Часть 1, Часть 2, Часть 3

Как правильно дрессировать дочь

Часть 3

Когда пришёл Рэмер, я налил ему стакан виски, взял блокнот и ручку и повел его наверх, в спальню Дженнифер, где она делала уроки. Я постучал в дверь и открыл её.

Несмотря на возраст Дженнифер, розовый цвет всё ещё преобладал в оформлении её комнаты. В центре комнаты стояла белая кровать принцессы с розовым покрывалом. Обычно комната Дженнифер была в идеальном порядке, но сегодня она только что постирала свои трусики, которые теперь были развешаны на душках кровати, словно разноцветные сигнальные флажки на корабле. Около окна стоял письменный стол, за которым в кресле, спиной к нам сидела Дженнифер. Она что-то печатала на компьютере. Её длинный тёмный хвостик волос на голове удивленно качнулся, Когда Дженнифер обернулась и увидела, что я привел с собой гостя.

Как и большинство детей, дома Дженнифер одевалась так, как ей было удобно, либо ходила совсем без одежды. С самого детства мы относились к её телу как к предмету гордости. В обществе существовало негласное правило, согласно которого молодые девушки должны носить наименьшее количество одежды, необходимое для конкретных обстоятельств. Девушки должны были привыкнуть к тому, что окружающие люди, глядя на них наслаждаются видом их обнаженного тела. И если на девушке было чрезмерно много одежды, это считалось признаком плохого воспитания. Хотя Дженнифер нравилось появляться голой перед посторонними людьми, мы учили её, что она не должна демонстрировать своё обнажённое тело всем без разбора. Мы говорили ей, что раздеваться следует только перед близкими людьми. Например, когда к нам приходили родственники или друзья, мы часто заставляли её раздеваться, чтобы в полной мере оценить, насколько она выросла и изменилась с тех пор, как они видели её в последний раз. Чаще всего, по её собственному желанию, Дженнифер оставалась обнаженной до тех пор, пока гости не уходили. Когда Дженнифер появлялась на людях, она носила обычную одежду, но её одежда всегда была подобрана таким образом, чтобы демонстрировать её взрослеющую фигуру, а не скрывать её. Дома Дженнифер обычно носила легкую, простую одежду, только для того, чтобы показать своё целомудрие и не выглядеть слишком вульгарной.

Повернувшись на стуле Дженнифер встала, чтобы поприветствовать нас. Она была одета в белую просторную майку, которая была почти прозрачной. Ткань майки обтягивала её грудь, и через ткань проступали едва различимые тёмные пятна ареолов вокруг её сосков. Вторым предметом её одежды были легкие хлопковые трусики – её обычный домашний наряд. Я представил Дженнифер нашему гостю. Рэмер протянул ей руку.

– Дорогая, это мистер Рэмер. Он консультировал меня относительно твоей подготовки к фестивалю, и я пригласил его, чтобы он дал мне ещё пару советов касающихся некоторых деталей. Ты нам поможешь?

Вставка

– Конечно. Что от меня требуется? – Кивнула Дженнифер головой и хихикнула.

Рэмер улыбнулся, пожимая Дженнифер руку.

– Приятно познакомиться, Дженнифер. Ты ведь совсем не стесняешься, правда? Ты просто прелесть, юная леди.

Подняв руку Дженнифер над головой, Рэмер нежно повернул её, чтобы хорошенько рассмотреть её зад. Дженнифер снова хихикнула и в притворном смущении развернулась, сложив руки перед промежностью.

Меня умиляло её застенчивое поведение, но я не мог позволить её инстинкту скромности выйти из-под контроля перед одним из лучших консультантов в штате по подготовке девушек к фестивалю. Я взмахнул рукой напоминая ей, что леди не прикрывается, когда её осматривают. Дженнифер на мгновение надулась, показывая этим что сожалеет, что разочаровала меня. Она быстро опустила руки по швам, выпрямилась и выпятила грудь вперёд, больше, чем это было необходимо, показывая, что она пытается быть хорошей девочкой. Её соски натянули ткань майки, а край её правого ареола чуть выглянул из-под обтягивающей майки.

