Непослушная школьница

Диана сидела на жестком деревянном стуле перед кабинетом директора, закусив губу и нервно болтая ногами. Это был уже третий раз за месяц, и после предупреждения, полученного в прошлый раз, она знала, что её ждет наказание. Она нервно провела рукой по своим темным волосам, коротко подстриженным в стиле пикси, и снова нанесла розовый блеск для губ.

– Взрослые, кажется, никогда не поймут! Школа такая скучная, – подумала она, гадая, каково же будет её наказание.

Диана не могла закончить свою мысль, потому что не совсем понимала, что чувствует. Через несколько лет она поймет, значение слова «возбужденная» – именно то состояние, в котором она сейчас находилась. В 18 лет её гормоны начали действовать с удвоенной силой. Её грудь выросла и теперь полностью заполняла чашки лифчика второго номера и стала настолько чувствительной, что, когда она, оставшись одна, проводила по ней кончиками пальцев, её соски становились такими твердыми, что почти причиняли боль. Ей нравилось это чувство, но однажды она довела себя до состояния сильного возбуждения, а что делать дальше, она не знала, и теперь постоянно пребывала в состоянии разочарования.

Школа стала для неё настоящей пыткой. Занятия её совершенно не интересовали, а вот мальчики – совсем другое дело. Она поймала себя на том, что постоянно смотрит на них. Наблюдая за ними во время футбольных тренировок, она замечала выпуклости у них на штанах, которые они часто пытались скрыть. Однажды она проходила мимо раздевалки для мальчиков в тот самый момент, когда туда входил один из футболистов. Одновременный вид стольких парней без рубашек, в сочетании с мускусным запахом раздевалки, ударившим ей в нос, сделал свое дело. Неуверенная в своих чувствах, она почти бегом бросилась в туалет и села в одной из кабинок, спустив трусики на лодыжки. Желание, которое она почувствовала между ног, было странным, но сильным. Она просто сидела, не зная, что делать. Она не чувствовала, что ей нужно пописать, но внутри у неё было какое-то давление, и её трусики были очень, очень влажными.  Примерно после 10 минут ощущения, что ей нужно лопнуть, это чувство спало до такой степени, что она наконец смогла появиться на публике.

Это чувство овладевало ею всё чаще и чаще. Сегодня на уроке истории Диана была так увлечена одним из мальчиков, сидевших рядом с ней, что не услышала, как учитель окликнул её по имени. И не один раз, а целых три. Она грезила наяву, что они вдвоем, и это он прикасается к её груди, крепко сжимает её и играет с её затвердевшими сосками. Когда она, наконец, пришла в себя от многократного оклика по имени, она обнаружила, что её твердые маленькие соски натянули ткань белой блузки. Она покраснела как свекла, уверенная, что все её одноклассники видят их. Поэтому, когда учитель отправил её в кабинет директора, для неё это было облегчением.

Теперь, когда у нее было время подумать о своей судьбе, она все больше нервничала. Она разгладила плиссированную клетчатую юбку, доходившую ей почти до колен, и болтать ногами в гольфах до колен, пока туфли не повисли на пальцах ног. Теперь, вдали от глаз одноклассников, это чувство вернулось. Ощущение нарастающего давления, где-то глубоко возле мочевого пузыря. Она чувствовала, как влажные трусики давят ей между ног, но ничего не могла с этим поделать. Она знала, что у неё достаточно неприятностей, и если директор придет и обнаружит, что её нет, ей придется за это поплатиться.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь кабинета директора открылась, и появился директора. Оглядев приёмную, он наконец остановил свой взгляд на ней. Выражение его лица сменилось с легкой скуки на откровенное раздражение.

– Диана! Сколько раз мне нужно встретиться с тобой, прежде чем ты научишься вести себя прилично? Он вздохнул и неодобрительно покачал головой.

– А теперь идите в мой кабинет, юная леди.

Еще более взволнованная тем, что пришло время её наказания, она вскочила со стула и поспешила в кабинет директора, чувствуя, как учащенно бьется сердце. В кабинете она сразу уселась в кресло перед его столом и напустила на себя самый раскаивающийся вид, надеясь отделаться строгой нотацией. Она услышала, как за ней закрылась дверь, и его шаги, когда директор подошел к столу. Однако вместо того, чтобы сесть за стол, он сел на самый краешек, положив руки на колени и наклонился к ней.

