Часть 1, Часть 2, Часть 3

Школьница идёт к врачу.

Часть 2

Когда я вышла из смотровой и прошла через приемную, я поняла, что медсестра не вынула анальную пробку из моей задницы. При ходьбе, наличие постороннего предмета в заднице, возбуждало меня всю дорогу, пока я шла до общежития Святой Агаты. Не желая, чтобы моя соседка по комнате знала, про пробку, я оставила пробку в заднице, пока не легла спать. Перед сном я пошла в ванную и только там вытащила её. Когда я вытащила пробку, я почувствовала облегание, однако теперь я с нетерпением ждала следующего раза, когда смогу использовать пробку.

Я вернулась в свою комнату, переоделась в узкие трусы по типу шорт и белую майку, которая была практически прозрачная, и забралась в постель. Я долго лежала, пока не убедилась, что моя соседка по комнате спит, потом начала водить пальцами по своему телу, пощипывая соски и теребя клитор, думая о событиях прошедшего дня. В какой-то момент я, должно быть, застонала, потому что вдруг услышал свое имя.

– Что ты делаешь, Элиза?

Черт, моя любопытная соседка по комнате проснулась.

– Ничего, – ответила я и повернулся лицом к стене. Через несколько секунд я почувствовала, как она похлопала меня по плечу. Я повернулась к ней лицом и увидела, что она стоит на коленях рядом с моей кроватью одетая только в свои обычные тонкие хлопчатобумажные трусики, без лифчика. Её соски были направлены прямо на меня, и я мгновенно подумал о сестре Анжеле и почувствовал, как влага растекается по моей промежности.

– Я могу помочь с этим, – сказала Мари, глядя на мою руку между ног.

– Что ты имеешь в виду? – Спросила я.

Пока я говорила это, она подняла фиолетовый изогнутый вибратор с белой ручкой. Улыбнувшись, она включила вибратор.

– Просто лежи спокойно, – сказала она и свободной рукой откинула одеяло. Она начала тереть вибратором по моим соскам через майку, всё время глядя на меня, как будто я была вкусной закуской.

– Я думала о тебе с того самого дня, как мы стали жить вместе, – сказала она, начиная двигать вибратором вниз по моему телу. Одной рукой она приподняла резинку моих трусиков, просунула вибратор мне между ног, затем стала протискивать его мне между половыми губами. Я почувствовала мгновенное возбуждение и закричал: «О-о-о!»

Мари быстро приложила руку, не держащую вибратор, к моему рту, чтобы заставить меня замолчать. Затем она начала тереть вибратором мой клитор двигая им взад-вперед, смачивая его моими соками. Периодически она проникала вибратором в меня, и я громко стонала в экстазе, но затем она снова сосредотачивалась на моем клиторе. Я чувствовала, как нарастает оргазм внутри меня, пока Мари продолжала стимулировать меня. Наконец, я громко закричала в её ладонь, кончая почти так же сильно, как в тот день, когда я была в кабинете врача.

К сожалению, руки Мари было недостаточно, чтобы заставить меня замолчать, потому что внезапно дверь в нашу комнату открылась, в дверях стояла медсестра нашего общежития, одетая в халат.

– Я всегда подозревал вас обоих в ненадлежащем поведении, и теперь у меня есть доказательства. Сегодня поспите немного, потому что завтра я всё расскажу директрисе.

– Она ухмыльнулась, как кошка, съевшая канарейку, и вышла из комнаты.

Я была в ужасе, но Мари, похоже была довольна таким развитием событий. Она быстро поцеловала меня между ног и снова забралась в постель.

На следующее утро я, как обычно, встала, приняла душ и переоделась в школьную форму. Мне было немного неловко за вчерашний вечер, поэтому я все время стояла спиной к Мари. После завтрака, который я почти не ела, хозяйка общежития, Мисс Ричардсон, проводила нас в кабинет директрисы. Она оставила нас в приемной. В приёмной директрисы находилась секретарша, которая смотрела на нас с неодобрением.

– У директора сейчас отец Томпкинс, она сейчас освободится, – сказала секретарша с едва скрываемым презрением.