– Простите, мистер Рэмер, я не хотела прикрываться. – Извинилась Дженнифер, улыбаясь и глядя ему в глаза и старательно произнося фразы, выученные на уроках этикета. – Я рада, что вам нравится моё тело. Пожалуйста, не стесняйтесь, можете осмотреть меня.

– Дорогая, мистер Рэмер здесь, чтобы помочь нам решить вопрос, как уложить твои волосы в зоне бикини для фестиваля. Это очень важная часть твоего образа, и поскольку я занимаюсь этим впервые, я не уверен, что смогу решить этот вопрос самостоятельно. А мистер Рэмер эксперт в этом деле. Он уже помог многим девушкам занять достойные места на фестивале, так что я хотел, чтобы он посмотрел на тебя и высказал своё мнение.

Пока я говорил, Дженнифер переместила свой взгляд с меня на свои трусы, а затем на Рэмера. Её глаза заметно округлились. За последние годы Дженнифер много раз обнажалась перед посторонними людьми, но, всё это была случайная нагота в неформальной обстановке, без фокусировки внимания на её гениталиях. Раньше её никогда на осматривали так тщательно. Однако Дженнифер понимала, что, когда она вырастет, ситуация изменится. Видимо, решив, что время для перемен наконец пришло, она в знак согласия понимающе кивнула и улыбнулась.

– Конечно, папа! Я тоже не была в этом уверена. У меня были кое-какие идеи, но я рада, что ты нашёл человека, который может помочь. Спасибо вам, мистер Рэмер, за то, что согласились помочь. Я немного волнуюсь. Я понимаю, что очень важно занять на фестивале достойное место. Я читала в журнале, что несмотря на то, что форму вагины изменить нельзя, можно придать ей привлекательный вид, использую подходящую интимную стрижку и благодаря этому, получить на фестивале более высокие баллы.

Рэмер добродушно кивнул и улыбнулся.

– Конечно, Дженнифер. Это моя работа, и я бы хотел, чтобы ты чувствовала себя уверенно выходя на сцену на фестивале. Я позабочусь, чтобы ты выглядела великолепно. На фестивалях все мои дочери были одеты по-разному, но все они получили высокие оценки. В последние несколько лет я помогал с подготовкой к фестивалю очень разным девочкам и все они тоже заняли достойные места. Так что, я думаю, что тебе я тоже смогу помочь преуспеть.

Вставка

Рэмер сел на край её кровати и жестом предложил Дженнифер встать перед ним. Дженнифер подчинилась. Её светло-фиолетовые трусики оказались на уровне глаз Рэмера. Я пододвинул к ним свой стул поближе и открыл блокнот, приготовившись записывать.

– А теперь, приподними свою майку чуть выше пупка, а я посмотрю, что мы имеем. – Весело сказал Рэмер.

Когда Дженнифер сделала, то, что он просил, Рэмер долго и пристально разглядывая её ее трусики, начал рассказывать мне о своих методах подготовки.

– Первое, что я должен сделать – это оценить форму её бедер, их пропорции, а главное форму этой области. – Сказал Рэмер, проведя пальцами по нижним краям трусиков Дженнифер и погружая пальцы между её ног.

Дженнифер, почувствовав его прикосновение, вздрогнула.

– У неё не очень широкие бедра, и она довольно стройная. – Продолжил говорить Рэмер. – Так что, наверное, нам потребуется более короткая стрижка, я бы даже сказал, что более скульптурное. У неё хороший плоский живот, и холмик на лобке не слишком выпуклый. Очевидно, что у неё хорошо выраженные наружные половые губы. Это отчетливо видно даже через трусики. Если половые губы красивой формы, их следует подчеркнуть. Давай посмотрим, что у нас там, под трусиками. – Сказав это, Рэмер ухватился за пояс трусиков и спустил их вниз, оставив их чуть выше колен.