– Диана, что на тебя нашло? Мы никогда раньше не видели у вас такого поведения? Что происходит? Борясь с желанием закричать, он попытался принять озабоченный вид, в то время как сам придумывал подход, благодаря которому можно было бы достучаться до этой ученицы.

Это было нелегко. В 38 лет Дэн Бродстрит, или директор Бродстрит – как его называли ученики, чувствовал себя так, словно попал в ловушку. Энергичный и умный, он быстро продвигался по ступеням карьерной лестницы, пока не стал директором этой сонной пригородной средней школы. Теперь он частенько задумался, во что же он ввязался. Здесь у него была хорошая работа, но он чувствовал, что дальше идти некуда. Ему казалось, что ученики упорно не желали взрослеть, и он ничего не может сделать с этим. Теперь, после долгого рабочего дня, он снова задерживался на работе, только для того, чтобы справиться с ещё одним проблемным учеником. Все остальные учителя разошлись по домам.

Директор сильно устал от дневной работы, Диана была последней каплей, которая вот-вот, переполнить его чашу терпения. В свои 18 лет она была идеальной студенткой: свежая, полная энтузиазма, одновременно и болельщица, и член легкоатлетической команды. Почти готовая стать яркой, молодой женщиной. Все это изменилось в выпускном классе. Теперь ей казалось, что она никогда не слушала ни одного слова, сказанного директором или другими учителями.

Сам того не ведая, директор встал так, что, что его промежность оказалась точно на уровне глаз Дианы, всего в нескольких футах от её лица. Теперь её глаза, словно магнитом, были притянуты, к выпуклости в районе промежности на его штанах. Бессознательно она облизнула губы, когда ее рот начал наполняться слюной, и сжала ноги вместе, когда тепло начало распространяться между ними. Резкий голос директора Бродстрита заставил Диану посмотреть ему в лицо.

– Диана! – ты вообще меня слушаешь? – Строго спросил он. Мне надоело повторять тебе одно и тоже! Как я тебе должен объяснять, что бы ты наконец поняла, что так себя вести нельзя?

Диана взглянула на него, нависшего над ней, её захлестнула волна противоречивых чувств. Страх от того, что он сделает с ней, но также и возбуждение. Вдыхая мускусный запах его одеколона и глядя в его холодные голубые глаза и точеное лицо, она чувствовала, как внутри неё начинают бушевать эмоции, что она совершенно растерялась.

– Не знаю, директор Бродстрит, я исправлюсь, – пробормотала она. Я обещаю. Я знаю, что вела себя нехорошо, и обещаю исправиться.

– То же самое ты говорила мне в прошлый раз, когда была здесь, и в позапрошлый раз тоже. Нет, я думаю, пришло время тебе понять, насколько я серьезен! – С этими словами он встал, возвышаясь над ней во всесь свой рост 190 см. 

– Ты узнаешь, что такое наказание. Вставай!

Диана тут же встала нервничая, потому что не совсем понимала, что он имел в виду. Но она, слишком боясь что-либо сказать или ослушаться. Директор казался искренне рассерженным, и это пугало её.

– Встань прямо здесь. – Он положил свои большие руки на бедра Диане и поставил её лицом к деревянному столу, примерно на расстоянии двух футов от него. – А теперь наклонитесь и положите руки на стол!

Он положил одну руку ей на поясницу, придавив Диану к столу.

– А теперь не двигайся. Ты уже давно просила этого, юная леди, и ты это получишь.

С этими словами директор с силой опустил другую руку на её ягодицы. Резкий шлепок по заднице, звук от которого громом пронёсся по небольшому кабинету, сотряс всё тело Диана. Она чуть не подпрыгнула от неожиданности, но удержалась на месте, чтобы не навлечь на себя ещё больший гнев. Снова и снова рука директора опускалась на её упругие ягодицы, вызывая жжение в её нежной попке.

Боль была не единственным ощущением, которое испытывала Диана. К ней никогда не прикасались подобным образом, теперь она чувствовала себя полностью в его власти. Да, боль была, но кроме боли Диана чувствовала электрические разряды удовольствия, которые пронзали обе её ноги, словно целая грозовая туча кружилась внутри неё. Невыносимая потребность нарастала у её в области таза. Диана чувствовала, как намокают её трусики, ей казалось, что с неё сейчас начнёт капать. Её сердце забилось быстрее, она боялась пошевелиться, а в комнате стало жарко.

