Опоздали к доктору

– Вы опоздали, леди, – произнес серьезный голос. Серьезный голос симпатичного загорелого молодого человека в длиннополом медицинском халате и со стетоскопом на шее. Аккуратно отглаженные брюки, ниспадающие до середины начищенных черных туфель, довершали картину. Наклоненный планшет на уровне груди и его прямая поза с постукивающей ногой, отставленной в сторону, говорили о нетерпении.

Мишель вошла в большую стеклянную дверь первой, а я шла следом, заглядывая ей через плечо, всё ещё протирая глаза после того, как проснулась несколько минут назад. Было ранее осеннее субботнее утро, и вестибюль был пуст, так как клиника ещё не открылась. Мы договорились быть там в 7:20 утра. Был уже девятый час, именно на эту проблему обратил внимание молодой врач в тот момент.

Мишель вошла в вестибюль, я встала рядом с ней, дверь за нами захлопнулась. Я внимательно посмотрела на врача, с которым мы договорились встретиться в нерабочее время.

– Мне так жаль, – начала было Мишель. – Сегодня утром у нас всё пошло наперекосяк. Разве не так, Бет? – Она посмотрела на меня, умоляя об эмоциональной поддержке.

Я ничего не ответила. и с открытым от удивления ртом уставилась на молодого человека в лабораторном халате.

– Эрик? Это я, Бет. Вечер в прошлую среду! – Он никак не отреагировал. – Вечеринка у Дженга?

Он перевел взгляд с Мишель на меня. Его лицо смягчилось.

– Бет? – Он посмотрел вниз. – Вы Бет Ричардс? О,... Я не знал, что ты такая Бет. – Он сделал паузу, указывая на свой планшет.

– Значит, вы здоровы? Сейчас готовишься к школе? Не понимаю, почему вы здесь.

– Да, это, должно быть, я, – сказала я, указывая на его записи. Было приятно снова увидеть Эрика, но в данном контексте это было совершенно неожиданно.

Вставка

– Я и понятия не имела, что ты врач!

Эрик улыбнулся, но лишь на мгновение. Он действительно казался серьезным молодым человеком.

– Да, я здесь, врач. Я интерн. В терапевтическом отделении. Но ты можешь звать меня Эрик. – Он посмотрел на Мишель, которая с большим интересом наблюдала за этим обменом репликами. Потом снова посмотрел на меня, и на его губах заиграло слегка лукавое выражение. – Или вы можете называть меня "сэр", если хотите, – добавил он.

Мои глаза широко раскрылись, и я мгновенно покраснела.

Чтобы объяснить комментарии доктора и мою реакцию. Я должна отмотать историю назад.

Я только на этой неделе переехала в Макговерн, большое общежитие для первокурсников в северной части кампуса. Одна из моих подруг, ну, на самом деле подруга моей новой соседки по комнате Салли, устроила вечеринку за пределами кампуса в среду вечером. Это была приятная перемена после утреннего стресса, связанного с упаковкой вещей для моего первого учебного года в колледже, за которым последовала долгая поездка с родителями, а затем перетаскивание всего моего барахла вверх по четырем лестничным пролётам от переполненной погрузочной площадки на противоположной стороне общежития. Было уже далеко за полдень, и я отдыхала после переезда на своей новой, слишком жесткой двуспальной кровати в колледже, когда Салли начала говорить об этой вечеринке со своими новыми соседями по коридору, с таким энтузиазмом, что вечеринку нельзя было проигнорировать.

Оказалось, к моему удовольствию, что на вечеринке было много привлекательных парней, многие из которых были старшеклассниками или даже аспирантами. Вообще-то я довольно застенчивая, но в освобождении от моей домашней жизни, поспособствовали два или три стакана слабоалкогольного коктейля, и вскоре я расслабилась. Наконец-то я была здесь, в колледже, и наслаждалась тем, что стала частью нового сообщества, с правилами гораздо более мягкими, чем те, которые были установлены у меня дома на Коннелли-стрит в Моргантауне, Западная Вирджиния.