Левая рука Дженнифер потянулась, чтобы прикрыть рот, и она сделала глубокий вдох, когда прохладный воздух из открытого окна коснулся её промежности. Дженнифер сохранила самообладание. Она крепко держала майку правой рукой, чуть выше пупка, как ей было велено.

Её киска была прекрасна. Это была чистая, идеально симметричная щель в середине удивительно пухлого холмика мягкой плоти, а из глубины щели выглядывал клитор. Тёмные густые волосы на её лобке были коротко подстрижены, но в целом это был просто бесформенный кустик волос. Дженнифер не сбривала волосы на лобке и не удаляла их воском. Я решил пока оставить волосы на её лобке в том виде, как они были, поскольку не мог определиться, какая интимная стрижка подходит ей больше.

Взглянув на промежность Дженнифер, Рэмер понимающе кивнул.

– Это превосходно! – Сказал Рэмер. - Просто прелестная киска!

Дженнифер, не привыкшая к такому детальному осмотру, слегка отодвинулась. Однако Реймер, чей многолетний опыт общения с молодыми девушками стал его второй натурой, плавно и твердо обхватил Дженнифер за бедро левой рукой, не давая ей уклониться от его исследования. Как бы успокаивая её, Рэмер нежно провел пальцами правой руки по её холмику и по лобковым волосам, а затем продолжил говорить.

– У неё очень красивые выступающие наружные половые губы. Посмотрите, как они почти смыкаются в нижней части её щели. Однако её клитор, ясно виден от основания до половины его длины. Клиторальная головка не видна, потому что она расположена между её внешними и внутренними половыми губами. У неё классическая вульва, просто выдающаяся! Думаю, лучше всего это маленькое чудо будет выглядеть, если волосы по периметру удалить воском, оставив маленькие волосики форме пламени или оленьего хвоста, прямо здесь, у основания её клитора. Это прекрасно подчеркнет скульптурность её киски и добавит немного больше эротизма, нежели совершенно полное отсутствие волос.

Вставка

Говоря это, Рэмер жестикулировал руками, чтобы проиллюстрировать свои идеи. Он словно режиссёр, обрамляя вульву Дженнифер, руками в кадр, чтобы продемонстрировать различные формы.

Я кивнул, сделал несколько заметок и рисунков в блокноте. Я изо всех сил старался подражать хладнокровному профессионализму Рэмера, но должен признать, что мне было странно наблюдать, как с моей дочерью так фамильярно и бесстыдно обращается почти незнакомый человек. Также для меня было странно участвовать в такой холодной оценке её сексуальной привлекательности.

Оценка Дженнифер, которую я делал в рамках курса Рэмера, используя его методику в качестве руководства, была немного неудобной как для Дженнифер, так и для меня самого. Конечно раньше я видел Дженнифер обнаженной много раз, но теперь мне всё чаще приходилось сталкивался с тем, что я должен думать о ней как о сексуальном объекте. И я понимал, что для успеха на фестивале, мне нужно будет преодолеть своё ханжество по отношению к моей маленькой девочке и делать всё возможное, чтобы добиться успеха.

Я всё ещё не понимал, как это работает. Обычно у мужчины увидевшего обнаженную девушку, сразу же возникает желание заняться с ней сексом, и это побуждает его совершать действия, необходимые для того, чтобы желание стало реальностью. Однако, проблема была в том, что я не хотел заниматься сексом со своей дочерью и поэтому не думал о ней как о сексуальном объекте. А поскольку моя обязанность состояла в том, чтобы превратить свою дочь в чрезвычайно желанную сексуальную партнершу, я понимал, что скоро это станет серьёзной проблемой. По мере того как Дженнифер росла, я изо всех сил старался изменить свой образ мышления, чтобы смотреть на дочь так же, как на неё смотрят другие мужчины. Но я очень боялся, что это приведет к тому, что я захочу сделать со своей дочерью то же самое, чего желают другие мужчин.