Пока он шлёпал эту миниатюрную, зрелую школьницу, то, что начиналось как наказание, приобретало другие оттенки. В то время как его рука издевалась над задницей школьницы, он ощущать твердую плоть её задницы, поскольку каждый удар посылал рябь вибраций по её круглым изгибам. Он также заметил, что дыхание Дианы участилось, и вскоре после этого почувствовал её возбуждение, когда женский аромат начал наполнять комнату. Постепенно Дэн почувствовал, что его штаны становятся все теснее.

Он перестал шлепать Диану и положил руку на её разогретую задницу. На мгновение единственным звуком в комнате было учащенное дыхание Дианы и редкие всхлипывания, срывавшиеся с её губ.

– Мы еще не закончили, юная леди. – Торжественно произнес Дэн, хотя теперь изо всех сил старался дышать ровно. – Я думаю, что твоя юбка смягчает удар. Ты была очень плохой девочкой, ты ведь это знаешь, правда?

– Д-Да, Сэр. Я знаю, что вел себя плохо. – Задыхаясь, ответила Диана. Сбитая с толку как его повышенным возбуждением, так и его действиями.

Диана почувствовала, как директор приподнял её юбку, обнажив шелковистые красные трусики, прикрывающие гладкую молочно-белую кожу ягодиц. Теперь он видел её покрасневшую кожу, от его ударов. Он переместил ткань трусиков Дианы в щель между ягодицами, превратив трусы в стринги и обнажив почти всю её красивую, молодую задницу. Затем он грубо схватил ткань трусов и потянул Диану вверх, так сильно, что почти оторвал её от пола. Внезапное давление, на набухший клитор и половые губы, заставило Диану резко ахнуть. Директор, продолжал удерживать её навесу, нанес сильный удар по одной из ее ягодиц.

Диана тихо застонала. Ощущения, переполнявшие её тело, были слишком сильны, чтобы скрыть их, и она начала тереться о трусы, своими набухшими половыми губами. Она чувствовала себя так близко к чему-то, но она не знала, к чему она была близка. Сейчас она хотела только одного, удержать эту шелковистую ткань трусов, скользящую у неё между ног.

– Стой! – Сурово сказал Дэн, с силой опустив руку на другую ее ягодицу. Диана застыла на месте, не зная, что делать. – Оставайся на месте. Не двигайся.

Ден отпустил её трусики. Еще один тихий всхлип вырвался из уст Диана, когда давление на клитор прекратилось. Ей так хотелось, чтобы это продолжалось. Она знала, что должна подчиниться, но ее писька чувствовала потребность удовлетворить её прямо сейчас.

– Мне кажется, я знаю, в чем проблема, Диана. Раздвиньте ноги еще шире. – Диана встала так, что её ноги оказались примерно в двух футах друг от друга. Дэн просунул пальцы за пояс её трусов и стащил трусы вниз к бедрам, обнажив полностью её задницу. Воздух комнаты холодил ее влажную кожу между ног.

– Директор Бродстрит, что вы делаете? – Никто, кроме членов её семьи, никогда раньше не видел её обнаженной, и уж точно не взрослый, здоровенный мужчина, обладающий властью. Мысли и эмоции боролись внутри неё, но ни одно не было таким большим, как желание прикоснуться там, внизу.

Поначалу Дэн только изумленно смотрел на неё. Вид молодой школьницы, склонившей раком над письменным столом, взволновал его сверх всякой меры. Её задница была идеальна, её писька почти лысая с несколькими персиковыми пушками вокруг блестящих полных розовых губ. Сейчас член Дэна был тверже, чем он когда-либо помнил, и он упирался в его брюки, требуя, чтобы его освободили. Дэн снова положив одну руку ей на поясницу, пальцы другой нежно прошлись по влажной, плоти вокруг её отверстия.

Диана ахнула от его прикосновения и застонала.

– О Боже, это так приятно. – Сказала Диана, хотя это прозвучало как шепот.

Директор продолжал пальцами ласкать и массировать ее влажную, девственную письку, затем наконец, медленно протолкнуть свой большой палец внутрь неё. Её влагалище жадно сжалось вокруг его толстого пальца, когда Дэн стал неторопливо двигать им внутри, одновременно потирая клитор другим пальцем. Диана, согнувшись, застыла в неподвижности, теперь она опиралась руками на стол, так как, ноги стали слабыми и нетвердыми. Внезапно ее бедра начали неудержимо изгибаться, и она издала ряд гортанных звуков. «Э-э-э...»... – вырвалось у неё из уст, когда она мощно кончила. Вагинальные мышцы сжались вокруг пальцев директора. Дэн продолжал, двигать пальцами внутри и вокруг её влагалища, пока пальцы не стали скользкими от её влаги.

