Месть для дочери Франкенштейна

Это очень странная история. Мне хотелось написать что-то необычное, причудливое и эротичное. Надеюсь, эта история не вызовет отвращения у нормальных людей. Если эта история развеселит вас, дайте мне знать. Если она покажется вам отвратительной, ну что же, я пойму вас. А если она вам понравиться, возможно вы ещё более странный, чем я сам.

Как это началось

Её БМВ ползла по переулку, этот городской район оказался гораздо хуже, чем она себе представляла. В поисках нужного адреса, Декстер-стрит, дом № 445 и, она, свернула в переулок. Вот он, нужный адрес – зеленая ржавая дверь возле мусорного контейнера. Время было около полудня и был ясный солнечный день. Рэйчел огляделась. Вечером она бы никогда не приехала сюда, это точно.

Рэйчел была здесь, чтобы разыскать мисс Нору Перальту – бездомную женщину, получившую увечье, во время обрушения старого заброшенного здания, в котором она ночевала. Муж Рэйчел – Штайн был известным пластическим хирургом, который, несмотря на успех и занятость, продолжал занимался благотворительной деятельностью. Рэйчел заехала сюда по пути, она ехала домой из поликлиники и была полна радости, узнав, что беременна своим первым ребенком.

Рэйчел просигналила, надеясь, что Нора выйдет к машине, но ответа не последовало. Рэйчел почувствовала, как от жуткого вида этого беднейшего района города у неё на затылке шевелятся волосы, но она проигнорировала свое нехорошее предчувствие и вышла из машины, чтобы постучать в дверь.

Постучав в дверь, Рэйчел приложила ухо к двери, пытаясь понять, есть ли кто в доме. Пытаясь расслышать звуки за дверью, она не заметила, как два латиноамериканца оказались у неё за спиной. «Привет, чика» – угрожающе сказал один из них. Рэйчел побежала к своей машине, но, когда она ухватилась за ручку автомобильной двери, один из них схватила её за руку. Рэйчел сделала глубокий вдох, чтобы закричать, но другая рука плотно зажала ей рот. Один из нападавших распахнул зеленую дверь, второй затолкнул её в большую темную затхлую комнату.

Более полный и высокий мужчина ударил Рэйчел один раз в живот, и когда она упала на пол, он ударил её по лицу. Рэйчел была ошеломлена, в полубессознательном состоянии, она почувствовала, что нападавшие срывают с неё одежду. Когда нападавшие сорвали с неё верхнюю одежду, один из них – Хуан присвистнул, и сказал, что она горячая красотка и высказал предположение, что ей чуть больше двадцати лет. Второй нападавший, брат Хуана – Мануэль сорвал с Рэйчел бюстгальтер, затем трусики.

Вставка

– Черт, эта гребаная богатая сучка примерно моего возраста, – выругался Мануэль, стаскивая с Рэйчел трусики, – а в её пизде наверняка копается какой-то богатенький старый пердун.

– Богатый старик, вероятно, не может её удовлетворить, поэтому она и припёрлась сюда в поисках нормального твердого члена, брат. – Ответил, смеясь Хуан.

Да. Наверняка сука приехала сюда искать молодых жеребцов.

Рэйчел застонала, на какое-то время она потеряла сознание, но теперь, придя в себя, она увидела двух обнаженных молодых парней, стоящих над ней.

– Пожалуйста, отпустите меня, – пробормотала Рэйчел.

Мануэль жёстко ударил её ладонью по щеке.

– Не волнуйся, сука, отпустим, просить об этом не обязательно.

С этими словами Мануэль засунул ей во влагалище свой член и стал грубо трахать её. Он ущипнул Рэйчел за соски, а когда она попыталась закричать, снова ударил её. Как только Мануэль почувствовал, что кончает, он вытащил из Рэйчел свой член и поднёс его к лицу Рэйчел, брызгая ей на лицо спермой. Хуан, не теряя времени, воткнул свой член Рэйчел во влагалище. В отличие от своего брата, он действовал медленнее, наслаждаясь половым актом с этой красивой молодой девушкой. К своим 19 годам жизни Хуан значительную часть жизни провёл в различных колониях и изоляторах для несовершеннолетних, попав туда первый раз в 12 лет и просидев там практически безвылазно до 19 лет. Выбор женщин у него всегда был ограничен, а такой красивой и вовсе никогда не было. Он представлял, себе, Рэйчел киноактрисой, настолько Рэйчел казалась ему красивой.