Я мысленно пытался дистанцироваться от того, что передо мной стоит моя дочь. Я пытался внушить себе мысль, что девушка, стоящая здесь это не моя дочь, это просто молодое, мягкое, женское тело. Я пытался представить в деталях – каково было бы заниматься с ней сексом. Что было бы лучше всего сделать, и чего лучше не делать, чтобы не разочаровываться. Я пытался представить, что следовало бы изменить в этой девушке, что бы секс с ней стал лучше. Я представлял Дженнифер куском глины, из которой можно было вылепить невероятное сексуальное создание, а себя я представлял скульптором, которому предстояло полностью погрузиться в работу по созданию произведения искусства. Мне нужно было освоить этот способ мышления, так как скоро мне придется проделать то же самое с близнецами. Казалось, это немного помогало. Одновременно я продолжал слушать Рэмера, пытаясь получить от него, как можно больше полезной информации.

Дженнифер глубоко дышала и слегка покраснела. Как бы комфортно она не чувствовала себя ранее, стоя обнажённой перед посторонними людьми, теперь для неё это был новый уровень. Я видел миллион мыслей и чувств, отражавшихся на её лице. Желая вовлечь Дженнифер в процесс, я спросил её, есть ли у неё какие-либо вопросы, мысли или опасения. Дженнифер застенчиво кивнула.

– Гм, мистер Рэмер, я хочу какое-нибудь украшение… Там, внизу… Как вы думаете, это хорошая идея?

– Не совсем понимаю, о чем ты, Дженнифер?

– Так бы это объяснить… На днях я была в гостях у Стефани Лоуэлл, у неё есть сестра Таша. В прошлом году ей исполнилось 18 лет. Мы втроем смотрели фильм, а потом пришел один друг отца Таши – мистер Гарнер. Он спросил, мистера Лоуэлла, может ли он заняться сексом с Ташей, и мистер Лоуэлл ему разрешил. И когда мистер Гарнер раздел Ташу и заставил наклониться над диваном, я увидела, что у неё внизу есть маленькое кольцо. Мистеру Гарнеру, кажется, это очень понравилось. Позднее Таша позволила мне посмотреть на кольцо получше. Она сказала, что ей приятно, когда мужчины прикасаются к нему. Так что, вы думаете, может мне тоже стоит сделать себе такое кольцо?

Вставка

Рэмер задумчиво слушал Дженнифер, глядя ей в глаза. Его левая рука всё ещё удерживала Дженнифер за бедро, а пальцы правой рассеянно обводили линии и контуры её вульвы.

– Думаю, немного блеска не помешает. Это отличная идея, Дженнифер! – Ответил Рэмер. – Где именно было кольцо?

Дженнифер сделала паузу. Казалось, она раздумывает, стоил ли продолжать говорить. Одно дело позволить специалисту осмотреть свою лобковую область, чтобы он помог подготовиться к важному событию, но совсем другое, вступить с этим человеком в дискуссию о своей собственной анатомии, зная, что это почти наверняка потребует гораздо более детального исследования её половых органов.

Я так гордился своей девочкой! Ей, очевидно, было неудобно высказывать незнакомцу своё мнение об украшениях на половых органах, но она понимала, что для того, чтобы занять хорошее место на фестивале, придётся преодолеть свой стыд. После недолгих раздумий, она приняла решение.

– Кольцо было на клиторе. – Сказала Дженнифер, и её щеки приобрели чудесный розовый оттенок.

Рэмер улыбнулся.

– Ну, – мягко сказал Рэмер, – есть некоторые факторы, на основании которых я бы не рекомендовал тебе какие-либо украшения на половых органах. На мой взгляд твоя вагина идеальна без всяких украшений и лучше всего оставить её в том виде, в котором она есть. Кроме того, все девушки разные, и то что подходит одной, не обязательно подойдёт для другой. Я знаю Ташу Лоуэлл. Я сам несколько раз наслаждался ею. У неё довольно заметный, хорошо выраженный клитор. Клитор большого размера достаточно легко проколоть, не повредив его, и украшения на таком клиторе не подавляют его визуально. А твой клитор меньше и тоньше.

