Body

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8, Часть 9, Часть 10

Окончание школы

Часть 10

Понедельник

Я как обычно, проснулась от вибраций. Я вздохнула и собралась встать с кровати. Однако, я даже не успела поднять голову, как фаллоимитатор начал проникать глубоко внутрь меня. Я вскрикнула и села, скрестив ноги. Толчки стали сильнее, и я схватилась за лодыжки, выгнув спину, пытаясь таким образом приглушить толчки. Это немного помогло, и я вздохнула с облегчением. Но тут я почувствовала, круговые массирующие движения вокруг моего клитора, и я застонала от возбуждения. Я чувствовала, как нарастает оргазм, который через некоторое время захлестнул меня. Я рухнула на кровать. К этому определенно нужно было привыкнуть.

 
Вставка

Через несколько мгновений я выкатилась из постели, быстро ополоснулась в душе, затем оделась и отправилась в кафетерий. Кафетерий был почти пустой, поэтому я села за столик одна и быстро поела, после чего отправилась на первый урок.

Творческое письмо было одним из моих любимых занятий, потому что учитель – мистер Уильямс, позволяет нам писать всё, что мы хотим. В настоящее время я работала над рассказом о принцессе, застрявшей на острове. Я сидела и размышляла над продолжением рассказа. Наконец я решила, что принцессу должен спасти плутоватый пират, а не прекрасный принц, и как только я собралась писать это, снова началась вибрация. Вибрация означала, что урок творческого письма закончился и пора идти на следующий урок.

Ещё одним моим любимым занятием была верховая езда, которая начиналась сразу после творческого письма. Я поспешила в конюшню, где обычно у нас проходили уроки. Когда я пришла, мистер Миллиган вручил мне сверток с одеждой. «Иди переоденься в эту одежду девушка, – сказал мистер Миллиган, – сегодня ты начнешь кататься».

Я просияла. До сегодняшнего дня мы изучали только теорию, нам рассказывали, как правильно запрягать лошадь, как за ней ухаживать. И вот настал день, когда я наконец смогу сесть на лошадь! С тех пор, когда я последний раз каталась на лошади, прошло несколько лет. Мои родители, в качестве наказания, продали моего пони, когда мне было 13 лет, и с тех пор я ходила в школы, где не было лошадей.

Переодевшись в экипировку для верховой езды, я помчалась обратно в конюшню.

Мистер Миллиган строго посмотрел на меня и сказал: «Я знаю, что ты взволнована, но это будет сильно отличаться от всего, что ты когда-либо делала раньше. Ты понимаешь?»

 
Вставка

Я кивнула, и он вывел из стойла великолепную аппалузу.

«Это Ава, – сказал мистер Миллиган, – она отличная скаковая лошадь. Учитывая твою склонность к прыжкам, она будет лучшим вариантом для тебя».

Я подпрыгивала от радости. Лошадь уже была осёдлана и мистер Миллиган, сказал мне сесть на неё. Как только я уселась в седло, мистер Миллиган начал пристегивать мои ноги.

«Эти ремни для твоей безопасности, – говорил мистер Миллиган, – хоть лошадь и обучена любым ситуациям, и я не хочу, чтобы ты упала с неё сразу как только сядешь».

Я понимающе кивнул.

«Мне нужно правильно прикрепить тебя к седлу, прежде чем мы выйдем на манеж, – продолжал мистер Миллиган. – Все в порядке?»

Я снова кивнула. Мистер Миллиган натянул ремни вокруг моих бёдер и стал крепить их у меня за спиной. С ремнями у меня за спиной он, возился достаточно долго, и я не совсем понимала, что он делает. Через некоторое время, я почувствовав прохладный воздух на своей голой заднице, я попыталась повернуться, но этому препятствовали ремни, которыми пристегнул меня мистер Миллиган.

«Сиди смирно, девочка, эти штаны для верховой езды сделаны специально так, чтобы можно было открыть промежность. Не стоит волноваться», – сказал мистер Миллиган.

Эти слова только заставили меня ещё больше нервничать. Почему мои штаны должны там расстегиваться?

