Часть 1, Часть 2, Часть 3

Как правильно дрессировать дочь

Часть 1

Действие происходит в ближайшем будущем. Это первая серии записей касающихся наших приготовлений к ежегодному празднику, известному как Фестиваль молодёжи, в котором молодые девушки, достигшие совершеннолетия, демонстрируют свою сексуальность. В этом дневнике я описал, как я готовил к фестивалю свою первую дочь Дженнифер.

***

У Джорджа Рэмера уже три дочери на трёх предыдущих фестивалях занимали первые места, и он построил успешный бизнес, обучая других отцов тонкостям подготовки собственных дочерей к одному из самых главных праздников в их жизни. Его услуги заключались в консультировании по физическим тренировкам, правильному питанию, хореографии, а также психологической подготовке, которая заключалась в установке настроя на победу как у отцов, так и у дочерей.  Жил он в Ярроу, городке примерно в двадцати милях от нашего, и, поскольку он не участвовал в соревнованиях в Стоунволле, я вместе с четырьмя другими отцами записался к нему на специальные курсы, которые он организовал в этом году.

Четвертой дочери Рэмера, Лилли, неделю назад исполнилось 18 лет, и она находилась в финальной стадии подготовки к фестивалю в Ярроу, который должен был проводиться следующем месяце. Параллельно с подготовкой своей дочери Рэмер читал лекции, отцам из других городов, давая им возможность наблюдать за развитием и обучением Лилли. Раз в три месяца мы собирались в доме Рэмеров и за закусками и напитками получали от Джорджа необходимую информацию, а также имели возможность задать ему и Лилли, интересующие нас вопросы.

Ежемесячно мы подводили итоги нашей работы, оценивали сильные и слабые стороны своих дочерей. Мы обсуждали буквально каждый дюйм тела дочерей, обсуждали их физические упражнения, диеты, их таланты, которые проявлялись в повседневной жизни, а также их фотографии для портфолио. Всё это было необходимо для разработки, стратегии, ведущей к победе.

Было очень интересно наблюдать, как на наших глазах Лилли растет и превращается в потрясающе красивую молодую женщину, которая на предстоящем фестивале наверняка получит высшие оценки. Излишне говорить, что все мы были рады, что никому из нас не доведётся соревноваться с Рэмерами.

Сегодняшняя лекция должна быть последней, и она должна касаться окончательной подготовки к фестивалю. А также на этой лекции Рэмер обещал рассказать, чего следует ожидать и чего следует избегать в последние дни перед фестивалем.

Логово Реймера было хорошо освещено, с удобными кожаными креслами, большим бильярдным столом и небольшим баром напротив огромного телевизора. Собравшиеся отцы вполголоса возбужденно переговаривались. Наконец появился Джордж, он жестом попросил прекратить разговоры.

Вставка

– Спасибо вам всем джентльмены за то, что пришли сегодня, на нашу последнюю лекцию. Я надеюсь, что прошедший год не прошёл для вас впустую, и что моя Лилли была хорошим учебным пособием. Обучение всегда является более эффективным, если, вы можете увидеть и прикоснуться к изучаемому объекту, нежели, когда изучаемый объект является просто абстрактным понятием.

Мы все с энтузиазмом закивали и выразили свою признательность аплодисментами. Рэмер поднял руку.

– Я рад, что был вам полезен. Удачи вам всем в этом году. А теперь давайте перейдем к делу. Сегодня мы рассмотрим некоторые моменты, касающиеся последних дней перед фестивалем. Лилли, пожалуйста, зайди к нам.

Открылась дверь комнаты, рядом с дверью, ведущей в кабинет и оттуда вышла Лилли. Она была потрясающей блондинкой, ростом около пяти футов шести дюймов, с пышными бедрами и хорошо сформированным, но не слишком большим бюстом. На ней были тёмно-синие босоножки на каблуках и такого же цвета шелковый халат, длиной чуть ниже середины бедра.

– Как всегда, джентльмены, не стесняйтесь задавать вопросы по ходу нашей лекции. Итак, давайте начнем. Вы наверняка заметили, что у Лилли очень естественный макияж. К естественному макияжу, как правило, всегда хорошо относятся судьи. Если у вас в этом есть необходимость, я могу порекомендовать вам пару визажистов. Только помните, не переусердствуй с румянами и тенями.

Лилли неподвижно стояла, рядом с отцом, пока тот говорил, улыбаясь каждому из нас в отдельности. Её руки были сложены перед собой, как бы демонстрируя её застенчивость.

– Для фестиваля я собираюсь сохранить её волосы в естественном состоянии, сделав акцент на их большом объеме. – Продолжил говорить Джордж, двигаясь позади дочери и ослабляя бант, который удерживал её роскошные светлые локоны в хвосте, позволяя волосам упасть ей на плечи.

– Сейчас Лилли соблюдает режим тренировок и диету, и она выглядит потрясающе. Очевидно, что у разных девушек разные типы телосложения, но, чтобы попасть в первую тройку, надо иметь стройные, но не толстые ноги, тренированные руки и плоский живот. Давайте взглянем на Лилли.

С этими словами Рэмер потянулся к халату Лилли, развязал пояс и стянул халат с её плеч. Лилли покраснела. Мы были поражены, увидев, что она сохранила контроль над своими инстинктами и позволила отцу раздеть её перед нами. Он, очевидно, обучил её очень хорошо.

