Body

Мой первый гинеколог доктор Ричардс

Элли должна была перейти в выпускной класс средней школы. Летом ей только исполнилось восемнадцать. Осень уже наступала, и она должна была вернуться в класс примерно через неделю, а означало, что впереди у неё много дел что бы подготовиться к учёбе. Она получала необходимые учебники, покупала новую школьную форму и посещала множество врачей в ходе ежегодного медицинского обследования. По мере того как приближалось начало учёбы, она все больше тревожилась и гадала, будет ли этот год лучше, чем предыдущий.

Девушка, о которой шла речь, была застенчивой и миловидной. Её тело было загорелым так как большую часть лета она провела на пляже со своей семьей, за исключением тех частей тела, которые были прикрыты бикини и выглядели совершенно белыми на фоне загара. Её нос был украшен россыпью веснушек, а мягкие зеленые глаза смотрели из-под густых ресниц, которые касались её щёк, когда она моргала. Золотисто-каштановые волосы ниспадали непослушными локонами, которые каскадом спадали ей на спину. Большие очки в круглой проволочной оправе сидели на носу – пуговице. Джинсы и футболка дополнялись белыми кедами так как школьная форма пока была не нужна.

Она всегда была в школе изгоем, из-за своего тихого характера, однако последний год был для неё особенно тяжелым. Она объектом насмешек для одноклассниц, из-за того, что её девичья красота стала проявляться позднее всех. До последнего года она была плоской как доска и даже сейчас она носила бюстгальтер самого маленького размера. Волосы на лобке были редкими и тонкими и росли только на самом холмике между ног, что дополнялось узкими бедрам и писклявым голосом, словно у ребёнка. Но лето оказало благотворное влияние на неё. Грудь выросла во весь размер чашки бюстгальтера, бедра округлились, проявив изгибы талии. И все же она боялась возвращаться в школу.

Сегодня понедельник. Впереди ещё целая неделя до начала занятий в школе. А сегодня утром ей предстоит первый раз посетить гинеколога.

– Заполни анкету, дорогая. Тебе пора на приём к врачу. Доктор Ричардс тебе понравится. Я сама хожу к нему, сколько себя помню. Ты знаешь, что он тот самый доктор, принимавший роды, у меня, когда я рожала тебя? – Раздался тоскливый вздох, мамы Элли, которая была явно переполнена ностальгией.

 

– Ты была такой милой малышкой.

Мама ласково, дважды шлёпнула Элли по попе.

– Отстать Мам! Пожалуйста, не заставляй меня идти туда. Это странно и отвратительно.

Мама рассмеялась, сказав затем: «Это не так. Я хочу, чтобы тебе сделали прививку против ВПЧ, дорогая».

– Мама! Я даже не занималась сексом. Я вообще не хочу говорить с тобой об этом!

– Хочешь, я тебя отвезу? Впрочем, тут недалеко. Прямо по улице пять минут пешком. Прими душ, прежде чем идти к врачу.

Зажав нижнюю губу зубами, Элли крутанулась на одно пятке и повернувшись к маме спиной направилась в ванную комнату. Из ванной комнаты послышался звук воды, наполовшей ванную, и грохот полетевших на пол бутылок с шампунями, которые Элли то ли случайно уронила, то ли раскидала намеренно, показывая своё недовольство.

 

– Отстань пожалуйста!

Это были последние слова Элли, когда она поднялась в ванную и начала раздеваться. Стянутая через голову темно-синяя футболка обнажила две маленькие сиськи, которые освободившись от одежды подпрыгивали, как спелые персики, колышимые ветром на дереве. Теребя пальцами пуговицы джинсов, она сбросила кроссовки и стянула джинсы вниз. Одежда собралась в кучу у её ног.

Наконец, её большие пальцы зацепились за резинку белых хлопчатобумажных трусиков. Стянутые вниз трусики обнажили, не покрытый загаром, треугольник между ног. Некоторое время Элли смотрела на свое отражение в зеркале, не понимая, нравится ли ей то, что она видит. Иногда ей казалось, что она смотрит в кривое зеркало в комнате смеха видя изменения, произошедшие с её телом. Её рука скользнула вниз по животу, и далее вниз по редким лобковым волосам. Элли гадала, не будет ли неприличным пойти к доктору с не сбритыми лобковыми волосами. Или доктору всё равно? А вдруг ему не всё равно? Ее брови сошлись на переносице, она повернулась, чтобы включить душ. Затем было ещё несколько долгих минут, пока она ждала, когда нагреется потечёт тёплая вода. Элли продолжала глубокое исследование каждой части своего тела. Соски натянулись, ладони гладили ягодицы, животик втянут, а затем отпущен с тяжелым выдохом.