Я побежала на кухню, чтобы просмотреть что там есть из еды. На кухне я встретилась с Салли. Салли была раскованной девушкой, она стала говорить со мной на всевозможные темы, многие из которых меня просто шокировали. Одной из тем было рабство и подчинение – господство. Шлепки, плётки, яйца в рот и другие дикие вещи вроде этого. До этого момента я не слышала и половины всего этого, и моё любопытство, подпитываемое алкоголем вытянуло Салли на дискуссию по этой теме.

Погружаясь в ходе дискуссии с Салли в тему медицинского фетиша, в какой-то момент я произнесла фразу: «Да, доктор, пожалуйста, я бы хотела ещё одну порку, жесткую, сэр!». Как раз в этот момент, к нам на кухню неторопливо вошел парень. Его глаза широко раскрылись вместе с ртом, когда он услышал, вырванную из контекста фразу, от симпатичной девушки, просящей, чтобы её отшлепали. Он улыбнулся, но ничего не сказал, целеустремленно потянувшись к тарелке с сыром. Я покраснела, как свекла, и стала быстро глотать коктейль из стакана, который держала в руке. Давно я не испытывала такого смущения.

Однако несмотря на этот инцидент, вечеринка прошла хорошо. Привлекательный молодой человек был, конечно, тем самым доктором Эриком Чампионом, медицинским интерном, который сейчас стоял перед нами, но его профессия была мне совершенно неизвестна в то время. Он вежливо принес нам ещё выпивки, мы стащили еду с праздничных подносов, приготовленных на кухонных стойках, для разноса по дому. Безостановочный поток тарабарщины Салли помог сгладить ситуацию, и мы втроем проговорили целый час, стоя прямо там, в тесной кухне, как это делают завсегдатаи вечеринок, как кровеносные сосуды, застрявшие в закупоренной артерии, никто не хотел прерывать разговор, чтобы перейти в более удобное место. В общем, это было чудесное время.

Вставка

Странно, что в тот вечер Эрик ни словом не обмолвился о том, что он врач. Возможно, он хотел скрыть это, чтобы не показаться хвастуном. Или, может быть, из-за моей неловкой фразы, чтобы не дать развития теме. Мы говорили о колледже, о папе, о том, чем заняться в городе, о погоде, о школьной жизни. Эрик был явно старше меня и, возможно, я была человеком не его уровня, но он мне ужасно понравился, и я цеплялась за надежду увидеть его снова. Я представляла, как он лежит в моей жесткой постели той ночью и следующей, когда я лежала в постели, представляя его темное, серьезное лицо и его сильные руки, крепко обнимающие меня.

Именно после той вечеринки, вернувшись в общежитие, Мишель обнаружила, что ей нужна медицинская справка для теннисного клуба. Она не удосужилась прочитать об этом в многочисленных информационных письмах, отправленных ей за лето, в то время как я перечитывала эти письма много раз, стараясь не упустить не одной мелочи. Теннис был нашей страстью, и в средней школе мы играли каждую свободную минуту. Мы не были спортсменками высокого уровня, чтобы стать членами университетской команды, но мы строили планы присоединиться к университетской команде. Шансы были невелики, но это была наша давняя мечта.

Но, путь к мечте не бывает гладким и беспрепятственным. Одним из препятствий на пути к мечте была клубный тренер, старая Бидди, которая на первой встрече потребовала, чтобы мы принесли медицинские справки к субботней утренней тренировке ровно в 9 часов, или никакого клуба для нас в этом сезоне не будет.