Под тёмно-синим халатом на Лилли были такие же тёмно-синие трусики и бюстгальтер. Оба предмета одежды состояли в основном из кружев, с единственным крошечным кусочком сплошной синей ткани, прикрывающим только влагалище. Её груди, повезло меньше чем влагалищу, и под кружевной тканью мы могли ясно видеть её соски и ареолы вокруг них. Её тело было потрясающим! Рэмер продолжал говорить о мельчайших деталях её пресса, плеч и бедер. Глаза всех присутствующих сосредоточились на Лилли и голос Рэмера теперь для нас отошёл на второй план. Я слышал его, так, словно он говорил из-под воды. Я вернулась к реальности, когда Рэмер, указывая на грудь своей дочери, начал говорить про выбор нижнего белья.

Вставка

– ...убедись, что бюстгальтер правильно подобран. Что бы представить грудь в выгодном свете, грудь должна хорошо поддерживаться бюстгальтером, при этом бюстгальтер не должен быть чрезмерно плотным и тяжёлым. Лилли носит бюстгальтер с размером чашки «Б», поскольку грудь у неё не слишком большая, поэтому лёгкий бюстгальтер вполне справляется с поддержкой её груди. – Говоря это, Реймер запустил указательные пальцы в кружевные чашечки лифчика дочери, чтобы показать, что прозрачная ткань ничего не скрывает. – Небольшая грудь на самом деле всегда является преимуществом, потому что такую грудь можно показать в более выгодном свете надев полупрозрачный бюстгальтер, как у Лилли. Поверьте мне, судьи не будут жаловаться на то, что они смогли разглядеть соски под бюстгальтером. Некоторым судьям возможно нравятся девушки с большой грудью. Но девушки с большой грудью, для поддержания груди вынуждены носить более плотные бюстгальтеры, сквозь которые ничего нельзя разглядеть. Помните, нужно правильно представить, то что имеете.

Мы яростно делали заметки, стараясь не отрывать глаз от сочного девичьего тела. Затем Рэмер взял свою дочь за плечи и развернул её к нам спиной. На Лилли были надеты стринги, совершенно не скрывающие её задницу. Внезапно открывшийся нам вид восхитительной задницы Лилли был встречен тихими возгласами восхищения и присвистываниями.

– Кстати, – улыбнулся Рэмер, – это наше главное оружие. Попка Лилли очень выразительна, поэтому мы можем использовать стринги, чтобы показать упругость и изгибы её ягодиц.

Держа одну руку на плече Лилли, Рэмер положил другую руку чуть ниже живота Лилли и слегка надавил.

– Давай ещё чуть-чуть, милая. – Скомандовал Рэмер, и Лилли мгновенно подчинилась, слегка согнувшись и выставив Задницу. – Хорошая девочка. – Сказал Рэмер, легонько похлопав её по попке. Затем он запустил палец под стринги там, где они выходили между ягодиц, и слегка потянул.

– Если вашей девочке не так повезло, как Лилли, то лучше всего надеть обычные трусики или даже шорты. В прошлый раз мы говорили о некоторых из ваших дочерей, и я думаю, что мы придумали несколько хороших стратегий. Если вы решите выбрать стринги, убедитесь, что они не слишком малы спереди. Помните, что в первые минуты судей привлекает более целомудренный стиль и они сосредоточат своё внимание именно на таких девушках. Затем, когда ваша дочь во время дефиле повернётся спиной, её попа в стрингах вызовет настоящий фурор у судей.

Отпустив стринги, Рэмер повернул дочь лицом к нам и снова указал на её грудь.

– А теперь давайте поговорим о груди. Когда придёт время снять лифчик, нужно быть уверенным, что соски находятся в возбуждённом состоянии и будут хорошо видны. Я подметил, что хорошо выраженные ареолы вокруг сосков оцениваются судьями более высоко.

Пока Рэмер говорил, он расстегнул лифчик у Лилли и начал стягивать бретельки с её плеч, освобождая её грудь из чашечек лифчика, и наконец, полностью снял лифчик. Лилли покраснела, её руки потянулись к её великолепной груди в попытке прикрыться, хотя она и понимала, что не должна этого делать. Рэмер тут же взял её за запястья и отвел руки вниз, крепко удерживая их, пока не почувствовал, что дочь перестала сопротивляться. Лилли продемонстрировала, что может держать себя в руках, встав прямее и выпятив грудь навстречу благодарной аудитории. Мило улыбаясь, она позволила нам наслаждаться видом её идеальной груди. Отпустив её запястья, Рэмер продолжил рассказывать о тонкостях представления груди.

Вставка

– Как я уже говорил, чётко выраженные ареолы, как правило, получают более высокие оценки. У Лилли от природы бледный цвет кожи, и её ареолы выражены сравнительно слабо. Цвет её ареалов я бы охарактеризовал как очень легкая румяна. Однако этот небольшой недостаток можно подправить нанесением макияжа. Если всё сделать правильно, то грудь будет выглядеть естественно и очень эффективно и привлечёт внимание судей. Я обычно наношу макияж небольшим кусочком ткани в несколько тонких слоев, пока не достигну желаемого результата.

В зале поднялась рука.

– Да, Тед?

– А что делать, если случайно перестараешься с количеством макияжа и нанесёщь его за пределами границ ареола?