На какое-то мгновение ей показалось, что она вот-вот расплачется. Одна только мысль о том, что придётся вступить с доктором в какой-то странный разговор, касающийся её интимной жизни, казалась ошеломляющей. До сих пор ни один мальчик не прикасался к её обнаженному телу. Лишь однажды слегка погладил и поцеловал поверх одежды. Когда она вошла в душевую кабину, её окатило тысячью крошечных капель горячей воды. Её рука слегка дрожала, когда она взяла бритву, которой раньше сбривала волосы только на подмышках и ногах. Размазав гель для бритья по холмику между ногами, она начинала длинными решительными движениями соскребать волосы, наблюдая, как они стекают вместе с водой. Когда она закончила, её бугорок между ногами стал совершенно гладким. Рука, проскользнула между ногами, чтобы проверить, не осталось ли маленьких волосков, которые она могла пропустить. Волосков не было. Смыв остатки сбритых волос, Элли вымыла тело огуречно-дынным шампунем, Затем она вымыла лиц и вытеревшись полотенцем вышла из душа.

Она снова натянула джинсы, не забыв при этом поменять трусики, и красную футболку с надписью «Вперед Титаны!» – девиз её школы. Её ноги скользнули обратно в белые кроссовки, и она побрела вниз по лестнице. Схватив ключи от машины с кухонной стойки, она крикнула маме: – Увидимся позже, мама. Люблю тебя.

– И я люблю тебя, милая!

Знакомый материнский голос запел из кухни, когда Элли выскочила на улицу, громко хлопнув дверью.

За время, проведенное в приемной, тревоги Элли развеялись. Раньше Элли уже несколько раз встретилась с доктором Ричардсом, Она почувствовала доктора частью своей семьи, словно он дядя, которого она видели во время каникул. Ему было около пятидесяти лет, и он носил густую черную бороду. Его волосы были короткими, аккуратно подстриженными. Он казался гораздо моложе своего возраста. Он носил кроссовки вместе с хирургическим костюмом. В общем, он неплохо выглядел для своего полувекового возраста. Ростом почти 190 см., мускулистый, с сильными мускулистыми руками, толстыми пальцами и копной волос на груди, торчащей из-под V-образного воротника. Ей казалось странным, видеть этого человека в качестве своего врача. Раньше, когда она приходила с матерью, доктор давал ей леденец на палочке и гладил по голове – но теперь она была взрослой, и их отношения менялись.

Раздался женский голос.

– Элли?

Элли, подняв голову, увидела медсестру, стоявшую в дверном проеме и приветливо улыбавшуюся ей.

– Доктор Ричардс ждет тебя.

– А-а-а.

Это было все, что она смогла произнести, перед тем как зайти в кабинет. Её взвесили, измерили температуру, кровяное давление, пульс и т. д. Все это сопровождалось несколькими стандартными вопросами.

– Элли, когда у тебя были последние месячные? – спросила медсестра, глядя в монитор компьютера и стуча пальцами по кнопкам клавиатуры.

– Может быть, два месяца назад? – пробормотала Элли, пожав плечами.

На самом деле она не следила за месячными. Месячные у неё начались только в середине прошлого учебного года, и они ещё не были регулярными.

– Ты занимаешься сексом? Есть ли вероятность беременности? Элли?

Медсестра продолжала печатать, её тон оставался неизменным, несмотря на то, что её вопросы, заставляли пациентку ерзать на своем месте.

– Нет. – Элли нервно засмеялась.

– Я никогда ничего не делала, – не совсем понимая, что хочет от неё медсестра, ответила Элли.

 

– Я только целовалась с мальчиками. Вы про это спрашиваете? У меня никогда не было настоящего секса или чего-то подобного.
Она почувствовала, как у неё пересохло во рту, а сердце бешено заколотилось, когда она услышала шаги за дверью.

Медсестра сделала паузу, повернувшись на стуле, наклонилась вперед и положив руку на колено Элли, с сочувственным выражением лица сказала:

– Эй! Всё в порядке. Тебе нужно раздеться, так как сейчас придёт доктор. Снимай всю одежду. Бюстгальтер и трусы тоже снимай. Можешь надеть это халат.