Рэйчел закрыла глаза, стараясь не плакать, потому что не хотела, чтобы её снова ударили. Она думала о ребенке, растущем внутри неё, если она позволит им изнасиловать её, возможно, она и ребенок останутся живы.

Пока Хуан трахал Рэйчел, Мануэль тем временем оделся, он вытащил из сумочки Рэйчел деньги и ключи от машины, там же, в сумочке он нашёл листок бумаги с адресом, которой искала Рэйчел. На листке был указан номер дома 495, а не 445, куда она пришла. Мануэль усмехнулся, поняв, что Рэйчел ошиблась адресом. Значит, никто не знает, что она здесь и искать её в этом заброшенном доме тоже никто не будет. Теперь они смогут забрать её машину.

«Ааааааа…» – Простонал Хуан, кончая в Рэйчел.

Хуан встал и оделся. Он обратился к брату:

– Сколько?

– 125 долларов, немного драгоценностей, машину мы отгоним к Роберто, он разберёт её на зачисти. Сегодня у нас хорошие трофей.

– Девка тоже хорошая. – Улыбнулся Хуан.

– Девка так себе. Тебе она понравилась только потому, что раньше тебе доводилось трахать только чертовски толстых шлюх. Она неплохо выглядит, но мне нравятся женщины, когда они немного сопротивляются, ну ты понимаешь. Ха-ха.

Вставка

Хуан знал это. Мануэль был всего на четыре года старше его, но жизнь его уже сильно потрепала. Он торговал наркотиками, воровал и любил грубый секс.

Послышался шум. Рэйчел ползла к двери. Мануэль подбежал к ней и ударил её ногой по голове, она отлетела назад и замерла.

Мануэль стоял над ней понимая, что она мертва. «Валим отсюда», – крикнул он Хуану, и они уехали на машине Рэйчел.

Полиция арестовала Хуана Лопеса, когда эксперты извлекли ДНК из тела Рэйчел. Полицейские подозревали, что Мануэль тоже причастен к изнасилованию и убийству Рэйчел, но у них не было этому доказательств, поскольку Хуан заявлял, что он и его брат невиновны.

В ходе судебного разбирательства адвокат смог доказать, что вещественные доказательства – ДНК Хуана, изъятые из тела Рэйчел, до проведения генетической экспертизы хранились ненадлежащим образом и не исключена вероятность их подмены. Судье ничего не оставалось, кроме как исключить генетическую экспертизу из перечня доказательств, подтверждающих виновность Хуана. Кроме генетической экспертизы, других доказательств у обвинения не было. Поэтому все обвинения против Хуана были сняты.

Доктора Фрэнсиса Натана Штайна в последний раз видели на публике в зале суда. Внешне доктор Штайн выглядел спокойным, но в душе он жаждал мести. Ярость. Он был полон ярости.

– Фрэнк, лучшее, что можно сделать сейчас, – это вернуться к работе. – Сказал ему доктор Герберт Марш, который был самым близким другом Штайна со времен медицинского института.

Штайн кивнул своему другу, но это совсем не означало, что он согласился. Доктор Штайн уже подготовился. Он закрыл свою клинику и перевез всё оборудование в новый дом на окраине города. Похороны, потеря жены и так и не родившегося ребенка – девочки, наполнили его сердце отчаянием и жаждой мести.

Доктор Штайн разработал план. Деньги и навыки, для осуществления плана, у него имелись. Ненависть, и оправдательный приговор, Хуана, которые тоже были необходимы для осуществления плана, теперь тоже появились. Штайн разыскал жуткого преступника по имени Иззи. Иззи был невысоким, толстым мужчиной с слегка монголоидными чертами лица. На лице у Иззи был большой шрам, полученный в ходе неудачной драки на ножах. Штайн заключил с ним договор. Штайн сделал Иззи красивое лицо, избавив его от шрама, а в качестве оплаты операции, Иззи обязался похитить Хуана Лопеса.