– Хороший вопрос. Тогда воспользуйтесь средством для снятия макияжа. Но, если вы нанесёте макияж с первого раза без ошибок, то получите наилучший результат. Для этого зафиксируйте грудь вашей Тауни взяв её рукой снизу, вот так, и нанесите румяну круговыми движениями, начиная с соска и двигаясь наружу. Если будете делать так, то проблем у вас не возникнет. Ещё есть вопросы? Да, Грэм?

– Несколько месяцев назад я проводил оценку моей Рейчел, по критериям, которые вы дали нам, и я понял, что её соски недостаточно хорошо выражены, даже когда они эрегированы. Что вы посоветуете? Я имею в виду, что ваша Лилли просто великолепна. И глядя на неё я понимаю, что, если моя Рейчел столкнётся на фестивале с девушкой, которая выглядит как Лилли, у нас возникнут проблемы.

– Хороший вопрос, Грэм. – Сказал Рэмер, подойдя к Лилли и обхватив её левую грудь ладонью. – У моей второй дочери Сары, была такая же проблема. Я перепробовал все средства, чтобы увеличить её соски, но ничего не помогало. Я пробовал растирать их льдом, щипать пальцами, пробовал даже вакуумную помпу для груди. Но ничего не помогало. Такая у неё грудь! Тогда я перед самым выступлением нанёс ей на соски немного блеска для губ. Блеск отражал свет прожекторов и её маленькие соски были видны даже с последних рядов зрительного зала. В тот год мы заняли второе место. Так что попробуй этот способ и потом расскажи, каков был результат.

Ответив на все вопросы, Рэмер опустился на колени рядом с дочерью.

– Теперь один из самых сложных моментов. Это то, как вы ухаживаете за лобковой областью своей дочери. От того, как выглядит лобок, зависит многое, поэтому тут необходимо учитывать многие факторы. Это количество и цвет волос, выбор трусиков, а также форму гениталий. Давайте рассмотрим это на примере вагины Лилли. Придвиньте свои стулья поближе, я хочу, чтобы вы хорошо всё видели.

Говоря это, Рэмер ухватился за стринги Лилли и потянул их вниз, спустив до лодыжек. Положив руку на плечо отца, Лилли, держа ноги вместе, как подобает леди, грациозно вышла из своих трусов. Лилли очевидно понимала, что она обнажается для нашего блага, и она смирилась со своей судьбой. Борясь с желанием прикрыться, она стояла, держа руки по швам. Теперь её киска, являющаяся очевидно венцом её обнажённого тела, была выставлена на всеобщее обозрение. На лобке у Лилли была идеально выстриженная полоска из волос шириной около дюйма, поднимающаяся вверх от половой щели. Рэмер остался сидеть на корточках рядом с дочерью и продолжал рассказывать нам о своей методике.

Вставка

– Лилли хорошо сформированы гениталии, её клиторальный капюшон хорошо виден на всю длину. Я классифицирую вагины на три основных типа. Первый и самый простой, это «биформа», часто ещё называемая «раковиной» или «персиковой щелью». У этого типа внешние половые губы полностью скрывают клитор девушки, и видна лишь щель между половыми губами. Иногда эта щель длинная и возвышается на значительную высоту по лобку. Иногда щель между половыми губами спереди практически незаметна и только в самом низу есть лишь легкий намек на раздвоение. Второй тип, который демонстрирует нам Лилли, это «триформа». Поскольку половые губы Лилли не слишком пухлые, внешние половые губы не скрывают клитор и вместе с клитором половые губы образуют своего рода трио. Третий тип, это «полиформа», или составное влагалище. Этот тип включает широкий спектр влагалищ, которые могут иметь выступающие малые половые губы или хорошо видимые клиторы.

– Влагалище каждой девушки уникально. И вы должны выбрать стратегию ухода, которая будет наиболее подходящей для каждой конкретной девушки. У некоторых девушек киски маленькие по типу «персиковых» или «ракушечных». То есть просто маленькая щель между двумя гладкими наружными половыми губами. Этот тип считается девичьим, или даже детским, и обычно лучше всего выглядит с полным отсутствием волос. Ваша восемнадцатилетняя дочь будет выглядеть на несколько лет моложе, но в этом нет ничего страшного. Этот стиль вы можете подчеркнуть соответствующей одеждой или макияжем.

– Для девушек с более крупными внутренними половыми губами, которые видны даже в положении стоя, есть два основных варианта. Вы можете обрезать большую часть волос на лобке и оставить половые губы в естественном виде открытыми или вы можете удалить волосы совсем и перед тем как девушка наденет трусики, попытаться засунуть внутренние половые губы внутрь скрыв их наружными половыми губами. Во втором случае пока девушка стоит, она будет выглядеть так, как будто у неё девичий тип вульвы, а потом, когда девушка присядет, её половые губы раскроются, словно бутон расцветающего цветка. Судьи это точно оценят. Я видел такой трюк несколько раз, и он всегда сопровождался огромным успехом. В частности, так сделала два года назад Эллисон Тайролл.

– Теперь, обратим внимание на вульву Лилли. При таком типе, волосы на лобке можно было бы полностью сбрить в бразильском стиле. Так часто делают с триформными вагинами в порнофильмах. Но так как её клитор очень даже симпатичный, я решил подчеркнуть его маленькой полоской волос. – Рэмер указательным и средним пальцами мягко провёл по волосам на лобке Лилли и прижал пальцы к половым губам, словно он был её любовником, затем продолжил говорить. – Обратите внимание, полоска волос на лобке точно равна ширине щели, между ногами вверху, когда она стоит прямо. Это привлекает внимание к её клитору и визуально удлиняет её ноги при.