Ответ стал ясен, когда я услышала щелчок и почувствовала, как от тела отходит нижняя часть моего пояса верности. Моё влагалище вдруг оказалось необычно пустым, но ненадолго, так как в него стал проникать новый предмет. Этот предмет был больше фаллоимитатора к которому я уже привыкла. Я удивленно хмыкнула.

«К этому нужно привыкнуть, – сказал мистер Миллиган, – для правильной работы он должен быть немного больше инструмента на твоём поясе. Он будет двигаться в такт шагам лошади».

Когда мистер Миллиган повёл лошадь из конюшни в круглый манеж, мои глаза расширились. Я почувствовала работу нового фаллоимитатора. Как и говорил мистер Миллиган, фаллоимитатор мягко двигался вверх-вниз в такт шагам Авы. Когда мистер Миллиган стал водить лошадь по кругу в манеже, мне пришлось схватиться за переднюю луку седла, так как за поводья я схватиться не могла. За поводья лошадь держал мистер Миллиган. Я хотела спросить мистера Миллигана, будет ли он привязывать меня к лошади всегда, на всех занятиях, но мистер Миллиган щелкнул языком, и лошадь рванулась рысью. Движение внутри меня тоже ускорилось, и я закусила губу, чтобы не закричать. Я хотела пошевелить бедрами, но всё, что было ниже талии, надежно удерживалось на месте. Когда темп ускорился, я наклонилась вперед и покрепче сжала рот. Вскоре я начала тяжело дышать, почти как Ава. Я вспомнила, что хотела задать мистеру Миллигану вопрос, но теперь мне было даже трудно думать об этом.

Ава без команды перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась.

«Думаю, на сегодня достаточно, у тебя хорошая выносливость, но над твоей осанкой надо поработать», – сказал мистер Миллиган.

Я кивнула, поскольку всё ещё была не состоянии говорить.

Ава снова начала двигаться, на этот раз медленным шагом. Я хмыкнула, когда во мне тоже возобновилось движение. К моему удивлению, вместо того, чтобы вернуться к конюшням, мы направились к маленькому зданию с высокими широкими дверями. Внутри было большое пространство со шлангами, выходящими из стен, и кольцами возле каждого шланга. Мистер Миллиган привязал поводок к кольцу, а затем начал отстёгивать меня от седла. Сначала он расстегнул мою талию и бедра, затем мягко подтолкнул меня вперед, и я почувствовала, как фаллоимитатор выскользнул из меня. Я вздрогнула от холодного воздуха, коснувшегося моей чувствительной плоти. Я была сбита с толку тем, что мистер Миллиган не сразу надел на меня пояс верности, а вместо этого он расстегнул остальные ремни. Я хотела слезть с лошади, но мои ноги были как желе, и я начала падать. Мистер Миллиган поймал меня и помог дойти до стены.

«Тебя необходимо вымыть, прежде чем я снова надену на тебя пояс верности, а поскольку ты не в состоянии сделать это сама, я попросил доктора помочь тебе», – сказал мистер Миллиган.

Я подняла голову и увидела, что перед нами стоит доктор Хенделл. Мистер Миллиган помог мне сесть на прямоугольный табурет и ушел.

Доктор Хэнделл посмотрел на меня и вздохнув сказал: «Я говорил ему, что ты ещё не готова к верховой езде».

Я сердито посмотрела на доктора. Уголки его рта на мгновение дернулись вверх. Он покачал головой, а затем снял с меня штаны. Я слишком устала, чтобы сопротивляться, поэтому просто прислонилась к стене. Доктор взял ближайший шланг, включил воду и осторожно раздвинув мне ноги, направил шланг мне между ног. Вода была тёплой, она приятно омывала мою кожу. Я закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. Но когда доктор направил струю воды прямо мне на клитор, я вскрикнула.

«Ты пропустила плановый оргазм в середине дня, – сказал доктор, – но мы должны следовать графику, который установил тебе Торнтон. Так что мне придется позаботиться об этом, прежде чем ты сможешь пойти на обед».