Вот так мы и оказались в клинике в субботу утром вместо того, чтобы ночевать в Макговерне. А я-то думала, что мне хватит этих дурацких бланков. Я ненавижу ходить к незнакомым врачам и поэтому, до отъезда в колледж, целенаправленно пошла к своему участковому врачу, этой милой женщине средних лет, которая наблюдала меня и мою сестру с самого рождения. Но когда я вернулась с той первой тренировки, я обыскала всю свою комнату в общежитии и нигде не могла найти свои медицинские документы. Я даже позвонила родителям, чтобы узнать, могут ли они найти их и отправить мне, но безуспешно. Поэтому, проклиная тренера, в попытках решить проблему с медицинскими документами я присоединилась к Мишель.

Единственный план, который мы могли придумать, – это пойти в пятницу утром в клинику кампуса, где мы потратили пару часов ожидания что кто-нибудь, пропустит свою очередь и появится свободное место. Но обстоятельства сложились иначе. В тот день мы обе должны были идти на обязательное собрание для первокурсников. К тому времени, когда я вернулась в клинику, Мишель встретила меня в вестибюле. До конца дня свободного окна в очереди не появилось. Однако Мишель удалось уговорить секретаршу найти нам врача, который согласился бы принять нас в субботу утром до открытия клиники. Мы решили, что это наш последний шанс осуществить наши мечты о теннисе в колледже. В тот же вечер мы с Мишель выпили за нашу будущую профессиональную теннисную карьеру.

Но потом, по какой-то кармической воле, Мишель проспала, а Салли случайно отключила мои часы, когда поздно вечером в пятницу она перебирала свои вещи. В 7:50 утра я проснулась и в панике побежала за Мишель в её комнату через весь Макговерн. Мы побежали в клинику так быстро, как только могли. К счастью, клиника находилась тоже на северной стороне кампуса, где мы жили. И вот мы здесь, у симпатичного, но раздраженного молодого доктора, глядящего на нас поверх своего блокнота.

Он прервал мои размышления, попросив нас снять верхнюю одежду и лечь на стол лицом вверх для осмотра брюшной полости. Сняв верхнюю одежду и оставшись в нижнем белье, я поправила розовые трусики, которые были тоньше, чем обычно я ношу. Но в это утро всё пошло не по плану. Это были старые потёртые трусы, в которых было удобно спать, и утром я забыла их переодеть, так как торопилась. Это был первый мой первый медосмотр, на котором мне предстояло лечь на смотровой стол в одном нижнем белье. Я переживала из-за своих трусов, так как они были настолько тонкие, что почти ничего не скрывали. Меня сильно смущало это обстоятельство, что доктор мог практически беспрепятственно разглядывать нижнюю часть моего тела.

Мы с Мишель устроились поближе друг к другу, чтобы поместиться на столе, хихикнув, посмотрели друг на друга. Эрик посмотрел на нас сверху вниз. Мы обе были атлетически сложены, и я уверена, что мы чертовски хорошо смотрелись в лифчике и трусиках, с упругой загорелой кожей.

Вставка

Эрик кивнул сам себе, стоя над нами.

– Не каждый день приходится такое видеть!

Мишель, должно быть, думала о том же, что и я, потому что она сказала:

– Ты хочешь сказать, что мы в довольно хорошей форме, да?

– Ну да, с этим не поспоришь, – сказал он, наклонив голову, – но я имел в виду сразу двух пациенток. В Медицинской университете об этом ничего не говорили.

А потом он снова начал действовать.

– Хорошо, Мишель, я собираюсь осмотреть твой живот. Я быстро, просто дай мне знать, если у тебя что-то болит. Двумя руками он стал прощупывать живот Мишель. Я вытянула шею, чтобы посмотреть, мне было любопытно. Он глубоко вдавливал руки в живот Мишель. Мишель, казалось, не испытывала никаких неудобств. Я не очень хорошо видела, но мне показалось, что он просунул одну руку под складку её трусиков.