Лилли тихонько ахнула, когда пальцы отца коснулись её влагалища. Пока Рэмер говорил, она закрыла глаза, прикусила нижнюю губу. Мы были почти уверены, что Лилли начала незаметно покачиваться на его руке. Видимо пользуясь моментом, она решила немного помастурбировать. Рэмер не обратил на это внимания. Он резко отдернул пальцы, заставив Лилли на мгновение надуться. По комнате прокатилось несколько понимающих смешков.

Один из присутствующих поднял руку.

– А как насчет украшений половых губ или клитора?

– Хороший вопрос, Марк. – Кивнул Рэмер. – Во-первых, я обычно не рекомендую подобные украшения. По-моему, это не добавляет красоты, а скорее отвлекает внимание от других частей тела, на которых следовало бы сосредоточится. Это также может повлиять на чувствительность половых органов. Тем не менее, некоторые судьи, отдавали предпочтение девушкам с украшениями на половых органах. Но не пытайтесь проколоть клитор или половые губы самостоятельно. Наймите квалифицированного специалиста, который сделает всё правильно, безопасно и с минимальным ущербом. Имейте ввиду, что несмотря на то каким бы хорошим не был специалист, это всё равно будет чертовски больно. Кроме того, хочу сказать, что в зрительных залах всегда очень хорошее освещение, а это означает, что, если вы хотите обратить внимание судей на половые органы своей дочери, достаточно нанести на половые губы или клитор блеск для губ, точно так же как я посоветовал Грэму нанести блеск на соски. У моих дочерей, клиторы достаточных размеров, поэтому я сам лично с блеском не экспериментировал. Да, Дэйв?

Вставка

– Я не совсем уверен, как классифицировать влагалище моей Шоны и не знаю какую интимную стрижку для неё выбрать и стоит ли использовать макияж. Мне кажется, она могла бы хорошо смотреться с несколькими вариантами укладки. Вы выезжаете не дом для консультирования?

Этот вопрос был встречен смехом, но Рэмер улыбнулся и кивнул.

– Да, Дейв. Я буду в Стоунволле в следующий вторник. Как насчет того, чтобы вместе зайти в школу к Шоне? Я взгляну на то, что у неё между ног, и выскажу своё взвешенное мнение.

Когда стало ясно, что других вопросов на эту тему нет, Рэмер снова обратил внимание на вульву Лилли. Зажав её холмик над влагалищем большим и указательным пальцами, он потянул его вверх, тем самым приоткрывая её влагалище. Глаза Лилли расширились, и она издала слабый стон, скорее от удивления, чем от боли, слегка раздвинула ноги выставив бедра вперед, чтобы позволить отцу показать нам её половые органы.

– Независимо от того, какой вид интимной стрижки вы выберете, я рекомендую вам удалить волосы воском вот здесь. – Сказал Рэмер, проведя указательным пальцем по обеим сторонам клитора и наружных половых губ Лилли, демонстрируя гладкость её кожи. – Иначе какие-нибудь не удалённые волоски испортят всю картину, и судьи обязательно обратят на это внимание.

Рэмер отпустил киску Лилли, легонько похлопал, как бы говоря: «Умница», и встал.

– Итак, джентльмены, последняя тема сегодняшней лекции, это как подготовить вашу дочь к посвящению. Мы все знаем, что эта процедура может нанести девушке психологическую травму, если она ничего не знает о процедуре и не подготовлена к ней. Но если вы рассказываете девушке слишком много, это может напугать её и в конечном итоге вы таким образом сами её травмируете. Мне повезло с моими дочерями. Я выскажу вам своё мнение о том, как лучше всего подготовить девушку к посвящению. Я думаю, что очень важно, представить посвящение как необходимый этап в жизни. Кстати, Лилли, может быть ты сама расскажешь джентльменам, о чем мы говорили?

Лилли снова покраснела, её бледная кожа стала розовой по всему её прекрасному обнажённому телу. Она застенчиво скрестила руки и ноги.

– Ну, ты говорил, что в ночь посвящения я буду очень особенной, и все будут относиться ко мне очень хорошо, и некоторые из твоих друзей заставят меня чувствовать себя очень хорошо и сделают меня взрослой женщиной. – Лилли на мгновение нахмурилась, надув нижнюю губу. – И ещё, что мне придется быть голой перед всеми. Но сейчас я тоже голая. – Её лицо просветлело. И это даже забавно! Вам, джентльмены, нравится видеть меня голой?

Ей ответили громкими утвердительного криками. Лилли осчастливленная этим повернулась к нам полубоком, застенчиво прикрыла свою промежность рукой и хихикнула.

Рэмер поднял руку, чтобы успокоить нас, и продолжил говорить. 

Вставка

– Всё это верно милая. А теперь я хочу объяснить тебе, как мои друзья собираются доставить тебе удовольствие, хорошо? Ты сможешь немного попрактиковаться в получении удовольствия, а мои друзья смогут увидеть, как ты выглядишь, когда тебе хорошо.