Штайн сидел у себя в доме и ждал. Дождь стучал по крыше, было уже за полночь. Штайна беспокоило, что несколько месяцев подготовки могли быть потрачены впустую. Иззи был ненадёжным типом, он мог либо провалить операцию по похищению Хуана, либо, попросту кинуть Штайна. Но вдруг неожиданный звук открывающейся двери заставил его подпрыгнуть.

Иззи втащил в дом усыплённого хлороформом Хуана. Штайн жестом руки указал ему на дверь, ведущую в подвал, который обычно использовался как комната для игры в бильярд, но теперь там вместо бильярдного стола находился операционный стол. Иззи без лишних вопросов протащил Хуана в подвал и уложил на операционный стол.

– Мистер Иззи, спасибо. Теперь мы с вами в расчёте, больше мне ваши услуги не нужны.

Вставка

– Док, отстать со своим «мистером», я просто Иззи, этого достаточно. Ты уверен, что моя помощь тебе больше не нужна?

– У нас был договор, и вы свои обязательства по договору выполнили... Иззи.

– Да, но ... Я думал ... моя девушка, Шона ... она хотела сделать операцию по увеличению груди ... понимаете? Может, есть ещё что-нибудь, что я могу сделать для тебя?

Доктор Штайн улыбнулся:

– Возможно, через два месяца мне потребуются ваши услуги снова. Свяжитесь со мной.

Хуан был идеальным субъектом. В 19 лет он был достаточно молод, чтобы приспособиться к гормональной перестройке организма, а по телосложению он уже был достаточно худым и изящным, то есть идеально подходящим для преобразования.

В течение двух месяцев Хуан оставался в полубессознательном состоянии, пока доктор Штайн работал с ним. Теперь доктор Штайн стоял и смотрел на результаты своей работы. С помощью имплантатов, инъекций, изменения формы костей, электролиза и гормональной терапии Хуан превратился в 19-летнюю девушку.

Теперь он не просто девушка, а красивая сногсшибательная девушка. Штайн сделал Хуану полную красивую грудь, темно-каштановые волосы до плеч, зеленые миндалевидные глаза, полные пухлые губы и влагалище, глядя на которое ни один хирург не догадался бы, что оно является результатом пластической хирургии, и в которое теперь запросто мог поместиться мужской половой член. Влагалище было произведением искусства. Доктор Штайн мог бы прославиться на весь Мир, если бы опубликовал результаты своей работы в медицинских журналах. Штайн был уверен, что влагалище Хуана будет работать как настоящее, даря его обладателю оргазмы лучше, чем естественные.

Глядя на спящую обнаженную девушку, Фрэнк Штайн впервые за всё время после смерти своей жены почувствовал движение в своем члене.

«Она красивая», – прошептал Штайн. Затем он осознал, что его половой член напрягся. Штайн почувствовал смущение, ведь перед ним на самом деле лежал мужчина. Его естественное желание показалось ему противоестественным. Но, в конце концов, в этом и заключалась идея его мести. Штайн хотел, чтобы Хуан Лопес испытал такое же унижение, как и его жена. Он думал о том, что возможно сам изнасилует Хуана, эти мысли веселили его, особенно после бутылки каберне. Однако эти мысли, вызвали у него и отвращение. В конце концов Штайн решил, что остальное сделает уличная шпана.

– Мистер Иззи. У меня для вас есть работа, я бы хотел, чтобы вы забрали посылку у меня дома и доставили её по нужному адресу. – Доктор Штайн повесил трубку и решил, что пора одеться, разбудить своего пациента и удивить его новыми обстоятельствами его жизни.

Вставка

Хуан проснулся голым в маленькой комнате, где на полу лежала лишь куча одежды, а одна стена была зеркалом. Он чувствовал себя разбитым и шатался, словно с сильного похмелья. Наконец его глаза сфокусировались, и он увидел красивую девушку в зеркале «У-у-у!» – издал он возглас удивления и обернулся, полагая увидеть девушку позади себя, но комната была пустая.