– Ладно, Бет, теперь ты. Внезапно его твердые руки оказались на мне, нажимая то тут, то там. Это было приятно. Он был силен. Я также почувствовала, что ближе к концу он немного просунул руку мне под трусики. Он был не очень далеко от чрезвычайно чувствительной области, и я представляла себе, что было бы, если бы он пошел туда чуть дальше.

Затем он пощупал у нас колени, икры и ступни и заставил сесть. Он сделал несколько пометок в своем блокноте, посмотрел на часы и сказал: 

– Я думаю, что мы успеем до Вашей тренировки. У нас осталось только три пункта по плану осмотра. Но они, вероятно, не являются вашими любимыми. Осмотр груди, органов таза и прямой кишки.

Он смотрел нам прямо в глаза с серьезным выражением лица, когда говорил это. Я старалась не показывать никакой реакции. Похоже, Мишель делала то же самое. Наступило короткое молчание, и я думаю, что они оба услышали, как я сглотнула. На данный момент у нас не было выбора. Мы с Мишель не собирались отступать сейчас из-за страха немного смутиться.

– Снимите, пожалуйста, верхнюю часть одежды, – небрежно бросил он, поворачиваясь к раковине, чтобы ещё раз вымыть руки.

Когда он отвернулся от нас, мы с Мишель переглянулись. Мишель открыла рот изображая панику. Я не знала, что и думать. Похоже Мишель это доставляло удовольствие. А я окаменела от страха, что придется снять оставшуюся одежду, а также от того, что повлечет за собой осмотр органов таза и прямой кишки. Для меня – застенчивой девушки из Западной Вирджинии такое было впервые.

Мишель привычным движением расстегнула лифчик одной рукой, и он тут же слетел. Ее маленькие груди свободно качались, и она подвигала ими влево, вправо показывая мне короткое шоу, пока голова Эрика всё ещё была повернута. Меня охватила паника. Я не двинулась с места и не знала, чего мне больше стыдно – сидеть с голой грудью перед этим симпатичным молодым доктором или дождаться, когда он обернется и обнаружит меня всё ещё чопорно одетой. Я подумала, что смогу немного потянуть время, если он сначала займётся с Мишель, а потом со мной. Доктор потянулся, чтобы вытащить бумажное полотенце из диспенсера под шкафом, и обернулся, увидев меня в лифчике, как и раньше. Я выглядела оленем, застывшем на месте в свете фар.

Вставка

– Мишель, Ты первая, но Бет, ты тоже снимай лифчик идти за мной. На самом деле, это хорошая практика для самостоятельного осмотра.

Я колебалась, но знала, что других вариантов у меня нет. Я потянулась назад и расстегнула лифчик, сняла его и бросила на стул. Теперь мои груди свободно покачивались. У меня было сильное желание сгорбиться и прикрыться руками, пока я ждала, но я рассудила, что правила требуют, чтобы я сидела прямо, держа руки по бокам. Так я и сидела, собираясь с духом, и выставляя свою обнаженную грудь на всеобщее обозрение.

Впрочем, это не имело значения, потому что Эрик был полностью сосредоточен на Мишель. Он выпрямил её руки по бокам и сделал шаг назад, чтобы осмотреть её. Со стороны это выглядело так, как будто он хотел рассмотреть её сиськи как можно лучше. Наверное, так оно и было.

– Сначала визуальный осмотр, – сказал он, – Мы ищем любые асимметрии или другие неровности.

У Мишель не было никаких отклонений. Я посмотрела на её грудь. У неё были эти прекрасные большие соски, которые заполняли большую часть её маленьких грудей. Я всегда думала, что это выглядит сексуально, так как у неё никогда не было проблем с тем, чтобы заинтересовать парней. У меня же груди были больше чем у Мишель с хорошей округлой формой, но крошечными сосками. Это, наверное, тоже для кого-то выглядит сексуально, подумала я.