Я уставилась на него, а он вздохнув сказал: «Так лучше. Если ты слишком привыкнешь к оргазму с поясом верности, тебе будет труднее испытывать удовольствие с партнером. Держись за табуретку, я сейчас начну».

Я сделала, как он сказал – изо всех сил вцепившись в край табурета с обеих сторон. Доктор раздвинул мои ноги шире, завёл колени по бокам табурета, чтобы ноги не сдвигались вместе. Он направлял поток воды вверх и вниз, из стороны в сторону, никогда не направляя его в то место, куда хотела я. Я открыла глаза застонала, глядя на него, но он лишь приподнял бровь и мягко прижал мою голову к стене. Я снова закрыла глаза и попыталась расслабиться.

Я почувствовала, как мои половые губы раздвинулись, а потом шланг оказался внутри меня. Я хмыкнула, доктор передвинул шланг, наконец попав в нужное место внутри меня. Я задрожала и не смогла сдержать свой стон.

 
Вставка

 «Кажется, я нашел твою точку G, – тихо сказал доктор. – Её когда-нибудь стимулировали раньше?» Я покачала головой, а он цокнул языком и продолжил: «Нам придется это исправить сейчас. Верно?»

Я не знала, к чему это может привести, но вскоре, когда он вытащил шланг и вставил палец, всё прояснилось. Доктор изогнул палец вверх, попав в то самое место, и я ахнула. Он отстранился, но только для того, чтобы добавить второй палец. Теперь уже двумя пальцами он двигал вперёд-назад у меня во влагалище в медленном ритме. Время от времени он сгибал пальцы и снова давил на точку G. Затем он добавил третий палец и начал непрерывно массировать точку G. Его ладонь коснулась моего клитора, и я почувствовала, как во мне растёт возбуждение. Возбуждение увеличивалось и увеличивалось, и в следующий раз, когда ладонь доктора коснулась моего клитора, я вскрикнула и сильно кончила. Это был самый сильный оргазм, который я когда-либо испытывала, и он длился очень долго, обрушиваясь на меня волнами непреодолимого удовольствия.

Я, должно быть, на секунду потеряла сознание, а когда я пришла в себя, мой пояс верности снова был на месте.

«На сегодня достаточно, – сказал доктор, – если поторопишься, то ещё успеешь в столовую к обеду». Он вручил мне сверток и ушёл.

Я быстро развернула сверток, в нём была моя школьная форма с комплектом нижнего белья. После этого я поспешила в столовую.

 
Вставка

Когда я дошла до столовой, до окончания обеда оставалось несколько минут, поэтому я быстро взяла немного еды и села есть. Я не увидела никого из знакомых, поэтому села за столик одна.

Следующим занятием в расписании была биология у мистера Риттера. Я никогда особо не любила биологию, особенно с тех пор, когда мне пришлось препарировать кальмара. Тогда на уроке мы должны были препарировать этого кальмара вместе с моей подругой Чари но Чари была настолько брезгливой, что мне пришлось делать всё самой, и в результате я испачкала чернилами свои любимые джинсы. Надеюсь, что сегодня мы никого не будем вскрывать.

Мистер Риттер был хорошим учителем и энтузиастом своего дела, но мне было трудно сосредоточится на уроке, когда он начинал говорить об анатомии человека. Я начинала засыпать.

Сквозь сон я услышала, как мистер Риттер обращается ко мне: «Мисс Уоррен, я вижу, что вы не находите ничего интересного в моей лекции. Возможно, вам будет интереснее, если я буду сопровождать свой рассказ наглядной демонстрацией на живой модели? Дамы, есть среди вас добровольцы?»

Все подняли руки, кроме меня и ещё одной девушки в бледно-жёлтой форме. Мистер Риттер выбрал одну из самых нетерпеливых доброволиц, и она прошла вперёд. Должна признаться, мне стало любопытно, как он собирается использовать «живую модель», чтобы сделать свою лекцию более интересной.