Доктор Штайн подождал, пока стихнут крики. Он заметил, что тембр голоса пациента был достаточно высоким, именно такой, как он и рассчитывал. Штайн улыбнулся. Глядя в одностороннее зеркало, он подождал, пока сознание Хуана проясняется. Затем он начал объяснять Хуану факты его новой жизни. Пока доктор рассказывал Хуану о проведённых операциях, Хуан всё это время пялился в зеркало, разглядывая своё новое лицо и не переставая ругался.

– Итак, Хуан, вы видите, что теперь вы женщина, и вы должны принять это. Теперь вы испытаете на себе все те извращенные мерзости, которые вы делали с женщинами.
– Пошел ты на хуй! Верни мне мой член. Тебе лучше нахуй вернуть всё обратно, или я клянусь, мой брат, и я убьем тебя.

– Назад дороги нет. Наденьте эту одежду

– Хрен тебе.

– Что ж, наслаждайся своей новой жизнью, мисс. Затем доктор Штайн щелкнул выключателем, и комната наполнилась газом, который усыпил Хуана. Затем Фрэнк одел Хуана в туфли на высоком каблуке, в чулки, стринги, красную кожаную мини-юбку и белый топ с короткими рукавами. Иззи посадил её в свою машину и отвез спящего Хуана в центр города.

Во время поездки Иззи взглянул на молодую девушку. Он подумал, что доктор, должно быть, подобрал эту проститутку на улице и теперь возвращал её обратно. Выглядела она как шлюха, но определенно была одной из самых красивых шлюх, которых он когда-либо видел. Иззи смотрел на неё на протяжении всей поездки. Он задавался вопросом: «В себе ли она?». Иззи прикоснулся к её гладкой щеке, но она никак не отреагировала. Он осмелел, переместил руки к её груди и сжал её соски. Въезжая в город, он свернул в безлюдный переулок. Он вытащил девушку из машины и перекинул через плечо, подошёл к заброшенному дому, открыл ржавую зеленую дверь и осторожно положил её на грязный пол. По комнате бегало несколько крыс, место было темным и пустым.

Иззи встал над распростертым телом и расстегнул молнию на брюках.

Утреннее солнце сияло сквозь разбитое стекло и попадало в глаза Хуану. Увидев комнату, в которой он находился, Хуан узнал её. Оглядев себя, он увидел на себе женскую одежду, которая ему показалась тоже знакомой. Топ на груди у него был расстегнут, из под топа торчала женская грудь. Хуан надеялся, что это был сон, сейчас он проснётся и всё встанет на свои места, но сон никак не заканчивался. Наконец он осознал жуткую реальность. Хуан не знал, что делать, мысли в голове путались. Наконец он решил идти к брату, Мануэль наверняка поможет ему. Он пытался идти на каблуках, но в итоге он снял туфли и пошёл босиком.

Мануэль занимался своими обычными утренними делами. Потягивая пиво и покуривая косяк, он считал деньги, которые прошлой ночью вытащил из кармана какого-то пьяницы, спавшего около кабака. Он не видел Хуана уже несколько месяцев и понятие не имел, где тот может находится, но его это нисколько не беспокоило, в их жизни это было обычным делом. Хуан, вероятно, сидит где-то в тюрьме или, может быть, подался в бега, скрываясь от полиции. Услышав стук в дверь, Мануэль подошёл к двери и посмотрел через дверной глазок, за дверью стояла какая-то смазливая шалава. Он открыл дверь.

Вставка

– Эй, братан, ты должен мне помочь, посмотри, что этот грёбаный ублюдок со мной сделал!

– Привет, чика. Я тебя знаю? Ты девушка Серджио?

Девушка бросила туфли на пол, прошла в комнату к холодильнику, открыв холодильник она наклонилась и полезла за пивом. Пока она копалась в холодильнике, Мануэль смотрел на её задницу. Он улыбнулся облизываясь. Девушка без умолку о чем-то говорила, но Мануэль совершенно не вникал в смысл её слов. «Не всё ли равно, о чём она болтает?» – подумал он.

Хуан глотнул пива и продолжил говорить:

– Чувак, этот грёбаный доктор, он меня облажал. Он отрубил мне член, мы должны пойти за ним и вернуть его обратно. Потом мы отрубим ему член. Черт возьми. Эй, братан. Ты меня слышишь? Ебать тебя в задницу!