Женщина указала на сложенное халат, лежавший на смотровом столе.

– Он застёгивается спереди.

– О, ГМ, конечно.

 

Когда медсестра исчезла, Элли поднялась на ноги и начала раздеваться. Всю одежду она аккуратно сложила на стол. Сначала Кроссовки, на них положила сложенные джинсы, затем лифчик и трусики, которые накрыла футболкой.

Босые ноги встали на холодный кафельный пол. Хлопчатобумажный халат создавал ощущение беззащитности, как будто на ней вообще не было одежды. Оставшись в одном халате и откинувшись на спинку одного из пластиковых стульев, Элли поняла, как холодно было в кабинете. Её маленькие розовые соски напряглись, когда шершавая тонкая ткань халата стала ласкать их. Казалось, что она просидела там целую вечность, гадая, что же будет дальше. Никто не рассказывал ей о том, как будет проходить осмотр. Может, врач просто посмотрит на неё? Неужели он будет щупать её? Она подумала, что возможно врач посветит фонариком ей во влагалище и заглянет внутрь. Точно так же как это делают при осмотре горла.

Наконец дверь открывалась, и доктор Ричардс быстро вошел в кабинет, плюхнулся на маленький табурет на колёсиках, который позволял ему легко скользить по кабинету и вращаться влево-вправо.

– Элли, рад тебя видеть, девочка!

Доктор похлопал по смотровому столу и сказал:

– Раз ты уже выросла, поэтому, запрыгивай и ложись на край стола.

Элли поднялась со своего места на ногах, которые уже начинали ужасно походить на желе, наблюдая, как Доктор Ричардс достает комплект фиолетовых перчаток и начинает запихивать в них свои огромные ручищи. Элли взобралась на край стола, пытаясь одновременно удержать подол халата что бы не обнажить свои прелести.

– О да, теперь ты уже женщина! Посмотри на себя, сколько тебе 35? – пошутил доктор, прежде чем подняться со своего места и подойти к краю стола.

Подойдя к Элли, доктор он положит руку ей на плечо стал наклонять её назад.

– Ложись на спину.

Голова Элли нырнула под небольшой металлический прут, на котором висела занавеска. Видимо занавеска должна была разделять верхнюю и нижнюю части тела, давая пациенту немного больше уединения или, по крайней мере, не смущать его, когда доктор работал.

Элли опустилась спиной на стол, доктор Ричардс со свистом задернул шторку. С её губ сорвался легкий смешок: «Восемнадцать», и она чувствовала, как её бедра сжимаются, когда доктор наклонился над ней.

– Время летит быстро, – пробормотал доктор, прежде чем скрыться за занавеской.

– Элли, мне нужно, чтобы ты расслабилась и раздвинула бедра.

Руки доктора ухватились за ноги Элли и уложили их на подставки для ног.

 

Если её сердце и билось раньше, то это было ничто по сравнению с теперешним днем. Она чувствовала себя так, словно внутри ее грудной клетки била крыльями дикая канарейка. Элли судорожно вздохнула и медленно раздвинула бедра. Прохладный воздух офиса обдул её половые губы, она почувствовала, как её лепестки раздвигаются, обнажая розовую глубину внутри. Доктор Ричардс странно притих, если не считать щелканья резиновых перчаток.

– Всё нормально? – наконец-то спросила она робким голосом.

– Всё в порядке, Элли.

Манера поведения доктора изменилась, Шутливый тон в его голосе, звучавший несколько мгновений назад исчез, теперь его голос звучало строго по-деловому. Элли услышала, как что-то упало в мусорную корзину, сначала один предмет, потом другой, а потом раздался тихий шорох. Без ведома Элли доктор Ричардс снял перчатки, вынул из кармана мобильный телефон, и осторожно сделал несколько снимков.

– О, хорошо, – прошептала Элли, переводя взгляд с синей занавески, которая разделяла их, на потолок.

Элли никогда в жизни не чувствовала себя такой беззащитной, но продолжала твердить себе, что всё в порядке: «Все хорошо. Он же врач. Он врач моей мамы. Это нормально». Элли продолжала успокаивать себя даже когда её ноги начинали ползти вниз, стройные бедра сжимались, чтобы заслонить обзор доктору. Эти неосознанные действия были вызваны сменившимся тоном в голосе доктора.