Я думаю, Мишель прошла визуальную проверку, Эрика, как врача и несомненно, как мужчины, потому что затем он поднял её правый локоть над головой и начал прощупывать грудь продвигаясь от плеча вниз. В этот момент он посмотрел на меня и сказал: «Давай, делай так же как я, подними правую руку, а левой прощупывай грудь».

Я почувствовала прилив крови к лицу, когда его взгляд на мгновение скользнул по моей груди, когда он заговорил. Я подняла правый локоть, а другой рукой стала мять грудь, как было велено, и почувствовала облегчение оттого, что это движение на какое-то время прикрыло меня.

– Ищете какую-нибудь необычную шишку или уплотнение в ткани, – проинструктировал он нас обеих. – Если вы будете делать так постоянно, то сможете отличить, что нормально, а что нет.

Он повторил процедуру со второй грудью Мишель.

– И последнее, проверяем соски на наличие выделений. – Он взял Мишель за один сосок рукой оттянул его и отпустил. Он повторил это ещё дважды. Когда повторял то же самое в другой грудью Мишель, он отвернул голову от меня. В этот момент я удивлённо, обращаясь к Мишель, произнесла беззвучно губами: «Какого хрена?». Она не осмелилась ответить тем же, так как Эрик стоял лицом к ней, но я увидела легкую улыбку в её глазах, когда он сжимал её сосок. Интересно, что она сейчас чувствует?

Мне не пришлось долго ждать, чтобы узнать это, потому что сразу же после того, как он насытился сосками, моей подруги, он повернулся ко мне. «Пора показать ему, себя», – подумала я. Это очень странная ситуация. Однажды на вечеринке я встречаю привлекательного и загадочного молодого человека, а на следующий день я вместе со своей лучшей подругой раздеваюсь до пояса перед ним, и он дергает нас за соски.

Вставка

– Хорошо, Бет, подними эту руку, а эту руку опусти. – Он опустил мою левую руку. Теперь мои сиськи торчали прямо у него перед глазами. Он начал ощупывать грудь вокруг соска. Он выглядел совершенно серьезным.

– Мишель, – сказал он, на мгновение повернувшись к ней, – Теперь сама делай те же самое.

Как только я оправилась от шока, я начала наслаждаться тем, как его сильные руки двигались по моей груди. Но возникла небольшая трудность. Я не хотела смотреть ему прямо в глаза, пока он ощупывал меня. Я боялся, что это может возбудить меня. Я уже чувствовала напряжение в паху, когда он приближался к моему соску при каждом проходе. Я успокаивалась, глядя в потолок.

Осмотр повторился с другой стороны, потом я услышала фразу, которой так боялся: «сейчас проверим осанку».

Он выпрямил мои руки по бокам. Прижав одну руку к моей пояснице, а другой надавил на грудину. Он выпрямил меня по стойке «смирно». Я и не замечала, что до этого я сгорбилась, пытаясь хоть как-то скрыть свою наготу. Теперь мои груди торчали вперёд, выставленные на всеобщее обозрение, как музейный экспонат. Сосредоточившись на сохранении этой позы, я краем глаза и увидела, что Мишель смотрит на меня с ухмылкой.

Затем не спрашивая у меня разрешения, впрочем, я и не ожидала, что его спросят, он схватил плоть вокруг моего маленького соска, и сильно сжал. Отпустил и снова сжал, на этот раз вытягивая и скручивая сосок. Я посмотрела вниз и увидела, как его рука обхватила мой маленький твердый сосок в третий раз. Вновь, крепко сжав сосок, он оттянул его. О боже, это было больно. Не думаю, что у меня достаточно много сосков, что бы дать оторвать один из них. Я изо-всех сил старалась не двигаться, хоть это было непросто.

– Где ваши манеры, Мисс Бахман? – Вдруг произнёс доктор, обращаясь к Мишель.

Мишель ничего не сказала, обдумывая вопрос доктора. И тут до неё дошло.

– Благодарю вас, доктор – Сказала Мишель.

