Body

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8

Аманда – агент ЦРУ

Часть 8

Город Уайт-Салфур-Спрингс, Западная Вирджиния, июль 2007 года

Аманда лежала в постели с полуоткрытыми глазами, ожидая, когда Джейсон закончит принимать душ. Яркий солнечный свет струился сквозь открытые шторы и хор певчих птиц щебетал свои песни с высокого дуба за окном.

В некотором смысле медовый месяц превзошёл все её ожидания. Курорт был прекрасен, а их номер был роскошным. Еда в ресторане была восхитительна. Аманда даже на отказывалась от десертов, пока Джейсон не посоветовал ей следить за фигурой. На курорте также был отличный тир, в который они с Джейсоном частенько ходили и соревновались там на спор в меткости стрельбы. Джейсон почти всегда проигрывал. Аманда понимала, что он поддаётся ей, но особо не возражала против этого.

Уже несколько дней Аманда не вставала с кровати раньше полудня, хоть это и было не в её стиле, уж очень удобной была кровать. Более того, она почти не спала последние две ночи, несмотря на то, что оба вечера ложилась рано. У Джейсона был ненасытный сексуальный аппетит. Он вёл себя как одержимый. Но ей придется положить этому конец. Аманда откладывала этот разговор, не желая скандалов во время их медового месяца, но её напрягало, что это будет продолжаться ещё, по крайней мере, в течение следующих нескольких дней. Кроме того, неуважение Джейсона к границам её личного пространства было пугающим и невыносимым.

Дверь ванной открылась, в дверном проёме появилась неуклюжая фигура Джейсона, окутанная паром, он вытирался полотенцем. Аманда знала его совсем недолго и его рост и сила всё ещё пугали её. Несмотря на свой немалый рост, рядом с Джейсоном она чувствовала себя крошечной.

– Джейсон, – Аманда села и похлопала по кровати рядом с собой, не обращая внимания, что простыня упала с её обнаженного тела.

Джейсон улыбнулся Аманде в ответ, сел рядом и положил руку ей на грудь.

– Ещё одна попытка? Ты возбуждена, как 17-летний подросток.
Аманда вздохнула и криво улыбнулась, чтобы скрыть гримасу.

– Мне уже 24 года, – начала говорить Аманда, положив свою тонкую руку на его.

Джейсон сжал обе её груди и издал крякающий звук. Её груди всё ещё были воспалены после их последнего секса. Джейсон любил играть с ними, но он был слишком груб.

 
Вставка

– Прекрати, – Аманда вывернулась из его хватки, в её голосе звучало раздражение, – нам нужно поговорить. Мы занимались сексом дважды в первую брачную ночь, и ещё дважды вчера, затем посреди ночи, и рано утром снова. Это слишком. Я едва могу ходить, – Аманда сложила руки на груди. – И больше никаких ощупываний меня на публике.

Улыбка на лице Джейсона исчезла.

– Ты сама виновата. Ты постоянно дразнишь меня. Сверкаешь сиськами, размахиваешь ногами, крутишь задницей. Ты постоянно ходишь передо мной либо в сексуальном бюстгальтере и кружевных трусах, либо вообще голая, – Джейсон скривил губы. – Ты жестока. Сначала ты возбуждаешь меня, а потом оставляешь с опухшими яйцами.

– Вчера я надела короткое обтягивающее платье, только потому что это всё, что у меня есть с собой, – начала говорить Аманда. – У меня нет ни пижамы, ни халата, ни нижнего белья, кроме моего свадебного комплекта, и если я хожу голая, то только потому, что ты сам постоянно снимаешь с меня одежду, – Аманда вцепилась в простыню, чтобы не дать Джейсону обнажить её нижнюю часть тела, и серьезно посмотрела на него. – Сначала ты должен спросить меня. Если я говорю «нет», ты должен остановиться.

– Я останавливаюсь.

– Ты должен остановиться сразу, а не через десять минут, когда уже кончишь, – Аманда сжала его руку. – Я хочу доверять тебе.

 
Вставка

– Я просто каждый раз делаю то, что ты хочешь.

– Это не...

– Каждый грёбаный раз. Не пытайся убедить меня в обратном.

Аманда хотела сказать ему, что смазка и стоны, ещё не означают, что она хочет заняться с ним сексом, и ему не помещало бы узнать, где у неё находится клитор, но передумала и вместо этого сказала:

– Я не спорю. Но дело не в этом. Если я говорю «нет», это означает «нет».

– Чушь собачья! – усмехнулся Джейсон. – Если бы я ждал, пока ты сама попросишь, я бы вообще тебя никогда не трахнул.