Сказав это Рэмер потянул дочь за руку к бильярдному столу и помог ей взобраться на него. Указав жестом на середину стола, он велел ей лечь на спину, вытянуть руки по бокам и выпрямить ноги. Затем жестом велел нам собраться вокруг. Второго приглашения нам, разумеется, не потребовалось. Мы расположились вокруг стола, Рэмер встал около головы Лилли. Над бильярдным столом висела яркая лампа, которая, прекрасно освещала каждый изгиб изящного девичьего тела. Лилли, казалось, немного испугалась и подняла голову, как будто собиралась встать, но Рэмер прижал её плечи к столу и некоторое время говорил с ней спокойным тоном, приказывая лечь и расслабиться.

– Будучи голыми, девочки должны чувствовать себя комфортно перед посторонними. Я приучал свою дочь к этому в течение года, пока читал вам лекции. До сегодняшнего дня я прикасался Лилли, как к своему ребёнку. К её обнаженной груди, ягодицам и гениталиям я прикасался только для обучения или для наказания. Теперь пришло время познакомить её с прикосновениями в сексуальной манере. Пусть она почувствует, насколько это может быть приятно. Я буду обращаться с ней не как с дочерью, а как с женщиной, которой необходимо изучить своё тело. Возможно, вы заметили, что она начала тереться влагалищем о мою руку, когда я рассказывал об уходе за половыми органами. Хоть такое поведение и вызвано естественным желанием, но раньше, если это происходило во время лекций, я обычно наказывал Лилли за это. Однако сегодня, мы подошли к новому этапу её обучения, и я не буду наказывать её.

– Молодая девушка, обнажаясь перед мужчинами, почти всегда испытывает сексуальное возбуждение. Такое поведение заложено в женщине самой природой. Оказавшись обнажённой перед мужчиной, девушка неосознанно готовит своё тело к сексуальному контакту с любым мужчиной способным к совокуплению, даже если она не знает механизма секса. В течение прошедшего года я неоднократно ставил Лилли в такие ситуации, раздевая её на лекциях перед вами джентльмены. Однако я всегда пресекал любые её действия, имеющие сексуальную направленность, сформировав у неё четкое убеждение, что удовлетворять себя является табу. Думаю, это очень сильно подогрело сексуальные желания Лилли. Она вероятно изголодалась по сексуальному контакту. Сегодня моей целью является дать Лилли испытать свой первый оргазм от чьей-нибудь руки и тем самым сформировать у неё радостные предвкушения в ожидании посвящения.

Пока Рэмер говорил, он начал массировать плечи, шею и руки дочери. Лилли явно погрузилась в состояние глубокого расслабления. Её глаза закрылись, и она стала что-то тихо напевать себе под нос.

– Я собираюсь сделать так, чтобы Лилли сосредоточилась своём теле. Я попытаюсь заставить её осознать каждый дюйм её кожи и позволить этому перерасти в оргазм.

Продолжая говорить Рэмер, взял её твердые груди обеими руками и стал сжимать их постепенно приближаясь к соскам. Достигнув сосков, он пощёлкал по ним пальцами и затем ухватился за соски и стал разминать их. Рэмер не торопился, он ждал, пока соски Лилли полностью встанут. Затем он крепко сжал соски и стал медленно увеличивать давление на них. Пока Рэмер увеличивал давление на соски, дыхание Лилли из глубокого и медленного превращалось в поверхностное и прерывистое. Лилли лежала совершенно неподвижно, её тело напряглось, спина начала выгибаться, она застонала. Наконец её глаза раскрылись, и она умоляюще посмотрела на отца, который улыбнулся и тут же отпустил её маленькие сосочки и снова принялся нежно массировать её полные круглые груди. Стоящие вокруг стола джентльмены практически одновременно грубого вдохнули. Мы все затаив дыхание, наблюдали, как тело молодой девушки с кремовой кожей впервые испытывает сексуальное возбуждение.

Вставка

Рэмер подошел к краю стола и провел ладонями по торсу дочери, затем длинными размашистыми движениями рук прошёлся по животу и его руки продолжили свой путь к бедрам Лилли. Каждый раз, когда руки Рэмера достигали лобка, его большие пальцы едва касались клитора и половых губ Лилли, затем его руки двигались по ногам, пока не достигали колен. Сначала Лилли лежала на столе сжав ноги вместе так крепко, как только могла, теперь, под опытными прикосновениями отца, она начала расслабляться. С каждым очередным движением рук Рэмера вниз по телу, он почти незаметно раздвигали ноги Лилли чуть дальше друг от друга. Лилли на это никак не реагировала, толи потому, что не замечала, что ли потому, что ей было всё равно. Наконец ноги Лилли оказались на краях стола. Мы вшестером, собрались на конце стола, в районе ног Лилли. Каждое последующее движение рук Рэмера открывало нам более лучший вид изысканной вульвы Лилли, которая уже блестела от смазки в теплом свете лампы над ней. Мы толкали друг друга локтями и взволнованным шепотом указывали на её очевидное возбуждение.

Левая рука Рэмера снова начала блуждать по животу и груди Лилли, в то время как правая рука стала исследовать её киску. Его прикосновения были уверенными и нежным. Рэмер провел пальцами по поверхности её клиторного капюшона, а затем скользнул рукой между её ног и обхватил её влагалище. Лилли тяжело вздохнула.

– О, как приятно, папочка! – Прошептала Лилли.

– Ты отлично справляешься, дорогая. – Ласково ответил Рэмер. – Я ещё некоторое время буду прикасаться к тебе вот так. Тебе нравится? А ты раздвинь ноги ещё немного пошире.