Мануэль подошел к Хуану и предложил ему скрученный косячок. Хуан взял косяк, удивлённый тем, что Мануэль вел себя не так сердито, как следовало бы. Хуан вдохнул косяк и почувствовал, как Мануэль одной рукой схватил его за задницу, а другим за грудь.

Хуан оттолкнул его.

– Что за херня, мужик. Это я, Хуан, твой брат!

– Ха… да, детка… иди сюда.

– Черт возьми, послушай меня. Эй, это я, Хуан. Этот грёбаный сумасшедший доктор превратил меня в женщину.

Хуан бросил косяк на пол, выхватил у Мануэля из рук банку с пивом и тоже бросил её на пол, Хуан орал как сумасшедший пытаясь объяснить Мануэлю, что он его брат. Он даже рассказал ему то, что знали только они двое.

Наконец до Мануэля дошёл смысл того, о чем говорил ему Хуан. Он стоял и смотрел на Хуана, выпучив глаза.

– А что, если он не сможет вернуть тебя назад, чувак? Тогда что нам делать?

– Бля, я не знаю. Блядь! Раз он сделал это, значит он может это исправить.

– Да, ладно, братишка. Мы заставим его вернуть тебя. Слушай, сейчас сюда придёт Леон, и принесёт мне кое-что на продажу. Как только он уйдет, мы подумаем, как быть с тобой. Черт, ты классная сука!

– Пошел ты!

Они оба засмеялись.

Вставка

Они выкурили косяк, вскоре в дверь постучал Леон. Мануэль впустил Леона. Хуан, смущаясь своей новой внешности ушёл в спальню. Леон был крупным лысым негром, он продавал Мануэлю кокаин оптом.

Мануэль вошел в спальню и увидел, что Хуан курит косяк и смотрит телевизор. Хуан сидел на кровати, его юбка была задрана, из-под юбки торчали трусики-стринги. Хуан посмотрел на брата.

– Эй, э-э…, Леону было интересно, кто ты, поэтому я сказал, что ты э-э-э…, Хуанита, друг.

– Какая нахуй Хуанита?! – Возмутился Хуан.

– Послушай, а-а-а ... Леон предложил мне целую долбаную унцию порошка бесплатно.

– Бесплатно? Чёрт, разве Леон когда-нибудь давал что-либо бесплатно? Он хочет, чтобы ты кого-то убил?

– Нет, братишка. Он ... Он хочет тебя трахнуть.

– Пошел ты на хуй. Я не педик. Я не трахаюсь с мужиками. Ни хрена!

– Эй, чувак. Сейчас то ты не парень, ты чика? Если трахнешься с ним сейчас, никто не назовёт тебя педиком. Ты знаешь, сколько этот порошок стоит?

– Пошел ты! Трахайся с ним сам!

Мануэль сильно ударил Хуана по лицу, Банка пива вылетела из рук Хуана, сам он от удара чуть не упал с кровати.

– Ты будешь с ним трахаться сука!

Мануэль снова ударил Хуана. Затем Мануэль поднял его за ноги вверх и стал стаскивать с него трусы. Увидел на внутренней стороне трусов засохшую сперму, он рявкнул:

– Черт возьми, ты уже ёбаный пидор. Эй, Леон! Иди сюда, бери её!

Леон вошел в спальню, а Мануэль вышел.

– О, тебе не нравятся грубые мужчины? Он действительно придурок. – Сказал Леон.

– Отвали от меня, Леон! – рыдал Хуан. Хуан не мог понять, почему он плакал. Раньше он никогда не плакал. Интересно, что ещё этот доктор сделал с ним.

Леон разделся, его 9-дюймовый член стоял как кол. Он подошел к краю кровати и схватил Хуана за волосы и прижал его лицом к члену.

– Соси сука!

Вставка

Хуан попытался оттолкнуть его, но Леон сильнее сжал его волосы и зажал ему нос пальцами. Хуан открыл рот, чтобы глотнуть воздуха и тут толстый член Леона втиснулся ему в рот. Леон начал трахать его в рот. Хуан подумал укусить его, но мысль о кусании мужского полового члена, была ему отвратительной, к тому же он понимал, что Леон без колебаний убьёт его за это.