Поднявшись, Джейсон швырнул Аманде в лицо мокрое полотенце и направился в ванную, но внезапно он остановился.

– Ты забыла, что значит послушание. Пришло время напомнить тебе об этом.

Аманда сбросила мокрое полотенце на пол и прижала к груди огромную подушку. Лицо Джейсона потемнело, челюсти сжались. Пока Аманда смотрела на Джейсона, он полностью выпрямился. Широко раскрыв глаза, Аманда отползла к дальней спинке кровати и встала, ища убежища.

Джейсон пересёк комнату в три шага.

– Хочешь сбежать? Давай я тебе помогу. Он взвалил Аманду на плечо, как мешок с картошкой, распахнул дверь и бросил её на спину в коридоре.

Его поведение пробудило у Аманды болезненное воспоминание о её недавней поездке в Дубай и о том моменте, когда Амир снял с неё халат, оставив голой в богато обставленном гостиничном коридоре, очень похожем на этот. Это была лишь одна психологическая травма из целой серии, нанесенных ей в тот день, которые позже усугубились вынужденным пересказом тех событий для её коллег и их черствой реакцией. Теперь это происходило снова. Как он мог так ненавидеть её? Они были женаты всего 48 часов.

– Нет, Джейсон, пожалуйста, не надо, – крикнула Аманда, сев на плюшевый ковер и обхватив его ногу руками, прижав его колено к груди и не в силах справиться с нарастающей паникой.

– Это было так забавно, когда Амир вышвырнул тебя голой в коридор, – ответил Джейсон ей ухмыляясь.

Он тоже про это знал. Наверняка он видел и видео с этим инцидентом. Неужели он не понимает, как это больно для неё?

– Когда ты решишь, что наконец готова извиниться за мои опухшие яйца и принять свое наказание как взрослая, просто постучи в дверь. А пока иди и стой у лифтов, – сказав это, Джейсон оторвал одну её руку от своего колена.

Из комнаты, расположенной чуть дальше по коридору, вышел мужчина в теннисном костюме и с ракеткой в руке. Когда он повернулся к лифту, его взгляд упал на обнажённую фигуру Аманды. Он остановился и некоторое время смотрел на Аманду, прежде чем продолжить свой путь. Ожидая лифта, он ещё раз окинул Аманду долгим взглядом.

Пока Аманда цеплялась за ногу Джейсона оставшейся рукой, она заметила, что незнакомец продолжал наблюдать за ней, и заметила его похотливое выражение лица. Это было унизительно. Джейсон собирался оставить её голой в коридоре. Её уже увидел один незнакомец и в любой момент кто-нибудь ещё мог выйти. Слезы навернулись на глаза Аманды, она захлюпала носом. В её голосе прозвучали пронзительные нотки отчаяния.

– Пожалуйста, Джейсон. Меня увидят люди.

Аманда впилась ногтями в его кожу.

– В том-то и весь смысл.

Джейсон взялся за палец Аманды и стал отгибать его, пока она не ослабила хватку.

На другом конце коридора открылась дверь, и из дверного проёма высунулся маленький старичок в кожаной куртке. На нём была поношенная майка и брюки с высокой талией. На его бейсболке было написано: «США Миссури ББ-63»1

– Всё в порядке, мисс? – спросил он.

Но заметив Джейсона старичок попятился назад.

Аманда подтянула колени к груди, кивнула мужчине и вытерла нос тыльной стороной запястья.

– Прости меня, Джейсон. Я уже готова получить от тебя наказание. Впусти меня.

Джейсон улыбнулся, повернулся и открыл дверь. Придерживая дверь ногой, но перегородил вход своим делом.

– Встань.

Шмыгнув носом, Аманда поднялась с пола и повернулась к старику спиной. Она старалась не думать о своей голой заднице.

– Повернись.

– Он уже видел меня, – ответила Аманда, покачав головой. Джейсон сжал челюсти в ожидании. – Просто впусти меня. Пожалуйста.

Джейсон стоял, не двигаясь с места. Аманда сделала, как он велел, чувствуя, как горячий румянец ползёт по её щекам.

 
Вставка

– Руки за спину.

Уголки рта Аманды приподнялись, она тихонько всхлипнула, но через мгновение убрала одну руку за спину, потом, другую. Она подняла глаза вверх, уставилась на головку разбрызгивателя системы пожаротушения, установленную на потолке и прикусила нижнюю губу.

Старик заметно сглотнул.

– Прости меня, – сказала Аманда, переведя взгляд на Джейсона

– За что простить?

– За твои опухшие яйца, – пробормотала Аманда.

– Когда я смогу тебя трахнуть?

– Когда захочешь? – голос Аманды дрогнул.

Старик облизал губы, глядя на обнажённую грудь Аманды.