В этот момент её селектор коротко пискнул, и мы услышали: «Пожалуйста, пришлите девочек, мисс Смит». Мисс Смит ничего не говоря, посмотрела на нас. Мы, не задавая ей лишних вопросов, встали и вошли в кабинет директрисы.

В кабинете директрисы было очень темно, напротив двери стоял большой дубовый стол. Она сидела за ним в монашеском одеянии, сложив пальцы перед лицом. Для директрисы женской католической школы, сестра Женевьева была очень молода, вероятно, ей было лет тридцать. На ней было облегающее черное платье, а не балахон, как у монахинь. У неё были огромные груди, от которых трудно было оторвать взгляд, когда она говорила с тобой.

Отец Томпкинс сидел на единственном стуле в комнате, лицом к директрисе, спиной к нам. Я видела его раньше в школе. Он тоже был молод, с темно-каштановыми волосами и голубыми глазами. Многие девушки были влюблены в него.

– Итак, девочки, – начала директриса, – Мисс Ричардсон сказала, что застала вас обоих в самом разгаре мерзкой оргии. Это правда?

– Вообще-то не в разгаре, Элиза к тому времени уже кончила, – сказала Мари, к моему крайнему изумлению. Я посмотрел на неё, на её лице появилась легкая ухмылка.

– Довольно дерзости с вашей стороны, юная леди, – сказала директриса. -Должна признаться, я думала о вас лучше, Мисс Авера, но после доклада, доктора Симмонса, я больше не удивляюсь, что вы стали вести себя так грязно.

О боже, доктор Симмонс рассказал ей о выписанном мне рецепте? Я почувствовала, как всё моё лицо покраснело, и мне захотелось умереть от стыда.

– Я попросила отца Томпкинса остаться, – продолжала директриса, – из-за тяжести этих преступлений. Я хочу быть уверена, что мы правильно поступаем. Итак, кто хотел бы получить свое наказание первым?

От волнения рука Мари чуть не взлетела к потолку.

– Очень хорошо, Мисс Дюкейн, подойдите к столу с этой стороны и наклонитесь.

Мэри обошла стол и повернулась лицом ко мне и отцу Томпкинсу, все время улыбаясь. Когда она наклонилась над столом, я могла видеть её сиськи через отверстие в верхней части блузки. Лифчика на ней явно не было.

Заглянув под юбку Мари, сестра Женевьева сказала: «Я вижу, ты приготовилась к наказанию, придя сюда без трусов. Очень хорошо, Мисс Дюкейн. Я собираюсь провести быстрый гигиенический осмотр, прежде чем мы накажем вас. С этими словами она положила правую руку между ног Мари и начала ласкать её, проверяя, чисто ли она побрилась. Я была очень хорошо знакома с этими проверками. Они были необходимы для нашего здоровья и благополучия, но было очень трудно не возбудиться от них. Похоже, сейчас Мари чувствовала себя замечательно.

– Очень мило, Мисс Дюкейн, ни следа волос, и ваша вагина смазана соответствующим образом, – сказала директриса. – Тогда притупим к наказанию. Она открыла ящик слева от себя и вытащила хлыст для верховой езды, очень похожий на тот, что доктор Симмонс использовал на мне накануне. Я немного возбудилась, глядя на него, что показалось мне странным.

На моих глазах директриса подняла хлыст левой рукой и с силой опустила его на задницу Мари. Мари вздрогнула, а затем застонала, поднимая свою задницу выше. Директриса продолжила хлестать Мари по заднице, ударив её ещё 14 раз, стараясь распределить удары по всей заднице равномерно.

Внезапно директриса подняла на меня глаза.

– Мисс Авера, я полагаю, что отцу Томпкинсу нужна небольшая помощь. Не могли бы вы помочь ему?

Я почти забыла, что отец Томпкинс был в комнате, потому что была так поглощена наблюдением за тем, как порют Мари. Честно говоря, мне её было невероятно жарко. Я взглянул на священника и увидела, что он, сидя в кресле, смотрит на меня и протягивает мне руку. Я подала ему свою руку, он потянул меня за руку и поставил перед собой. Я посмотрел вниз и увидела, что он расстегнул молнию на брюках и вытащил свой огромный возбуждённый член, который он ласкал другой рукой. Господи, я была вся мокрая.