Дэн больше не мог этого выносить. Он расстегнул ремень и брюки одной рукой, позволив им упасть на лодыжки. Спустил боксеры, его член вырвался на свободу, твердый и нетерпеливый. Вытащив большой палец из влагалища, он смочил кончик своего члена влагой, капающей с пальца, а затем, одним сильным толчком, полностью засунул свой член в девственную письку Дианы.

– О-о-о! О Боже! О, сэр, что вы со мной делаете? ААА! – Диана безумно стонала, слова сливались в непонятные стоны удовольствия.

– Черт возьми, ты такая тугая! – воскликнул Дэн. Её девственная дырочка вакуумом присосалась к его твердому как камень члену. Дэн равномерно двигался, вытягиваясь, пока головка его члена не оказалась снаружи, а затем снова вошел, пока весь его член не погрузился глубоко в неё. Он крепко сжал бедра Дианы, пытаясь удержать её в стоячем положении. Теперь Диана была безвольной, как тряпичная кукла, потерявшаяся в экстазе. Дэн не мог припомнить, чтобы его член когда-либо был так напряжен. Он знал, что пройдет совсем немного времени, прежде чем он преодолеет точку невозврата.

В воображении Дэна стали возникать скандальные заголовки новостей: «Старшеклассница забеременела от директора местной школы». Это заставило его остановиться, но он знал, что должен кончить. Он перестал трахать Диану, вытащил из неё член и повернув её лицом к себе. Ее глаза были рассеянными, остекленевшими от блаженства, рот слегка приоткрыт. Дэн приблизил свое лицо к её лицу и страстно поцеловал Диану в губы, а затем опустил её на колени. Диана не сопротивлялась, она опустившись перед ним на колени и открыла рот, чтобы принять его член.

Диана никогда раньше не видела эрекции, не говоря уже о том, чтобы сосать член, но теплая влажность её подросткового рта, её сжатые губы вокруг его члена и движения её языка, были достаточны, чтобы заставить член Дэна стать ещё твёрже. Дэн посмотрел вниз на прекрасное личико этой 18-летней девушки с членом во рту, и брызнул первой порцией спермы ей в рот. Его член содрогался снова и снова, наполняя её рот своим соленым семенем. У Дианы от удивленная расширились глаза, она в панике отодвинулась от Дэна, закашлялась, от его спермы. Липкая жидкость стекала с ее губ и подбородка на блузку. Делая ситуацию ещё более запутанной, Дэн продолжал изверг ещё три залпа спермы, на её лицо и волосы.

Дэн, наконец, закончил и пришел в себя. Он стоял со спущенными брюками, перед ним на коленях стояла девочка-подросток, с липким месивом на лице. Казалось, она всё ещё была в оцепенении. Наконец её дыхание вернулось к норме, она оглянулась вокруг, словно была тут первый раз. Дэн надел штаны, заправил рубашку, стараясь выглядеть как можно более презентабельно. После этого он помог Диане сесть в кресло. Её юбка упала на лодыжки. Дэн заметил, что её трусы лежали на полу. Дэн поднял трусы, вытер сперму с её лица и блузки. Диана просто сидела, раскрасневшись и смутившись.

Дэн откинулся на спинку стула и залюбовался этой красивой молодой девушкой.

– Я думаю, мы действительно добились некоторого прогресса, Диана, но это только начало. Я уверен, что если мы продолжим эти встречи, то сможем добраться до корня проблемы с твоей дисциплиной, и остальная часть вашего образования пройдет гораздо более гладко.

Она посмотрела на него с довольной улыбкой на лице: «О, директор Бродстрит, спасибо, что проявили личный интерес ко мне и моей, э-э, проблеме. Я думаю, что могу остаться завтра после школы... если у вас есть время встретиться со мной».

Дэн улыбнулся ей в ответ и кивнул.

– Я думаю, что всё будет в порядке, Диана. Приходите ко мне завтра после уроков, я думаю, что мы сможем сделать гораздо больше.

19. October 2020

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после модерации. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.