Когда Рэмер это сказал, лицо Дженнифер немного погрустнело, но Дженнифер сказала, что всё поняла и Рэмер продолжил говорить.

– Однако, если тебе этого очень хочется, мы можем подумать, что можно сделать в этом плане. Всегда можно найти способ, как выйти из ситуации. Надо просто посмотреть и подумать, что подходит именно для тебя. Ты действительно этого хочешь?

Дженнифер оживилась и кивнула в знак согласия.

– Хорошо. – Улыбнулся Рэмер. – Тогда нам нужно будет, так сказать, получше исследовать местность. Поставишь ногу на кровать рядом со мной, я осмотрю тебя более детально и предложу несколько вариантов, которые ты со своим отцом обсудите позже.

Дженнифер взглянула на меня, в надежде, что я спасу её от этой процедуры. Но я улыбнувшись кивнул, напоминая ей тем самым, что Рэмер приехал к нам, жертвую ради этого другими своими более важными делами, и она должна оценить это и упростить ему работу.

Прикусив нижнюю губу, Дженнифер позволила Рэмеру снять с неё трусики, а затем медленно подняла ногу и поставила её на кровать рядом с ним. Рэмер твердым движением отодвинул её ногу подальше в сторону, затем скользнув рукой по её бедру, взяв Дженнифер за ягодицы и придвинул её ближе к себе, слегка приподняв её таз. Теперь вульва Дженнифер была полностью открыта нам. Вид был потрясающий.

Вставка

Когда Дженнифер раздвинула ноги, её наружные половые губы, до этого сложенные вместе, красиво разошлись, открывая удивительно розовые внутренние половые губы. Несмотря на то, что теперь её ноги были раздвинуты, её внутренние половые губы оставались закрытыми, делая свою работу по защите её мягкого, чувствительного влагалища от нашего взгляда. Её внутренние половые гулы были идеально сформированы, вокруг маленького отверстия её влагалища. Внутренние половые губы тянулись по всей длине её щели и соединялись наверху в маленький комочек плоти, образуя клитор.

Рэмер перевёл взгляд с моей дочери на меня. На его лице читались удивление и восторг. Очевидно, даже с учётом своего многолетнего опыта, Рэмер был впечатлён. И это заставило меня гордиться. Однако Рэмер быстро справился со своими эмоциями и вернулся к работе. Его взгляд снова переместился на Дженнифер.

– Ну, во-первых, твой клитор просто восхитителен, как я и предполагал. Он довольно маленький, но, с другой стороны, он довольно четко выражен. – Сказал Рэмер, глядя на Дженнифер.

– Дело в том, что, во время стимуляции, у некоторых девушек клиторы становятся больше, а у некоторых наоборот, они втягиваются под капюшон. Девушкам, относящимся ко второй категории, лучше сделать пирсинг капюшона. На первый взгляд, ты вероятно относишься ко второй категории. Вертикальная штанга здесь! – Сказал Рэмер, ухватив её клиторальный капюшон пальцами и слегка вытянув его, демонстрируя тем самым, сколько на нём свободного места для прокола. – Это будет выглядеть великолепно! Даже когда она будет стоять прямо, с сомкнутыми ногами, его всё равно будет видно. Хотя, возможно, при стимуляции её клитор может стать более заметным, и в таком случае лучше сделать пирсинг на самом клиторе. Вы проводили с ней какие-нибудь стимулирующие тренировки? Вы знаете, как меняются её половые органы, когда она возбуждена? – Спросил Рэмер, обращаясь уже ко мне.

– Нет. – Отрицательно покачал я головой. – Мы наоборот, пытались свести к минимуму любые прикосновения. О мастурбации даже и речи никогда не было. Я думал, именно в этом главная задача.