Леон трахал Хуаниту в рот пару минут, затем оттолкнул её и раздвинул ей ноги.

– Надеюсь, ты трахаешься лучше, чем сосешь член.

Хуан сопротивлялся, но Леон был вдвое больше его. Хуан почувствовал, как член Леона входит в него. Он почувствовал боль, боль, которой он никогда раньше не чувствовал. Леон качался на нём, глядя на него сверху вниз и думал: «Какая она чертовски красивая». Затем Леон начал теребить ему соски. Леон думал, что возможно, если он её хорошенько трахнет, он сможет увести её от Мануэля. Черт возьми, такая симпатичная сучка могла бы принести ему неплохие деньги на улице.

Хуан устал и расслабился. Он закрыл глаза, отдаваясь судьбе. Потом появились странные чувства. Его сердце забилось сильнее, и он почувствовал, что его кровь становится горячей. Эти ощущения возникли явно от того, что член Леона трётся внутри него. Инстинктивно он обвил ногами этого огромного негра и стал двигать бедрами в одном ритме с Леоном.

Леон заметил изменения в поведении Хуаниты. Он тоже стал двигаться иначе, теперь он вытаскивал из неё свой член почти полностью, а потом всаживал его по самые яйца. Леон лизнул соски Хуаниты, и она издала гортанный стон.

Мануэль смотрел из-за двери.

– Вот пидор! Похоже ему это нравится. – прошептал Мануэль.

Мануэль потёр свой член через джинсы, увидев, что Леон издал стон и вздрогнул одновременно с криком Хуана в оргазме.

Когда Леона закончил своё дело и наконец ушёл, Хуан стянул с себя остатки одежды и пошел в душ. Он не был педиком, но несомненно, то, что он испытал, он никогда не испытывал как мужчина. Тем не менее, когда он думал об этом члене во рту, его начинало тошнить.

Помывшись, Хуан завернулся в полотенце и вернулся в комнату. Мануэль уже принимал кокаин. Мануэль поманил его и предложил присоединиться.

– Эй, извини, что ударил тебя. Чувак, но это того стоило. Да ты и сам похоже был не против?

– Пошел ты на хуй. Я чувствую себя грёбаным пидором. Черт побери, какое же это дерьмо! Давай наконец подумаем, как мы отомстим доктору.

– Да, ты будешь Хуанитой. – Мануэль смотрел на её зеленые глаза и губы. Он хотел поцеловать эти губы.

– Эй, это я, Хуан! Куда ты смотришь?

Вставка

Мануэль провел рукой по её гладкому плечу, затем быстро погладил её грудь через полотенце. Хуан оттолкнул его руку.

– Эй, братан, перестань.

– Давай, детка. Покажи мне эти сиськи». Мануэль подошел ближе. Хуан отступил, но Мануэль положил руку ей на спину и прижал к себе. Он поцеловал её в губы. Хуан отстранился, полотенце упало на пол.

– Прекрати. Ради всего святого! Я твой грёбаный брат!

– Привет, Хуанита. Дай немного любви.

Наркотики, ударившие в голову и мысли о половом акте, свидетелем которого он стал, полностью захватили сознание Мануэля.

– Эй, я не Хуанита!

Хуан побежал в спальню. Мануэль последовал за ним и толкнул его на кровать. Хуан упал, уткнувшись лицом в матрас, а Мануэль навалился на него сзади.

– Эй, я знаю, тебе это понравилось, чувак. Ты дал это Леону, значит можешь дать и мне, сука.

Мануэль всегда был сильнее Хуана, а в этом женском теле он вообще не мог оказать ему какое-либо сопротивление. Мануэль сунул руку Хуану в промежность и начал ласкать его киску. Рот Хуана был прижат к матрасу, и он едва мог дышать. Ощущения, которые Хуан испытал во время полового акта с Леоном снова стали оживать. И эти новые ощущения шли от его новой письки, которой его наградил доктор. Хуан почувствовал, что в его письку стало проникать что-то потолще, чем палец Мануэля.

Мануэль погрузил свой член в её киску. Задница Хуаниты приподнялась, чтобы удобнее вместить его член. Идеальная круглая задница, тугая киска – идеальная машина для траха. Схватив её за задницу обеими руками Мануэль начал постепенно увеличивать скорость движений.