– А если я сделаю тебе больно? – не унимался Джейсон. 

– Ты всё равно можешь меня трахнуть, – тихо сказала Аманда, опустив голову и пытаясь унять дрожь в нижней губе.

 
Вставка

– А на людях?

Аманда крепко зажмурилась, выпуская новые слезы. Он собирался отнять у неё последнюю крупицу достоинства.

– Ты… – Аманда с трудом проглотила комок в горле.

– Что «я»?

– Ты можешь ласкать мою грудь на публике, когда тебе этого захочется. Ты можешь хватать меня за задницу, когда захочешь. Ты можешь позволить людям смотреть на это, если это тебя забавляет.

– И всё?

Старик улыбнулся Аманде беззубой улыбкой, тонкая струйка слюны потянулась из уголка его рта. Рот Аманды скривился, она пыталась сохранить контроль над собой.

– Ты можешь выставлять моё тело на всеобщее обозрение, когда захочешь.

– Даже твою киску?

Аманда кивнула.

– Скажи это!

Аманда сделала усилие чтобы произнести эти слова.

– Даже мою киску.

Джейсон сжал рукой Аманде ягодицы.

– Ты будешь слушаться меня, как обещала?

Аманда энергично кивнула, её грудь тяжело вздымалась.

Джейсон отступил в сторону и втянул Аманду в гостиничный номер.

– А сиськи у неё настоящие, – сказал Джейсон старику и закрыл за собой дверь.

* * *

Поздно вечером, лёжа в огромной ванне, Аманда безуспешно пыталась найти позу, в которой бы её ушибленная задница не соприкасалась с дном ванны. Ей хотелось, чтобы вместо твёрдой керамики под её задницей была мягкая подушка.

Аманда думала, что тёплая вода облегчит тупую боль в груди и успокоит боль между ног, но теперь поняла, что холодный компресс для этих целей был бы лучше. Как бы ей сейчас ни было больно, трудно было поверить, что на самом деле она сама подстрекала Джейсона, что бы он её оттрахал.

Учитывая настроение Джейсона накануне и взбучку, которую он устроил ей, Аманда не осмелилась сопротивляться, когда Джейсон связал ей руки за спиной и бросил на кровать. Аманда не жаловалась и тогда, когда он включил свет и раздвинул шторы в комнате.

Аманда вспомнила, как стонала от неудовлетворенного желания, пока Джейсон кончал в неё. Джейсон неоднократно подводил её к пику оргазма, но никогда не давал ей кончить. Прошла уже целая неделя с тех пор, как Аманда последний раз кончала. Однако, скоро они собирались возвращаться домой. Аманда с нетерпением ждала, когда она сможет уединиться в своём собственном, доме и наконец почувствовать себя в безопасности. И, конечно же, Перси успокоит Джейсона.

Аманда недоверчиво покачала головой. Как быстро она забыла, что Джейсон никогда не просил её выйти за него замуж, и она никогда не собиралась этого делать. Это был даже не настоящий брак, несмотря на официальное свидетельство. Аманда даже не знала, кем на самом деле является Джейсон. Так больше продолжаться не может, в самое ближайшее время она намеревалась выяснить – кто он на самом деле.

* * *

В среду утром, как только взошло солнце, уже Аманда ехала в свой офис. Пока Джейсон храпел, ей удалось выскользнуть из-под его тяжёлой руки. Быстро одевшись в гардеробе, Аманда выскользнула из дома.

Аманда знала, что Джейсон придет в ярость, когда проснется и обнаружит, что она ушла, не потрахавшись с ним утром. Наверняка, Джейсон снова захотел бы её наказать за то, что она опять не успела избавиться от щетины на лобке, что являлось первым, самым вопиющим супружеским нарушением, в списке Джейсона. Потом начнётся ад.

Накануне Аманда обнаружила, что Джейсон сделал себе ключ от её дома. В то утро, войдя в гардеробную, Аманда обнаружила, что в ящиках комода не осталось её дорогого белья, а вместо него там лежало нижнее бельё и носки Джейсона. Её же белье было свалено в кучу на полу. В эту же кучу были свалены её юбки и блузки, ранее висевшие на вешалках. Теперь на вешалках были развешаны костюмы и рубашки Джейсона.

Очевидно, Джейсон переехал. Это усложняло план Аманды избегать Джейсона, пока она не отправится на свою предстоящую миссию.

Въезжая на стоянку, Аманда посмотрела на часы. Она ещё надеялась успеть, до совещания, просмотреть все перехваченные сообщения.

Несколько часов спустя, когда Аманда закончила писать отчет, зазвонил телефон.

– Привет, Уилсон, – ответила Аманда.