– Да, это один из методов воспитания. – Сказал Рамер. – И я согласен, что надо пресекать все попытки мастурбации у девочек. Но в то же время, я думаю, важно знать, как тело девочки будет реагировать на различные стимулы. Эту информацию можно использовать при подготовке к конкурсам на фестивале. Кроме того, этой информацией можно будет поделиться с другими мужчинами, которые будут иметь половые контакты с твоей дочерью, что бы эти контакты доставляли больше удовольствия. Я обычно начинаю знакомить своих девочек с легкими прикосновениями довольно рано и продолжаю экспериментировать, по ходу подготовки к фестивалю. Результаты этих экспериментов я анализирую и делаю соответствующие выводы. Например, когда моя Келли была ещё маленькой, и когда я её порол за непослушание, я обнаружил, что во время порки, её влагалище выделяло очень много смазки. Мне удалось развить эту реакцию. А на фестивале, перед тем, как выйти с ней на сцену, я просто несколько раз легонько шлёпнул её веслом, которым обычно дома порол её по заднице. Она мгновенно возбудилась и получила высшие оценки за смазку. Ни одна из других девушек даже не приблизилась в моей Келли. Могу я провести кое-какой эксперимент?

– Пожалуйста. – Сказал я. – Вы же специалист. Делайте всё, что необходимо. Я думаю, клитор немного увеличится. Похоже, она уже сейчас довольно возбуждена.

Глаза Дженнифер немного округлились, и её руки потянулась к заднице, в ожидании порки.

Вставка

Однако у Рэмера даже в мыслях не было применять столь жёсткие методы. Смочив большой палец языком, он просунул руку между ног Дженнифер и маленькими круговыми движениями начал нежно массировать её клитор. Бедра Дженнифер напряглись, дыхание стало прерывистым, но она стояла совершенно неподвижно. Рэмер несколько минут массировал клитор. Наконец головка клитора показалась из-под капюшона, а затем и полностью освободилась от покрывавшей его плоти. Даже когда Рэмер убрал руку с клитора, чтобы оценить результаты своей работы, казалось клитор продолжает тянуться к большому пальцу Рэмера.

– Ну вот! – Сказал Рэмер с приятным удивлением. – Оказывается у неё симпатичный маленький клитор, который, идеально подходит для пирсинга.

Дженнифер, счастливо улыбнулась, и сильно покраснела.

Рэмер предупредил Дженнифер, что, хотя пирсинг клитора для неё был хорошим вариантом, он не рекомендует ей делать это так близко к фестивалю. Это очень болезненная процедура, сказал Рэмер, и вероятно рана от прокола не успеет зажить до фестиваля. Однако Дженнифер с каким-то странным интересом стала расспрашивать, насколько это будет болезненно и как проходит сама процедура.

Рэмер объяснил, что в наши дни принято привязывать девушку к столу ремнями, чтобы девушка не могла двигаться и не мешала работе пирсера. Девичьи половые органы очень маленькие и очень чувствительные, поэтому чтобы аккуратно сделать работу, необходимо исключить, возможность того, что бы девушка поранилась из-за непроизвольных движений.

Дженнифер уже не думала о том, что она стоит голой перед Рэмером. Она с напряженным вниманием слушала Рэмера. Она была полностью поглощена его рассказом. Глаза Дженнифер блестели. А когда я заглянул ей между ног, то с удивлением обнаружил, что её клитор, стал ещё больше увеличиваться, когда Рэмер стал описывать, как её свяжут и она станет совершенно беспомощной во время болезненной операции на гениталиях. Раньше я даже не предполагал, что мою Дженнифер могут возбуждать мысли о связывании, но теперь, благодаря мастерству Рэмера, я стал узнавать важные детали о своей дочери. Я наклонился ближе чтобы рассмотреть её клитор получше, и я увидел, что её клитор действительно увеличился. Я зачарованно наблюдал, как тонкая струйка прозрачной жидкости вырвалась из её тесного влагалища и стала медленно струиться вниз по внутренней стороне её бедра. Рэмер вероятно тоже всё это заметил и понимал, что происходит с Дженнифер, но он как ни в чём не бывало, продолжал свой рассказ.

