Моральное подавление школьницы

Эми Прайс дрожала, скорее от волнения, чем от холода. Было уже 4 часа, и она собиралась уходить из школы, впереди был выходной день. Пора идти домой, отдохнуть, пообщаться с друзьями. Но когда она в одиночестве шла по коридору, на её плечо опустилась тяжелая, давящая рука.

– Мисс Прайс, это грим? – Голос был суровым, нервирующим, властным. Он принадлежал директору школы, внушительному человеку. Эми предполагала, что ему под сорок, но точно сказать было трудно. Его седые волосы резко контрастировали с молодым, атлетически сложенным телом.

– Ну и что? – Спросил она.

Мысленно Эми хотела сказать ему, чтобы он отвалил, что это чушь собачья, что восемнадцатилетняя девушка не может краситься в школе. Но она чувствовала себя ничтожной. Съежилась под нависшей над ней его шестифутовой фигуры. Ей удалось лишь выдавить из себя крохотное виноватое: «Да, сэр».

– Пойдем со мной, Эми, – Сказал директор.

Её повели по коридору, и гнетущее присутствие директора гнало её по пустынным коридорам, она приближалась к его кабинету. Директор с легкостью открыл тяжелую дубовую дверь, и Эми вошла. Кабинет был в некотором роде викторианским, с массивным деревянным письменным столом. В кабинете был полумрак, осеннее послеполуденное солнце почти не освещало кабинет, но она была благодарна маленькой милости электрического обогревателя, согревавшего её, когда она стояла в центре кабинета. Она судорожно сглотнула.

– Мисс Прайс, вам известно, насколько непозволительно нарушать правила в нашей школе?

«Правила? Да это просто гребаный грим!» Он, наверное, просто ненавидит её!

– Да, сэр.

– Ты знаешь, какое наказание полагается за макияж в школе?

«Предупреждение, наверное? Все девушки носят макияж в школе. Однако, думаю неразумно говорить ему это. Может истолковать как сарказм. Он не любит сарказма».

– Нет, сэр.

Директор небрежно закрыл замок на входной двери. Затем он посмотрел ей прямо в глаза. Она могла бы поклясться, что в его темных глазах мелькнул жестокий блеск, когда он сказал: «Самое суровое – порка тростью».

Эми снова сглотнула. Ее никогда раньше не били палкой. Она вообще редко попадала в неприятности.

– Не-е-е... – сколько раз, сэр? – Эми справилась.

Она увидела, как садистская усмешка расплылась по лицу директора.

– До тех пор, пока я, не сочту наказание достаточны».

– Но... – Она запнулась.

– Наклонись, Эми. – Его тон был властным, результат многих лет командования его преданными подчиненными, хотя Эми могла теперь поклясться, что они скорее боятся, чем преданы. Почти в оцепенении она склонилась над столом. Что-то коснулось её голеней спереди.

– Поскольку это ваш первый раз, будут приняты меры, чтобы обеспечить надлежащее исполнение наказания.

С этими словами директор опустился на колени рядом с ногами Эми. Она почувствовала, как кожаные ремни затягиваются вокруг её икр, теперь она не могла пошевелить ногами, даже если бы ей очень захотелось.

– Не сопротивляйся, от этого будет только хуже.

Третий ремень был закреплен вокруг её талии, прижав её к столу. Затем она почувствовала, как её юбка задралась, открывая миру белые трусики. «Пожалуйста, сделай так, чтобы он оставил меня в трусах», – подумала она, наполовину молясь. Удача сегодня от неё отвернулась, Эми почувствовала, как директор медленно стягивает с неё трусы вниз. Она смущенно опустила голову, её ярко-красные щеки отражались в полированном столе.

Эми почувствовала несильный удар по заднице. Возможно, подготовительный, прицельный удар. Вот-вот она получит свою первую порку. Она резко вдохнула, её глаза расширились от страха.

А потом это случилось. Один мощный удар. Её глаза закрылись сами собой, и она сильно прикусила губу. Трость отодвинулась, оставив след на заднице. Жгучая боль вспыхнула по всей длине слета от трости, жаля, словно крошечные языки пламени облизывали задницу вдоль удара.

Второй удар был нанесен с таким же оглушительным треском. Ее предплечья напряглись, ногти впились в ладони. От удара у неё перехватило дыхание. За ним быстро последовал третий удар, принося ещё больше боли. Затем последовали четвертый и пятый, ещё быстрее. Она была уверена, что они тоже становятся всё тяжелее. Шестой удар заставил слезы вырваться наружу, размазав ее подводку, оставляя черные следы, бегущие по лицу. Она не плакала вслух. Ещё нет. Её губа была в крови там, где она её прикусила.

– Это шесть, Эми.

Ей хотелось бы знать, сколько их ещё будет. Она не думала, что сможет выдержать много. Она снова сжала кулаки, мысленно готовясь к следующему удару. Но ничего не последовало. Наверно кончено? Она едва осмеливалась в это поверить. Теперь перед ней стоял директор школы. Он отложил в сторону легкую деревянную трость, которой только что порол её. Эми вздохнула с облегчением. А директор взял более тяжелую и темную трость. Жестокая на вид штука!

– Я не думаю, что наказание дойдет до тебя прямо сейчас, так что теперь возьму трость потолще.

– Эми просто смотрела на него, онемев от страха.

– Вы слышите, мисс Прайс?

– Д-да, сэр, – Пробормотала Эми.