– Всегда пожалуйста. Ну же, Бет. У тебя классная задница. Я думаю, что она заслуживает хорошей порки. – Сказал Эрик полностью раскрывая игру, в которую он играл.

Он надеялся, что Мишель будет просто играть роль наблюдателя без возражений. Я же к этому моменту так возбудилась, что мне захотелось продолжения.

– Да, доктор – Сказала я.

– Сегодня в свой выходной день я встал рано утром, чтобы сделать справки для Вас, а Вы опоздали, – Продолжил доктор, –  Как же мне следует поступить с Вами?

Я краем глаза взглянула на часы. Было 8:50. Как бы я ни была увлечена этой маленькой сценкой, я также не хотела опоздать на тренировку. Я решила, что просто сделаю то, что он хочет, и мы уберёмся отсюда. Я попыталась вспомнить фразу, которую произнесла в среду на вечеринке.

Вставка

– Доктор, пожалуйста, отшлёпайте меня как следует. Я была плохой девочкой.

Этого было достаточно.

Хорошо, получишь три шлепка. Не вздумай кричать.

Он развернул меня лицом к столу, и толкнув меня в спину, заставил согнуться и облокотиться на стол. Я чувствовала, как его руки скользят по моим бёдрам. Доктор стянул с меня трусы, опустив их до колен. Правой рукой он погладил мою круглую голую задницу. Мне стало жарко, я чувствовала себя ужасной развратницей, но мне было приятно, что он стоит рядом со мной, и гладит меня.

Но потом краем глаза я заметила, как он поднял руку. Пауза. А Потом – Бац!

Черт, это было достаточно больно. Я чуть не вскрикнула, но сдержалась. Последовала пауза, пока я соображала, как реагировать.

– Благодарю вас, доктор – Произнесла я.

Он нежно погладил меня по заднице. Это было приятно. Затем он снова поднял руку и опустил вниз. Бац!

Черт, это было ещё больнее. Остался один шлепок. Мне пришлось подавить эмоции, чтобы говорить спокойным голосом и не кричать на него в ответ.

– Благодарю вас, доктор.

– Хочешь ещё сильнее? – Спросил он.

– Да, сильнее, пожалуйста, доктор – Я вдохнула и выдавила из себя – Сэр.

Бац! Это было сильнее всего, но, может быть, потому, что он возбудил меня, было не так больно, как я боялась. Я почувствовала, зуд во влагалище. Сегодня после тренировки по теннису у меня будет чертовски много свободного времени в душе, это уж точно.

– Благодарю вас, доктор.

– Девочки, мы закончили. Вы можете одеваться. – Наконец-то нас отпустили! 8:52 утра.

Мы быстро и молча оделись, доктор тем временем сел за стол, чтобы заполнить необходимые нам документы. Он вручил нам справки на выходе, глядя на нас с нейтральным выражением лица.

– Бет, Мишель, к сожалению, из-за нехватки времени мы сегодня не сделали, всё, что было запланировано, поэтому мы должны закончить медосмотр позднее. В это время, на следующей неделе?

Вставка

Я ничего не ответила. Я прошла мимо него, и дверь за нами закрылась. Мы с Мишель побежали по коридору и выскочили из вестибюля, где уже собралось несколько человек, которые как-то странно смотрели на нас. Поэтому мы молчали, пока не вышли за дверь на улицу.

Мишель первой, забежала за угол здания клиники.

– Бет! Какого хрена на самом деле??? – Спросила она со смехом и одновременно с разочарованием, видимо из-за того, что я не дала ей времени согласовать с доктором продолжение медосмотра.

Я засмеялась в ответ. Я почувствовал себя свободной, меня охватило радостное возбуждение. Черт побери, колледж мне нравился.

– Я расскажу тебе об этом позже. А сейчас давай поторопимся на корт!

29. September 2020

Комментарии

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после модерации. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.