Лилли некоторое время лежала неподвижно, не открывая глаз, словно обдумывая услышанное.

– Я хочу, чтобы ты продолжал прикасаться ко мне, папа. – Сказала тихо Лилли. – Мне так хорошо. Я никогда раньше так себя не чувствовала. Но если я ещё шире раздвину ноги джентльмены увидят мои интимные места изнутри!  Я думала, что только ты можешь…

– Так было, когда ты была девочкой, милая. – Перебил её Рэмер. – Но теперь ты очень близка к тому, чтобы стать взрослой женщиной, а для взрослых женщин всё немного по-другому. Позже ты узнаешь больше, но сегодня ты должна знать, что взрослые женщины делают именно так, как ты делаешь сейчас. Они снимают одежду перед мужчинами или позволяют мужчинам раздевать их, и они позволяют мужчинам смотреть на своё тело, а иногда позволяют мужчинам трогать их. До сегодняшнего дня ты была очень храброй, помогая мне, проводить лекции для джентльменов. Теперь осталась последняя часть твоего тела, которую должны увидеть джентльмены. Ты уже взрослая девочка и должна показать нам свою вагину.

Лилли ещё мгновение лежала неподвижно, пока отец продолжал нежно гладить её киску. Наконец она зажмурилась, повернула голову в сторону, сделала глубокий вдох и медленно раздвинула ноги, ухватившись руками за края стола, подтянув колени к животу.

– Вот так? – Спросила Лилли.

Раздались приглушённые возгласы одобрения. Рэмер кивнул головой и улыбнулся.

– Отлично. – Сказал Рэмер. – Теперь ты видишь, как приятно, когда я прикасаюсь к тебе здесь и здесь?

Вставка

Говоря это, Рэмер провел руками по внутренней стороне бедер Лилли, раздвигая ноги ещё шире. Затем уверенным движением рук он раздвинул половые губы Лилли в стороны открыв нам для обзора влагалище.

Гениталии Лилли были потрясающими. Нежная пара внутренних половых губ поднималась навстречу идеально сформированному клитору, который немного непристойно торчал из-под капюшона. Тонкая струйка прозрачной влаги, стекла из влагалища по ягодицам. Теперь уже не было никаких сомнений в том, что девушка была невероятно возбуждена. Дыхание Лилли снова стало неровным. Рэмер нанёс на свой палец немного вытекших соков Лилли и этим пальцем начал осторожно тереть клитор. Бедра Лилли немедленно отреагировали, начав двигаться в такт легким прикосновениям отца. Лилли убрала руки за голову и ухватились ими за край бильярдного стола. К этому моменту у всех присутствующих джентльменов половые члены уже стояли как колья. Мы, затаив дыхание, смотрели, как юная дочка нашего преподавателя вытянулась перед нами, её кожа покраснела, а грудь поднялась. Отец всё ближе и ближе подводил её к первому оргазму.

Проводя все эти манипуляции с Лилли, Рэмер продолжал читать лекцию. Следует отдать должное его опыту. Для Джорджа Рэмера это была чисто профессиональная деятельность. Мастурбацией своей дочери он умело привлекал внимание присутствующих джентльменов, которые готовы были с радостью платить деньги за такое зрелище. Рэмер вёл себя словно наездник тренирующий молодую кобылу.

Периодически Рэмер убирал руку с киски Лилли, открывая нам беспрепятственный обзор происходящего прогресса и рассказывал о тонкостях своей техники мастурбации. Мы с восхищением наблюдали, как клитор Лилли с каждым разом становился всё более выпуклым и эрегированным, а половые губы, даже без особой прямой стимуляции со стороны Рэмера, открывались сами по себе, открывая нам захватывающий вид на влажные глубины её влагалища. Количество смазки, которое выделяла девушка, было поразительным.

– Как видите джентльмены, влагалище Лилли сейчас сильно набухло, и тот факт, что оно раскрывается, как цветок, говорит о том, что Лилли чрезвычайно возбуждена. Возможно, вы заметили, что цвет её кожи в области гениталий стал более насыщенным. Обратите внимание на то, что её клитор я стимулирую, массируя его только кончиками двух пальцев, периодически обнажая головку клитора из-под клиторального капюшона. Не следует прилагать слишком много силы, чтобы не причинять девушке боль. Девушке должно быть приятно. Клитор обязательно должен быть хорошо смазан собственными соками девушки. Не переживайте насчёт того, что естественной смазки не хватит. Как видите, смазки у Лилли выделяется в достаточном количестве и ей можно покрыть всё влагалище.

После непродолжительных комментариев, Рэмер давал Лилли возможность остыть. Как он сам объяснил, это необходимо для того, чтобы её конечный оргазм был намного сильнее. Затем Рэмер продолжал тереть, щелкать и сжимать киску своей дочери, постепенно приближаясь к отверстию в основании её щели между половыми губами. Растущее возбуждение Лилли становилось всё более сильным, так как каждый раз, когда Рэмер останавливался чтобы дать Лилли остыть и прокомментировать свои действия, её разочарование, казалось, нарастало. Лилли приподнимала бедра в попытке удержать его руку на своём голодном влагалище, рычала и скулила каждый раз, когда он отстранялся, и даже пыталась сомкнуть ноги, чтобы поймать его руку. Лилли больше не закрывала глаза, она смотрела на нас и раздвигала ноги так широко, как только могла, демонстрируя свои восприимчивые гениталии, словно самка примата в период течки. Теперь она совсем не была похожа не смущённую девушку, которая стояла перед нами несколько минут назад.