– Не сжимай ноги! – сказал доктор, положив свой сотовый телефон на маленький столик вместе с другими инструментами. Руки доктора вцепились в её бедра, раздвинув их обратно.

 

– Лежи так, – его тон внезапно стал резким.

– Ой! – вырвалось из груди девушки, когда она почувствовала, как рука доктора всей ладонью обхватила её холмик, над влагалищем, сжимая его так, что казалось слилась с ним в единое целое.

– Простите, Доктор Ричардс...

На этот раз ответа не последовало. Из-за занавески послышался только глубокий выдох, прежде рука доктора отпустила её. Толстые пальцы снова прижимались к её бедрам, раздвигая их ещё шире, она слышала, как доктор делает глубокий вдох одновременно почувствовав, как прохладный воздух, обдувает её промежность. Затем ещё один выдох обдул её интимные места. Он был так близко. Элли задумалась, следует ли ему так близко рассматривает её половые органы?

Элли показалось, что, прошло несколько минут, прежде чем теплые и влажные пальцы доктора стали скользить по складкам её половых губ. Она не видела, что происходило за занавеской. Элли лишь слышала, как доктор глубоко вдохнул её запах, затем прижал два пальца к своему рту и провел ими вверх и вниз вдоль ее маленькой розовой щели. Она не осмеливалась произнести ни слова, полагая, что всё, что бы она ни сказала, не понравится доктору. Элли была котёнком в свете фар. Её руки опустились по бокам, а пальцы обхватили края смотрового стола, сжимая его так сильно, что побелели костяшки пальцев.

– Сделай глубокий вдох, – голос доктора стал более успокаивающим.

Толстый палец доктора стал проникать в её маленькую и пока еще никем не тронутую дырочку, заставляя Элли корчиться и издавать негромкие стоны от дискомфорта.

– МММ, так ты девственница, да? – сорвался вопрос с его губ и донесся до ушей Элли.

– Я, ЭМ, – её щеки покраснели.

– Да... – Элли громко сглотнула, почувствовав, как крошечную дырочку её девственной плевы начинает растягивать палец доктора.

Элли казалось, что отверстие её девственной плевы растянулось до самого предела, когда палец доктора погрузился в него лишь на глубину одной фаланги пальца. Затем палец согнулся, и стал медленно двигаться внутрь и наружу, вытягивая за собой наружу края её розовой девственной плевы.

– МММ, – простонала Элли, когда доктор большим пальцем другой руки откинул назад её клиторальный капюшон, обнажив головку клитора.

Она почувствовала, как что-то тёплое и влажное брызнуло на открытую головку клитора, теперь уже точно зная, что доктор наклонился вперед, чтобы смазать её здоровой каплей слюны. Вот именно, тёплая – подумала она. Из её груди вырвался слабый возглас, когда она почувствовала, как пальцы доктора стали массировать этот маленький пучок нервов.

 

– Мне нужно, чтобы ты сказала мне, каково это, Элли. Я просто хочу убедиться, что всё работает правильно.

Указательный палец доктора, всё ещё находившийся во влагалище, изогнулся под другим углом и начал совершать круговые движение внутри ее сжавшегося влагалища. Подушечка указательного пальца массировала крошечную головку клитора внутри.

– Тебе это нравится?

– Я...

Элли чувствовала, что её дыхание становилось все более поверхностным с каждой секундой, когда жар пополз вверх, на щеках появился румянец. Румянец расцвел из центра ее груди, окутывая ее с головы до ног.

– Я не знаю, – ответ прозвучал невнятно и, немного испуганно. Элли крепче сжала край стола, и её бедра непроизвольно дернулись в быстром движении.

 

– Тебе нужно будет расслабиться. Просто закрой глаза и скажи мне, каково это, Элли. Все нормально... тебе это нравится?

Манипуляции его больших пальцев набирали скорость, в то время как давление было увеличено, только чуть-чуть. Эта тугая дырочка держала его крепко сжималась вокруг костяшки доктора, дразнила его до тех пор, пока доктор не увидел, как мурашки поднимаются по её стройным голым бедрам.

– Угнффф, – простонала Элли, закатывая глаза.

– Это совсем неплохо, доктор Ричардс.

Тело Элли теперь раскачивалось на столе взад и вперед от сильных движений его руки, другие пальцы были прижаты к её заднице. Её белые спелые груди покачивались на груди, когда халат полностью распахнулся, обнажив розовые соски, которые тут же напряглись. Элли была полностью обнажена, лишь занавеска прикрывала её верхнюю часть тела от глаз доктора.