Хуан стоял на коленях, выгибая спину, ему хотелось, чтобы член внутри него двигался быстрее. Он был на грани чего-то нового и необычного.

– Да, быстрее! Быстрее! Блять, да! – простонал Хуан в матрас.

– Так тебе сука!

Мануэль несколько раз сильно хлопнул её по заднице, затем обнял её и стал сильно щипать её соски. Теперь он трахал её быстро и сильно. Он схватил её за волосы и потянул их назад.

– Ухххх… Ох. Да!

Удар, ещё один удар. Хуан застонал.

Мануэль снова хлопнул её по заднице. Он вытащил свой член из её влагалища и тут же, засунул его ей в задницу. Хуан сначала закричал, но вскоре вернулся в ритм траха. Хуан сунул руку себе между ног и засунул пальцы в свою киску.

О-о-о! Да!

Мануэль ещё не кончил из-за наркотиков, он перевернул Хуанину и засунул свой член ей в рот. Хуан был в таком оргазмическом состоянии, что даже не осознал, что он сам открыл рот и стал сосать член Мануэля. Мануэль улыбнулся своему прекрасному обновлённому брату – Хуаните, и его сперма заполнила её рот.

Они заснули. Ночью Мануэль проснулся, увидел рядом с собой красивую девушку и снова её трахнул. На этот раз он держал её за запястья, и, хотя Хуан не сопротивлялся, Мануэль шлепал его, и Хуану это нравилось.

На следующий день Хуан проснулся около полудня. Он понял, что ему нравятся чувства, которые доставляет ему новое тело. Тем не менее, он больше не хотел быть девушкой. Сегодня он и Мануэль вернутся к доктору и заставят его вернуть ему прежнее тело. Хуан подумал, что, прежде чем они это сделают, не плохо было бы если бы Мануэль захотел снова заняться с ним сексом, как с девушкой, в последний раз.

– Мануэль? Мы собираемся идти к доктору?

Мануэль открыл дверь спальни. Хуан сидел на кровати голый.

Вставка

– Да, Хуанита, скоро, как только уйдут мои друзья.

Четверо парней прошли за Мануэлем в комнату. Это были Леон, старый домовладелец и пара неряшливых местных парней, с которыми обычно тусовались Мануэль и Хуан. Все они посмотрели на её тело и одобрительно присвистнули.

– Смотрите, ребята, как я и обещал.

Каждый из них дал Мануэлю пригоршню наличных, и они стали снимать с себя одежду.

– Веселитесь, ребята, и не забудьте сказать своим друзьям, мы открыты 14 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Как это закончилось

Годом позже Хуанита работала в отеле «Парламент». Она была потрясающей в обтягивающем платье с большим декольте. Она неторопливо подошла к элегантно одетому мужчине сидевшему в холле отеля, неподалёку от стойки администратора и попросила прикурить сигарету. Мужчина оценивающе осмотрел её тело, достал золотую зажигалку. Они немного поговорили, пофлиртовали. Затем она предложила подняться в его комнату.

– Сколько? – Спросил мужчина её.

Хуанита наклонилась к его уху и прошептала:

– Пятьсот.

Затем сжала его член и поцеловала его взасос. Мужчина встал, бросил деньги на стойку, она взяла его за руку, и они направились к лифту.

В его комнате Хуанита была ненасытной. Она разогревала его медленным стриптизом и массажем. Она, как нимфоманка, сосала его член и лизала его яйца. А когда дело доходило до секса, она хотела его в любой позе. Она дважды заставляла его кончить.  Когда после очередного оргазма они снова упали на кровать, мужчина нежно обхватил её голову руками.

Ты хорошо приспособился к новому телу, Хуан.

Хуан поднял глаза и узнал в этом мужчине врача, который превратил его в женщину. Теперь врач держал его голову крепче.

– Я надеюсь, что твой брат сможет приспособиться так же хорошо, как и ты, он ждет меня сейчас у меня в доме.

Быстрый поворот головы, в глазах Хуана потемнело. Последнее, что он услышал – хруст своих шейных позвонков.

24. March 2021

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, бессмысленные комментарии, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.