарю за то, что воспользовалась услугами нашей компании. – Сказал Лексингтон, и повесил трубку.

Я была так довольна жизнью. Какое замечательное приключение мне пришлось пережить! Я смогла почувствовать, что значит настоящее изнасилование, и теперь у меня есть это всё на видео.

Какая у меня прекрасная жизнь!

Конец.

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6

Эта глава является заключительной в рассказе «Мечты об изнасиловании», но приключения Алёны Морозовой на этом не закончились. О последующих приключения Алёны вы можете прочитать в рассказе «Добро пожаловать в загробную жизнь»

Примечание: 1. Лексингтон Стил настоящее имя – Клифтон Тодд Бритт – американский порноактёр, режиссёр и владелец двух кинокомпаний.

2. Страпон – фаллоимитатор, состоящий из трусиков-ремешков и насадки в виде фаллоса.

18. May 2021

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после модерации. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.