– Мне очень жаль, джентльмены, но возбуждение Лилли сейчас мешает мне показать вам заключительные стадии процесса. – Продолжил говорить Рэмер. – Мне понадобится ваша помощь, чтобы мы могли довести, дело до конца. Дэйв и Марк, не могли бы вы подержать руки Лилли на том конце стола за её головой? Только держите крепко, чтобы она оставалась на месте. Тед и Грэм, вы держите её за ноги. Одной рукой держите за колено или лодыжку, а второй удерживайте ноги в области таза. Спасибо.

Вставка

Названные джентльмены бросились к своим местам, а Рэмер продолжил свою работу между ног дочери, демонстрируя, нам, насколько её внутренние половые губы чувствительны к его манипуляциям. Лилли застонала сильнее.

– Итак, Роберт, – обратился ко мне Реймер, – ты готовишь свою первую дочь к фестивалю, верно?

Я ответил утвердительно.

– Остальные готовят к фестивалю уже вторых или даже третьих дочерей, поэтому я и попросил их подержать Лилли. А поскольку у тебя первая дочь, тебе необходимо кое-чему научиться. Лилли, милая? – Обратился Рэмер уже к дочери, внимание которой становилось всё более рассредоточенным.

Лилли подняла голову, её волосы были в абсолютном беспорядке. Она изо всех сил пыталась установить зрительный контакт с отцом.

– Пожалуйста, папа, пожалуйста. Наверное, вам, нравится больше, смотреть на мою киску. Но пожалуйста, прикасайтесь ко мне.

– Обязательно, дорогая. Ты отлично справляешься. Послушай меня, ты слушаешь? Помнишь, я говорила, что судьи на фестивале будут проверять, хорошо ли ты себя вела? Мой друг поможет нам попрактиковаться в этом, хорошо? Я хочу, чтобы ты держала свои ноги широко раздвинутыми и не брыкалась, хорошо? Стивенсон поможет тебе подготовиться к проверке судьями и попрактикуется сам.

– Я была хорошей девочкой. Я хорошая девочка. У меня всё в порядке. – Застонала Лилли.

– Ты была хорошей девочкой, я знаю милая. – Сказал Рэмер. – Мы просто убедимся в этом. Мистер Стивенсон собирается взять на себя роль судьи и засунуть палец в твою киску, хорошо? Он будет очень нежен, но тебе нужно лежать спокойно.

Рэмер посмотрел на меня и тихо сказал:

– Сейчас мы доведем её до оргазма. Я хочу, чтобы ты очень осторожно просунул ей во влагалище средний палец. Не повреди ей девственную плеву. Просто просовывай в неё палец как это делают судьи при проверке. Я хочу, чтобы ты понял, как это делается, а позже повторил бы это со своей Дженни. Давай, просунь палец и держи его внутри. Тед и Грэм, держите её очень крепко. А я буду продолжать стимулировать её клитор, пока она не кончит.

Мое сердце сильно забилось, его стук отдавался у меня в горле. А когда я мысленно прокрутил в голове свои действия, мой член стал твёрдым, как камень. Раньше я даже мечтать не смел о прикосновении к Лилли, а теперь Рэмер просит меня проверить её девственность! Рэмер кивнул джентльменам, удерживавшим Лилли. Они крепче сжали руки и ноги обнажённой, тяжело дышавшей девушки. Затем Рэмер широко раздвинул влагалище своей дочери, и кивком головы указал, что мне пора действовать.

Вставка

Мой палец легко скользнул внутрь влагалища Лилли. Влагалище Лилли было невероятно тугим, но обильная смазка значительно облегчила проникновение пальца. Мой палец проник вглубь примерно на один сустав пока не встретил сопротивление. Хотя мой палец проник относительно неглубоко, я отчётливо чувствовать пульс Лилли через стенки влагалища, что указывало на крайнюю стадию возбуждения. Я кивнул Рэмеру, говоря этим, что нахожусь у её девственной плевы. Я был на небесах. Её отверстие было гладким и ароматным, её набухший клитор умолял, чтобы его коснулись. Рэмер не заставил себя ждать, он положил свою руку на клитор Лилли и нежно сжал его. Лилли ахнула. Рэмер снова заговорил с ней.

– Хорошо, милая. Запомни, судьи будут проверять тебя, была ли ты хорошей девочкой, засовывая в тебя пальцы, точно так же как это делает мистер Стивенс. Они также захотят убедиться, что мужчины будут получать удовольствие, проникая внутрь тебя. Мужчине очень приятно, когда интимные части тела девушки напряжены, поэтому они попросят тебя напрячь мышцы там. Ты можешь сильно сжать палец мистера Стивенсона?

Сказав это, Рэмер снова начал медленно потирать клитор Лилли. Лилли подчинилась. У меня закружилась голова, когда я почувствовал, как напряглись её вагинальные мышцы. Я подумал, как было бы хорошо, если бы внутри её влагалища был бы не мой палец, а мой половой член. Напряжение мышц влагалища выплеснуло предоргазменное напряжение Лилли через край. Внезапно Лилли издала крик и начала метаться в сильном оргазме. Четверо джентльменов, удерживавших Лилли, стиснули зубы и напряглись изо всех сил, пытаясь удержать её на месте. Рэмер тем временем спокойно продолжал поглаживать её клитор увеличив темп. Тед и Грэм прекрасно справлялись со своей работой, удерживая ноги Лилли, пока я держал свой палец в теплых, влажных глубинах её девственной киски, до тех пор, пока Лилли не вздрогнула и не замерла, обессиленная оргазмом. Её тело блестело от тонкого слоя пота.