Отец Томпкинс опустил меня на колени, я склонилась над его твердым членом. Священник прижал свой член к моим губам. Я открыла рот и взяла его член так глубоко, как только могла. Он действительно был довольно большой. Я пробовала глубокий минет раньше, но это было не для меня, поэтому я попыталась компенсировать это принявшись с энтузиазмом сосать член. Обслюнявив член, я обхватила его руками и начала двигать по нему губами вверх и вниз, заглатывая его примерно на одну треть от того, как я могла заглотить. Отец Томпкинс откинулся на спинку стула и наблюдал за моей работой.

– Вы, девочки Святой Агаты, готовы получить член любым доступным вам способом, не так ли? – спросил он, запинаясь. – Хотя, судя по всему, киски ты тоже любишь.

Я продолжала работать над хуем отца Томпкинса, слушая, как позади меня директриса лупит Мари. Судя по звуку, удары становились все тише и Мари была близка к тому, чтобы кончить. В этот момент отец Томпкинс вытащил свой член у меня изо рта и сел.

– Я думаю, что возьму ваше наказание в свои руки, Мисс Авера, – сказал он, вставая и поворачивая меня лицом к Мари и директрисе. К этому моменту Мари уже встала из-за стола и выглядела невероятно расстроенной. Должно быть, она ещё не кончила.

Пока я смотрел, директриса протянула руку к спине Мари и начала расстегивать её блузку. Когда рубашка Мари упала на пол, я почувствовала, что при виде её упругих сисек по моей спине забегали мурашки. Директриса протянула руку к Мари и начала играть с её сосками.

– Вам это нравится, Мисс Дюкейн? Вы, развратные девицы, заводитесь от малейшей мелочи. Мисс Авера, пожалуйста, снимите блузку. – сказал отец Томпкинс, глядя на меня снизу-вверх.

Я сделала, как мне было сказано, в отличие от Мари на мне был лифчик. Я почувствовал, как отец Томпкинс расстегнул лифчик, и он упал с моих рук на пол. Мои соски были твердыми, как крошечные камешки, и мне очень хотелось, чтобы кто-нибудь прикоснулся к ним. Отец Томпкинс стал руками мять мои груди, сильно щипая за соски. Я была так возбуждена, что не могла нормально соображать.

– А теперь Мисс Авера, продемонстрируйте то, что привело вас сюда сегодня, – сказала директриса. Сказав это, она подвела Мари к столу и заставила её лечь спиной на стол, и развести ноги в стороны.

– Наклонитесь и доведите Мисс Дюкейн до оргазма, Мисс Авера.

Я посмотрела на Мари, которая выглядела так, словно только что выиграла приз. В этот момент отец Томпкинс подошел сзади и нагнул меня над столом. Моё лицо оказалось прямо перед мокрой пиздой Мари. Я раньше никогда не была с женщиной, а теперь меня заставляли лизать пизду второй раз за последние два дня. Это было уже слишком.

Мари подалась вперед, и упёрлась пиздой мне в лицо. Я просунула язык между её складок, нашла клитор и начал лизать. Мари застонала, и тут я почувствовала шлепок по заднице. Это отец Томпкинс шлепнул меня.

– Вы! Такая! Плохая! Девочка! – произнес отец Томпкинс, ударяя меня при этом после каждого слова по заднице. Каждый шлепок по моей заднице загонял мой язык глубже в мокрую пизду Мари, и она издавала резкий стон с каждым толчком. Отец Томпкинс отступил на секунду, и я почувствовала, как он стянул с меня трусы до бедер, затем он снова начал шлепать меня, определенно сосредоточившись на моей киске. Я чувствовала, что с каждым шлепком становлюсь всё влажнее и влажнее. Я продолжала тереть языком по клитору Мари. И я чувствовала, что она наслаждалась этим безмерно.