Девушка сняла форму, аккуратно сложила её и положила на высокий стол позади себя. Затем мистер Риттер снял с неё пояс целомудрия. У девушки на груди вместо ленты целомудрия был надет кружевной бюстгальтер без косточек, который она тоже сняла и отправила его в стопку со своей одеждой. Я почувствовала, как мои щёки покрываются румянцем. Я огляделась по сторонам, пытаясь понять, не испытывают ли девушки смущения из-за демонстрации такого наглядного пособия, но похоже, все они были увлечены лекцией мистера Риттера, и казалось, что наличие голой живой модели в классе абсолютно никого не беспокоит. Мистер Риттер взял указку, указал ею на грудь девушки и спросил: «Кто-нибудь может назвать грудь по-другому?»

Он указал на нескольких девушек, и они дали свои ответы: «бюст», «титьки», «сиськи» и даже «буфера». Девушки говорили всё, что придёт в голову.

«Очень хорошо, – сказал Мистер Риттер, – а знает ли кто-нибудь синонимы для ареол? Ареола – это пигментированный участок кожи, окружающий сосок, если кто не в курсе. Иногда их называют жемчужинами».

Каждый раз, произнося очередной синоним ареол, Мистер Риттер водил указкой по соскам модели, заставляя их твердеть. Казалось, девушка была в восторге от такого урока. Она даже выпятила грудь. Наконец Мистер Риттер убрал указку от сосков модели и усадил её на высокий стол, широко разведя ей ноги. После этого Мистер Риттер продолжил свою лекцию, каждый раз тыкая указкой в то место на теле модели, про которое он говорил.

«Это клитор, – продолжил Мистер Риттер ткнув указкой девушке между ног. – Также его называют, пуговицей или бутоном. Далее у нас идет уретра, через которую женщина мочится. внутренние половые губы, также называемые складками или нижними губами. Между ними находится вагинальное отверстие, ведущее во влагалище». Сказав последнюю фразу, он раздвинул девушке половые губы, вставил указку внутрь и продолжил: «Внутри находится вагинальный канал, который ведет к шейке матки. Некоторым женщинам нравится, когда их шейка матки стимулируется, но подавляющему большинству это не нравится. Следующий объект заслуживает особенного внимания – это точка G. Её стимуляция является очень приятной для большинства девушек, хоть и не для всех».

Мистер Риттер убрал указку, вставив вместо неё во влагалище девушке два пальца, отчего модель застонала. Я пыталась представить, что сейчас чувствует девушка, и поймала себя на мысли, что хочу оказаться на её месте.

Мистер Риттер продолжал говорить, держа пальцы внутри её влагалища и, постоянно стимулируя её: «Многие люди называют всю женскую половую систему вагиной, но это неверно. Другие названия, хоть и не являются научными, но, пожалуй, более подходят для обозначения женских половых органов – гениталии, киска, щель и пизда» Он снова вставил указку во влагалище, не убирая при этом палец, и начал делать пальцем движения вперёд-назад.

«Скоро мы увидим оргазм, также известный как кульминация или кончание», – сказал мистер Риттер. Когда он произнёс последнее слово, девушка запрокинула голову и завизжала. Когда она перестала трястись, мистер Риттер что-то прошептал ей на ухо, а затем поднял свои блестящие пальцы, чтобы все могли их видеть.

«Это жидкость, важный элемент полового акта с женщиной, – продолжал мистер Риттер, – обычно её называют смазкой, так тело женщины готовится к проникновению и оргазму. Эти жидкость так же является признаком того, что женщина получает удовольствие. Вообще женская эякуляция не является обязательным элементом для зачатия ребёнка, она просто дополнительный бонус и признак того, что вы хорошо выполнили свою работу, доставив ей удовольствие».

Я почувствовала, как внутри меня заработал вибратор, а затем мистер Риттер сказал: «На сегодня всё. Дамы, урок окончен».

Пришло время для моего нелюбимого занятия – физической подготовки с мистером Глисбеном.

Продолжение следует...

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8, Часть 9, Часть 10

 

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, бессмысленные комментарии, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.