– Затем пирсер будет тереть твой клитор, как это только что делал я, чтобы он высунулся. И когда это произойдет, он оттянет капюшон и зажмёт головку твоего клитора маленьким стальным зажимом, растянет клитор и воткнёт в него иглу. – сказал Рэмер, крепко взяв клитор Дженнифер кончиками пальцев и вытянул его, словно проверяя, насколько далеко он сможет вытащить его из-под капюшона.

Дженнифер внезапно застонала, её ноги начали дрожать. Пока Рэмер продолжал манипулировать её клитором, её внутренние половые губы медленно, почти незаметно открывались сами по себе, сигнализируя о том, что её молодое тело готово к совокуплению. Внезапно Дженнифер закричала: «Папа!» Из её влагалища вышло обильное количество жидкости – большая блестящая капля совершенно прозрачной жидкости, которая качнулась словно маятник в такт её движениям. Комната быстро наполнилась теплым, едким ароматом оргазма молодой девушки. Всё тело Дженнифер напряглось, а затем расслабилось с серией глубоких дрожаний.

Вставка

Наконец Дженнифер вздрогнула и замерла. Тяжело дыша, она опёрлась руками на наши плечи. Рэмер отпустил её клитор. Мы некоторое время сидели тихо, давая ей остыть, одновременно наслаждаясь видом тела красивой молодой девушки. Её руки и грудь были влажными от пота, её волосы, завязанные в конский хвост, начали распускаться, а майка промокла насквозь, прилипла к коже и полностью соскользнула с её левой груди, которая теперь свободно свисала. Её темный сосок был твердый, как камень, а кожа ареолы была глубоко текстурированной и морщинистой. Её влагалище открылось, давая нам возможность увидеть её тело, предлагающее себя для проникновения. Периодически влагалище мягко сжималось, затем снова открывалось, каждый раз выделяя всё больше прозрачной вязкой жидкости.

 – Похоже, тебе всё это хотелось бы испытать самой? – Спросил Рэмер, криво усмехнувшись.

Дженнифер кивнула. Её грудь вздымалась, лицо приняло смущённое выражение. Она попыталась собраться, потянула майку вниз, но вспомнила, что не должна прикрываться.

– Да... То есть я не знаю, почему это произошло.

– Это совершенно нормально, Дженнифер. – Успокаивающе сказал Рэмер. – Думаю, что ты совершенно здоровая девушка, которую просто возбуждает идея быть связанной. Ты читала книги об этом?

Дженнифер, затаив дыхание, кивнула, и Рэмер улыбнулся.

– Я уверен, что после фестиваля, многие мужчины будут рады помочь тебе в этом. Боже мой! – Пробормотал Рэмер, оглядывая Дженнифер с ног до головы. – Ты восхитительна! Твоя майка совсем промокла, ты можешь простудиться, давай её снимем.

Дженнифер кивнула, и, пока она неуверенно, стягивала с себя влажную майку через голову, Рэмер воспользовавшись возможностью, погрузил указательный палец в её влагалище, набрал немного её смазки и попробовал её на вкус. Облизнувшись, он улыбнулся.

– Это восхитительно! – Сказал Рэмер. – Роберт, нет ничего лучше вкуса новой девушки. Вам тоже нужно попробовать это.

Мне тоже хотелось это сделать. Я наконец достиг того душевного состояния, к которому стремился. То, что Дженнифер моя дочь, теперь уже не имело значения. В течение последнего получаса она стала для меня просто молодой, свежей, обнаженной, мокрой девушкой, тело которой требовало, чтобы его трахнули. И мой член был готов к работе.