Внезапно я снова почувствовала знакомую каплю смазки в своей заднице. Откуда это взялось? Потом что-то скользнуло в мою задницу. Я думаю, что это был палец отца Томпкинса, но я не видела, что происходит, поэтому не могу быть уверена. Что бы это ни было, оно медленно входило и выходило, а потом я почувствовала, как ещё один палец скользнул в мою киску и, возможно, большой палец начал теребить мой клитор. Я начала раскачивать бедрами взад и вперед в такт движениям того, что играло со мной там, сзади. Все это время мой язык был занят клитором Мари. Наконец, спустя долгое время, Мари кончила с громким стоном.

Мари слезла со стола, а я продолжала стоять перед столом раком, потому что отец Томпкинс продолжал играть с моей писькой и анусом.

Следующее, что я помню, это как директриса поднимается передо мной на стол и поднимает юбку. Она ткнула свою безволосую мокрую пизду мне в лицо, и я снова принялась за работу. Я подняла глаза и увидела, что она целуется с Мари, а Мари просовывает руки ей под блузку.

Я чувствовала, что становлюсь все ближе и ближе к оргазму, но каждый раз, когда я думала, что это произойдет сейчас, отец Томпкинс убирал большой палец с моего клитора и ждал несколько секунд. Это была чистая агония. Через несколько долгих минут директриса тоже громко кончила и слезла со стола. Отец Томпкинс всё ещё ласкал меня сзади, но вдруг его рука отдернулась, и отец Томпкинс поднял меня.

– Твоя очередь, шлюха, – сказал он, снова усаживаясь на стул и направляя свой член вверх. Я всё ещё стояла к нему спиной, он притянул меня к себе на колени. Его член скользнул в мою мокрую киску почти без сопротивления, и я застонала, когда почувствовала, как он входит в меня. Он заставил меня подпрыгивать вверх и вниз на его твердом члене, в то время как его руки держали мои сиськи. Я скользила вверх и вниз по нему, наслаждаясь ощущением его твердого члена внутри меня. Возможно, я была шлюхой? Но разве это имеет значение сейчас?

Пока я трудилась над отцом Томпкинсом, Мари подошла и опустилась передо мной на колени. Я притормозила с подпрыгиванием и начала тереться об отца Томпкинса, а Мари наклонилась вперед и начала лизать мои сиськи. Отец Томпкинс начал играть с моим клитором. Я была ошеломлена происходящим. Мари и отец Томпкинс поменялись местами на мне, его руки вернулись к моим сиськам, а Мари спустилась к моему клитору.

Мари начала энергично лизать мой клитор, пока отец Томпкинс щипал мои соски, а я двигалась вверх и вниз на его члене. Я больше не могла этого выносить. Я чувствовала, что оргазм приближается. И наконец я с громким криком кончила, чувствуя при этом, как отец Томпкинс вонзил свой член в меня и застонал. Я почувствовала, как волны оргазма захлестнули меня, а Мари всё продолжала лизать меня. Я прислонилась спиной к отцу Томпкинсу. Именно тогда я заметила, что директриса снимает нас на телефон.

Должно быть, она заметила смущение на моем лице, потому что положила телефон.

– Это для вашего школьного досье. Нам нужны документальные сведения о ваших отклонениях, чтобы мы знали, что вы за ученицы.

Честно говоря, в тот момент мне было все равно, я так устала от оргии.

Отец Томпкинс поднял меня на ноги и развернул лицом к себе.

– Очисти меня, – сказал он с усмешкой и опустил мою голову к своему члену. Я наклонилась и начал лизать всё вокруг, наслаждаясь вкусом моей собственной киски, смешанной со спермой. Все это время я чувствовала, как его сперма стекает по моим ногам. Наконец он оторвал меня от себя. Я выпрямилась и натянула трусы. Мы с Мари оделись и стали ждать дальнейших указаний от директрисы.

– Девочки, вы свободны, – сказала директриса, когда мы оделись. – Увидимся через две недели. Ваши отклонения будут скоро излечены. Но придётся вас ещё немного наказать.

Когда мы выходили из кабинета, секретарша подняла глаза с тем же выражением, что и всегда.

– До скорой встречи, девочки, – сказала она, когда мы уходили.

Часть 1, Часть 2, Часть 3

4. November 2020

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, бессмысленные комментарии, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.