– А-а-а-а ...

Ещё один тихий стон, и она почувствует, как его большой палец покидает её клитор, сопровождаемый звуком расстёгивающейся молнии. Может быть, врач открывает медицинскую сумку? Элли лежала неподвижно и дрожала чувствуя палец, который всё еще был засунут в ее тугую дырочку.

По другую сторону занавески доктор Ричардс расстегнул молнию, на брюках и вытащил свой половой член, который уже стоял. Член доктора был, длинной 8,5 дюйма и толщиной с запястье Элли, толстый и пульсирующий, с ярко выраженными венами, которые поднимались к поверхности под гладкой кожей. Его свободная рука теперь сжимала его. Доктор снова потянулся к телефону, большим пальцем открыл приложение для видео, прежде чем нажать красную кнопку. Гудок показался ей таким знакомым, хотя она и не могла точно определить, откуда он доносится. Хватка Элли, вцепившейся в край стола, ослабла, и теперь она лежала с закрытыми глазами, пытаясь представить себя в каком-нибудь менее неловком месте, чем Кабинет доктора.

Одновременно доктор поглаживал свой член, глядя вниз на сладкую раздвинутую киску Элли. Луковицеобразная головка его члена иногда соприкасалась с половыми губами Элли.

– Мм-м.... – промычал доктор, наблюдая за происходящим через маленький экран своего телефона.

Совсем скоро его дыхание стало затрудненным и прерывистым. Элли слышала что-то похожее на шарканье ног, но не могла определить точно, что это такое, а спросить боялась. Внезапно она почувствовала, как что-то тёплое и твердое прижалось к ней, а затем тёплый поток хлынул вниз по её ягодицам и растекся прямо под ней.

 

– Унфффхх...

Доктор Ричардс наклонился вперед, положив руку на край стола, и все это время пытался отдышаться, восхищаясь своей работой. Он никогда по-настоящему не входил в нее, но это не помешало ему о пролить своё семя на её свежую маленькую щелку.

– Смазка... – наконец-то он смог выдавить из себя, прежде чем выключить камеру и сунуть телефон обратно в карман.

Он очистил головку своего члена, проведя пальцем по внутренней стороне её бедра, прежде чем засунуть его обратно в штаны и снова рухнул на табуретку.

– Итак, на чем мы остановились? – доктор Ричардс взглянул поверх своих поддонов с инструментами и взял зеркальце.

– Сейчас будет немного прохладно.

Затем он потянулся вперед и собрал кончиками пальцев месиво спермы, которое было разбрызгано по всем её девственным складкам. Смазал спермой зеркало, аккуратно ввёл его Элли во влагалище и медленно стал раскрывать его, открыв так широко, как это только было возможно.

– МММ, это больно... – Элли поймала себя на том, что скулит, ерзая на столе. Металл был холодным, но вместе с ним было ещё и определенно неприятное ощущение щипка, которое сопровождало это ощущение и ощущение растянутости до абсолютного предела. И снова её руки ползли к краям стола. Пальцы скользнув по краям стола вцепились в него.

– Почти закончили. Просто собираю тампон.

Глядя в этот широкий маленький вход, доктор Ричардс почувствовал сожаление, из-за того, что он упустил прекрасную возможность втиснуть свой член внутрь или, по крайней мере, выпустить свой груз прямо в этот дрожащий цветок. Он поднял длинный ватный наконечник и провел им поперек входа в шейку матки. Это движение заставило Элли напрячься, перед тем, как доктор сжать зеркало и вытащить его. Пока он это делал, он думал о том маленьком видео, которое он снял ранее – это то, чем он поделится с несколькими другими знакомыми гинекологами. У них был маленький кружок, где они делились такими вещами друг с другом. Возможно Элли станет одной из его любимых сучек. Ему казалось, что он ждал возможности раздвинуть эти бедра всю её жизнь. Ему было трудно отвести взгляд от своего семени, все еще размазанного по её щели.

– И это все? – голос Элли звучал все тише и тише, как будто Элли съеживалась по мере того, как продолжался осмотр, становясь все меньше и меньше, когда она лежала перед ним распростертая, как сморщивающаяся фиалка.

Она почувствовала холод от смазки, использованной доктором, когда включился кондиционер и поток воздуха ударил по нижней части её тела, заставляя трепетать занавеску.