Наконец тело Лилли обмякло. Её кожа раскраснелась, она закрыла глаза и что-то тихонько напевала себе под нос, наслаждаясь отблесками своего первого оргазма. Рэмер жестом приказал джентльменам, удерживавшим Лилли, отпустить её. Я осторожно вытащил палец из её мокрого влагалища. Следом за пальцем из влагалища, на зелёный войлок бильярдного стола, выплеснулась струйка жидкости.

Рэмер вернулся к теме нашей лекции.

– Очевидно, это было очень тяжело для Лилли. Сейчас я хочу помочь ей осознать то, что она только что пережила. Я не хочу, чтобы она ассоциировала своё сексуальное удовольствие с палацем Стивенсона внутри неё или с моей рукой на её гениталиях. Смысл инициации состоит в том, чтобы вывести ваших дочерей из фригидного состояния. Я хочу, чтобы Лилли знала, что бы ни случилось на фестивале, это будет чудесно. Это успокоит её и увеличит шансы на победу. Так что теперь я хочу, чтобы каждый из вас, по очереди, потрогал Лилли везде, где вам хочется. Обязательно потрогайте её влагалище, но не проникайте внутрь. Мы не должны лишить её девственности раньше времени, так что не будем рисковать. Вы должны дать ей почувствовать, как это приятно, когда её ласкают разные мужчины, чтобы она поняла, что сексуальное удовольствие не связано с одним единственным мужчиной. Итак, времени у каждого из вас на это по две минуты. Роджер, можешь начинать, если хочешь.

Реймер посмотрел на часы. Мы выстроились в очередь к бильярдному столу, на котором лежала Лилли. Лилли всё ещё была в состоянии глубокого блаженства, она не сопротивлялась и не протестовала, пока мы все пятеро используя наши лучшие способности, пытались доставить ей удовольствие. Когда подошла моя очередь, я раздвинул её половые губы так широко, как только мог, и накрыл рукой всё её влагалище, сильно потирая всю поверхность её гениталий. Другой рукой я массировал её левую грудь и следил, чтобы сосок оставался твердым. Когда я начал щипать её сосок, Лилли открыла глаза, мечтательно улыбнулась мне и начала тереться своей киской о мою руку. К сожалению, мои две минуты, закончились слишком быстро.

Вставка

Когда мы закончили, Рэмер помог Лилли слезть со стола и накинул ей на плечи халат. Лилли улыбнулась нам и поблагодарила за всё, сказав, что теперь она действительно с нетерпением ждёт посвящения. Мы поблагодарили её за помощь в обучении столь важным вещам, а отец поцеловал её в лоб и отправил спать. Поднимаясь наверх, Лилли обернулась и улыбнулась нам.

– Джентльмены, на этом курс вашего обучения заканчивается. Надеюсь, вам было так же интересно, как и мне. И я хочу, чтобы вы знали, что ваша помощь в обучении Лилли неоценима. Думаю, на фестивале она займет первое место, и я буду очень счастлив, когда получу свой приз. Я предполагаю, что после таких лекций вы, вероятно, возбуждены и находитесь в не очень удобном положении. Поэтому, в чтобы меня считали гостеприимным хозяином, и чтобы не оставлять вас в неудобном положении, а также в благодарность за вашу помощь, предлагаю вам отпраздновать окончание курса вашего обучения. Я приготовил для вас небольшой сюрприз! – Сказав это, Рэмер повернулся в сторону двери и крикнул. – Дорогая, ты можешь войти!

Дверь в кабинет открылась. Мы были ошеломлены, увидев, что вторая дочь Рэмера – Сара, вошла в комнату совершенно голая. Она была на два года старше Лилли, но выглядела почти в точности как её младшая сестра, только чуть-чуть пышнее. Влагалище у неё было типа ракушки, и холмик над влагалищем покрывали ровные светлые волосы. Грудь у неё была довольно большая, плавно переходящая в светло-розовые соски, которые, как сказал бы Рэмер, были менее выражены, чем у Лилли. Однако это ни в коем случае не было недостатком. Она была величественна, грациозна и, очевидно, уверена в себе, несмотря на свою наготу. Сара улыбаясь подошла к отцу и остановившись рядом с ним, повернулась к нам лицом.

– Два года назад Сара заняла второе место на фестивале. При её подготовке я использовал те же методы, что продемонстрировал вам сегодня вечером. Мы были очень довольны результатом. С тех пор она очень преуспела в искусстве секса. – Рэмер рассеянно ласкал грудь дочери. – Поэтому, в качестве финального завершения вашего обучения, на следующие два часа я хочу предложить её вам. Вы можете делать с ней всё, что захотите. Вы можете трогать её везде, где вам захочется, можете использовать её влагалище или её рот, можете кончать, куда и как вам нравится. Пожалуйста, наслаждайтесь!

Позже мы обсуждали эту ночь, и мы все сошлись на том, что ни у кого из нас не было лучшей ночи в жизни.

Продолжение следует...

Часть 1, Часть 2, Часть 3

7. July 2021

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после модерации. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.