И тут последовал следующий удар. Он пронзил её кожу. Эми вскрикнула от боли, слезы текли рекой. Затем последовал следующий удар, и она начала рыдать уже не сдерживаясь, когда удар за ударом обрушивались на неё, каждый из которых прерывался её мучительным криком. Она потеряла счет, сколько их было, но боль была невыносимой. Ещё один приземлился со страшным треском, и ее спина неохотно выгнулась, напрягаясь в оковах.

– П... Пожалуйста, сэр. Я больше не могу, – захныкала Эми. Она чувствовала себя жалкой. Директор повернулся к ней лицом. В её теперешнем положении её глаза были на уровне его паха. И она увидела, что огромный член выпирает под брюками у директора. У него явно была эрекция. Ему это нравилось?

– О, дорогая Эми, боюсь, это только половина наказания.

– Я... Я больше не могу, сэр. Пожалуйста, я сделаю все, что угодно.

– Что угодно?

Голос у неё был слабый, тихий. Казалось, слова вырвались наружу против её воли.

– Я могу отсосать у вас, сэр. – Она сама не верила, что только что сказала это. Она никогда в жизни не делала минет, да и не особенно хотела. Тем более директору.

Он потянулся к выдвижному ящику стола и вытащил какое-то странное приспособление.

– Открой рот, Эми.

Она сделала это, отчаянно пытаясь избежать ещё большей боли. Приспособление было надето на неё силой. Это была странная вещь, что-то вроде упряжи. Она обнаружила, что не может закрыть рот, но в нем была большая дыра, через которую она могла дышать и просунуть язык, если бы захотела. Она нервно ощупала его. Оно казалась довольно большим, неудобно растягивало рот. Директор улыбнулся. Его улыбка была ужасна. Такую улыбку можно было бы ожидать от средневекового палача перед тем, как он достанет какое-нибудь древнее, орудие для пыток. Директор вытащил из брюк свой огромный член. Он схватил Эми за голову обеими руками и без лишних слов засунул свой член ей в рот. Она дергалась и задыхалась от грубого проникновения члена в горло, отчаянно пытаясь отодвинуть голову от его члена, но не могла, так как все ещё была связана. Директор крепко держал ее за голову, просовывая член ей в рот. Эми не могла дышать. Это было Ужасно. У нее закружилась голова от нехватки кислорода, так как член в горле не позволял ей нормально дышать. Внезапно директор вынул член был вынут. Эми вдохнула в себя воздух, немного придя в себя после пережитого испытания.

– Боже мой, мисс Прайс, похоже, вы не очень опытны. Он посмотрел на неё сверху вниз с выражением притворного разочарования на лице. Эми ничего не ответила, Её глаза были устремлены вниз, а грудь тяжело вздымалась.

Директор снова обошел ее сзади.

«Пожалуйста, Господи, больше никаких палок», – подумала Эми. Жжение начало утихать, и у неё не было никакого желания, чтобы оно вернулось. Она ждала, но боли не было. Потом ей пришла в голову другая мысль: «Он же не собирается этого делать? Оральный секс ещё можно было пережить, но он же не собирается изнасиловать её и разорвать ей девственную плеву? Конечно, нет». Вскоре она получила ответ на свой вопрос, почувствовав палец, протискивающийся в её задний проход.

Эми судорожно сглотнула. Анал?! Однажды она смотрела его в интернете из чистого любопытства. Даже думала об этом, когда ублажала себя, раз или два. Но фантазировать и делать – это разные вещи. Она не была готова к этому. Палец протиснулся внутрь, продолжая входить глубже, несмотря на её мольбы отпустить её. Вскоре к нему присоединился второй. Они казались огромными внутри нее, казалось они разрывают её изнутри. Затем пальцы директора вышли наружу. На одно короткое мгновение не было ничего, ни боли, ни проникновения. Но потом руки директора оказались на её бедрах. Кончик того, что могло быть только его членом, уперся в её анус. Её собирались изнасиловать анально, и она ничего не могла с этим поделать. Она отчаянно пыталась освободиться, но безуспешно. А потом она почувствовала, как член проникает в неё. Он был огромен и, казалось, разорвёт её пополам. Слезы потекли снова, она откинула голову назад и закричала, закричала в агонии, когда директор навалился на неё, проталкивая свой член в её тугую задницу. Директор начал ускоряться, двигая членом взад-вперёд, Эми почувствовала его руку. Директор схватил её за волосы. Ее голова откинулась назад. Она никогда не чувствовала себя такой униженной, такой никчемной. Слезы продолжали капать. Директор что-то проворчал. Он близко к оргазму, догадалась Эми. Её глаза были плотно закрыты. И вдруг она почувствовала, что он выходит. Она чувствовала себя странно, была сбита с толку. Неужели он кончил? Она ничего не почувствовала. Она открыла глаза и увидела, что его огромный член, направлен ей в лицо. Директор быстро передёрнул свой член, как будто перезаряжал дробовик перед выстрелом. Слишком поздно она поняла, что сейчас произойдет, её глаза расширились от страха. И тут она поняла, что это была огромная ошибка, как только огромный липкий заряд выстрелил ей в лицо и её большие карие глаза. Его горячая сперма стекала по её лицу, смешиваясь со слезами. Она почти ничего не видела, глаза щипало. Она почувствовала, что ремни вокруг ее ног и туловища развязываются. Она неуверенно встала. Все было кончено. А потом она рухнула на пол.

16. October 2020

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после модерации. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.