– Почти. И последнее...

 

Доктор вытащил салфетку из коробки на соседнем столе и начал вытирать её начисто – несколько раз он скатывал салфетки в комок и бросал в мусорное ведро, пока не почувствовал, что вытер её достаточно чисто.

– Я хочу, чтобы ты сейчас закрыла глаза и сделала хороший глубокий вдох.

Доктор медленно погрузил свой толстый указательный палец обратно внутрь влагалища, заставляя девушку задыхаться.

– Это будет странно, но все в порядке. Обещаю.

Поначалу, Элли просто почувствовала скользкий кончик чего-то теплого, кружащегося вокруг её клитора. Затем этот кончик расплющился и потянулся к пальцу, торчащему из влагалища Элли. По её киске пробежала дрожь, и появилось ощущение жара.

– Охннфф... – Элли откинула голову назад и, наконец, отпустила стол. Обе её руки скользнули к лицу, пряча его за ладонями. Это не было похоже ни на что, что она чувствовала раньше. Элли почувствовала, что раздвигает свои бедра шире, чтобы приспособиться к тому, что доктор делал с ней за занавеской. Ее бедра двигались и шевелились, когда влажный хлюпающий звук наполнил воздух вокруг них.

–А-а-а, доктор...

Голос Элли дрогнул, когда спина начала выгибаться так сильно, что её зад приподнялся над столом на добрых два или три дюйма, Элли поймала себя на том, что мысленно умоляет доктора не останавливаться, не понимая, однако, что происходит. Рождавшаяся из пространства между её бедрами дрожь, прокатилась по всему телу.

Доктор не останавливался, толстая мышца его языка терзала маленький розовый комочек её клитора, в то время, как его палец проникал вглубь влагалища девушки. Доктор ещё сильнее прижался лицом к её бедрам, волосы его бороды тёрлись об её нежную плоть. Ему было трудно представить, что когда-нибудь он попробует что-то столь же зрелое и прекрасное, как эта девушка перед ним. Гортанное рычание поднималось из его груди, вибрации которого Элли чувствовала на своих отзывчивых складках половых губ. Доктор издал низкий и дикий звук, соприкоснувшись с её обнаженной плотью.

 

– Н-н-н-а-а-а! – Элли испустила последний крик, её тело, бедра сжались вокруг головы доктора, и она почувствовала, как все её мышцы начали сжиматься. Ее охватила волна эйфории, когда бедра дернулись и забились в конвульсиях у его лица. Доктор был настолько силен, что она не могла ни остановить его, ни контролировать. К тому времени, как все закончилось, она была покрыта тонким слоем пота, её тело блестело, и было розовое с головы до ног. Унижение охватило её, когда она попыталась прийти в себя от того, что только что произошло. Это было так чуждо, все эти новые переживания казались ей совершенно чуждыми, и ей было трудно представить себе то, что произошло прямо за шторкой. Когда Элли поднялась над занавеской, она увидела, как доктор провел рукой по своим губам. Элли почувствовала горячий прилив смущения. Ей хотелось заплакать, устроив сцену этому доктору, кого она знала и уважала всю свою жизнь.

– Ну, я думаю, что на этом мы закончили, – доктор Ричардс взял свой планшет и сделал несколько записей стилусом, даже не взглянув на Элли, которая выпрямилась на столе и свернулась так плотно в своем халате, что халат начал трещать.

– Медсестра свяжется с вами, если в ваших результатах есть что-то, о чем вам нужно знать.

Доктор пошел к двери, а сбитая с толку Эль смотрела на него.

– Подождите, подождите, доктор Ричардс!

Голос Элли смягчился, когда она умоляла его уделить ей еще одну минуту.

– Э-э-э, я... – запинаясь, пробормотала Элли, едва успев собраться с мыслями и крепко обхватив себя руками.

– Я была хорошей, хорошей пациенткой? – она была полна неуверенности, ожидая его ответа.

Мужчина замер, положив руку на дверную ручку, когда услышал тоненький голосок, зовущий его. Он так и не обернулся. Просто стояла там достаточно долго, чтобы заставить её сердце трепетать в груди. Затем раздался ответ:

– Я уверен, что в следующий раз ты будешь лучше. Мне нужно, чтобы ты записалась в регистратуре на приём ко мне через месяц.

 

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же бессмысленные, содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.