Я находился в захватывающем, раскрепощённом состоянии. Моё тело требовало спаривания с ней! Мне хотелось, бросить её на кровать, утопить в матрасе, загнать в неё свой член и выплеснуть в неё свою сперму. При этом я осознавал, что на самом деле никогда не сделаю этого и что на самом деле я не хочу делать это со своей дочерью. Сейчас я словно наблюдал за самим собой со стороны. Я словно изучал реакцию своего тела, не смешивая его с конечными целями – подготовкой своей дочери к фестивалю. Конечно, я бы никогда не стал трахать свою дочь, но я не видел ничего плохого в том, чтобы попробовать на вкус её смазку. Для меня это была новая важная информация, которую мне необходимо было получить. Теперь Дженнифер стала объектом изучения.

Я протянул руку между ног Дженнифер, поймал большую каплю падающую из её влагалища, поднёс к своим губам, и проглотил эту каплю девичьего сока. Она была немного соленой, немного мускусной, с мягким сладким послевкусием. Некоторое время мы с Рэмером сидели молча, затем принялись обсуждать, каковы на вкус её соки. Дженнифер тем временем послушно стояла и продолжала производить для нас сладкий нектар. Каждое погружение наших пальцев в её отверстие сопровождалось очередным появлением запаха лёгкого аромата.

Вставка

Рэмер провёл руками по телу Дженнифер, сжал её шею, ухватил её за волосы, сжал её грудь и пощёлкал пальцами по её соскам, внимательно наблюдая за её реакциями и отмечая, какие прикосновения оказываются наиболее эффективными для получения большего количества вагинальной жидкости. Одной рукой он прижал Дженнифер к себе, а другой медленно надавил на её сосок. Я тем временем обвел пальцем вокруг её влагалища, и внезапно она с криком и дрожью снова кончила, и чуть не рухнула. Рэмер схватил её и помог ей лечь на кровать. Дженнифер лежала измученная, поджав ноги к животу. Её глаза были полузакрыты, а на покрывало из её киски сочился сок 

Рэмер поправил член в брюках и посмотрел на меня.

– Ну как, это было познавательно для вас? – Спросил он.

– Больше, чем вы думаете. – Ответил я. – Большое вам спасибо за потраченное время. Я многому научился, и буду я рад использовать полученную информацию, когда придет время для моих младших дочерей. Сколько я вам должен, сэр?

Рэмер, махнул рукой, давая понять, что деньги ему не нужны. Затем он снова посмотрел голодным взглядом на тело Дженнифер.

– Не беспокойтесь об этом. – Сказал Рэмер. – Я заеду через город после фестиваля, чтобы провести немного времени один на один с этой маленькой кобылкой. Я думаю, это справедливая цена.

– Совершенно верно. – Засмеялся я. – Она всегда будет к вашим услугам. И я думаю, что она того стоит.

– Отлично. – Улыбнулся Рэмер. – Дженнифер, было приятно познакомиться с тобой, надеюсь, что увижу тебя снова через несколько недель. Роберт, мне пора идти. Один из моих друзей написал мне ранее, что тут неподалёку он обучает соблазнительную маленькую 20-летнюю блондинку технике минета. После теории ей необходимо будет попрактиковаться. Я думаю, что вы могли бы присоединиться к нам и тоже помочь. Знаете, для совершенства необходима практика. Думаю, мой знакомый будет признателен вам, если мы присоединитесь к нам.

Я поблагодарил Рэмера за заманчивое предложение, но так как в преддверии фестиваля нам предстояло много работы, я решил, что мне стоит остаться дома и заняться укладкой лобковых волос Дженнифер.

– И ещё. – Строго сказал я, когда взглянул на Дженнифер и увидел, что она рукой залезла себе между ног и украдкой потирала себя. – Похоже, прежде чем мы займёмся твоими лобковыми волосами, нам, придется потратить некоторое время на то, чтобы немного научиться дисциплине.

Руки Дженнифер, в безуспешной попытке изобразить невиновность, взлетели по швам. Рэмер с понимающей улыбкой направился к выходу, а я расстегнул ремень и вытащил его из штанов…

Продолжение следует...

Часть 1, Часть 2, Часть 3

26. July 2021

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, бессмысленные комментарии, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.