– Планы изменились. Совещание отменяется. Твоя миссия заменена на более приоритетную. Срочно зайди ко мне.

 
Вставка

– Уже иду.

Когда Аманда вошла в кабинет Уилсона, он жестом пригласил её сесть.

– В понедельник йеменское отделение Аль-Каиды похитило американского дипломата и его семью, – сразу перешёл к делу Уилсон. – Вчера они перевели заложников на захваченный в прошлом месяце траулер, который пришвартован недалеко от Адена. Совместное командование специальных операций всё ещё разрабатывает свой план спасения, но они уже запросили у нас поддержку. Я сказал Харлану, что ты слишком зелёная, но, честно говоря, кроме тебя, с необходимыми навыками, больше нет никого, – Уилсон протянул Аманде билет на самолет. – Ты полетишь коммерческим рейсом в Катар и там свяжешься с тактическим подразделением Сил специальных операций – SEAL 8. Миссия начнётся из Аль-Удейда. Детали узнаешь, когда прибудешь на место. А теперь иди.

Когда Аманда повернулась, чтобы уйти, Уилсон резко шлепнул её по заду. Он видел раньше, как Перси делал это безнаказанно.

Несмотря на то, что было всего 4 часа дня, Аманда сразу направилась домой, чтобы собрать вещи. Несколько месяцев назад, в предвкушении подобной миссии, она купила несколько недорогих свободных азиатских топов и штанов, чтобы носить их под абайей2, а также кое-какое обычное бельё, которое она запихнула в столь же невзрачную сумку. Такую одежду в США практически никто не носил.

Аманде удалось управиться со сбором багажа за 30 минут, не встретившись Джейсоном.

* * *

Штаб-квартира Центрального командования Вооружённых сил США (Центком), авиабаза Аль-Удейд, Доха, Катар, июль 2007 года

 
Вставка

В пятницу утром Аманда и четверо её товарищей по команде Сил специальных операций сидели на одном конце длинного стола. На другом конце сидели начальник из Центрального командования ВС США и несколько старших офицеров из Центкома и Совместного командования специальных операций США. На стене висел огромный монитор, показывающий прямую видеотрансляцию Аденской гавани. В углу монитора отдельной картинкой, крупным планом отображался траулер, на котором находились заложники.

Полковник Риттер встал, пристально посмотрел на грудь Аманды. Он пялился на Аманду с тех пор, как вошел в комнату. Наконец он начал инструктаж:

– На траулере находиться четверо американцев: посол Брэдли Ньюхаус, его жена Долорес и их дети Кеннет и Зоя. По нашим данным, на траулере так же находятся 13 террористов, все из Аль-Каиды. Одиннадцать человек – йеменцы, двое –саудовцы, – Риттер указал на худощавого мужчину средних лет с обветренным лицом. – Это Дэниелс, командир группы Seal 8. Он поможет мне представить оперативный план.

Дэниелс встал, ткнул пальцем в региональную карту, появившуюся на мониторе и заговорил: 

– Эти плохие парни фанатичны и решительны. Но каждую субботу, после захода солнца, они устраивают дикую вечеринку с присутствием женщин, – он посмотрел на каждого из четырех элитных солдат по очереди. – Морские котики десантируются с самолёта на большой высоте в затяжном прыжке в 22:30. Они проникнут на траулер в 23:00. Потом, с помощью заранее внедрённого на траулер нашего человека мы убьём их по одному.

Аманда улыбнулась и выпрямилась на стуле.

Риттер щелкнул пультом, на экране появился план траулера, и он продолжил говорить:

– Угонщики работают тремя командами по четыре человека. Каждая команда дежурит по восемь часов. Но в субботние вечера они обходятся всего двумя постами, один в носовой части траулера, второй на корме. Остальные, включая Халида – их командира, будут в центральной части, – он указал на большое помещение на плане в центре траулера.

– Мне понадобится кое-какое снаряжение, – сказала Аманда подняв руку. – Оружие с глушителем, гидрокостюм, очки ночного видения и комплект для прыжков с парашютом. Я никогда не занималась прыжками с парашютом, поэтому мне понадобится помощь с подбором снаряжения.

Риттер прикрыл рот рукой.

– Аманда, как бы мне не хотелось помочь тебе с примеркой гидрокостюма и снаряжением для прыжков с парашютом, но ты не будешь прыгать с парашютом, – прервал её Риттер, – командир группы старшина Хатчинс расскажет тебе о твоей роли.

Хатчинс поднялся со стула, и Аманда последовала за ним в соседний кабинет, где Хатчинс предложил ей присесть, указав на стул.

– В Адене ты сядешь в лодку вместе с женщинами, которых боевики вызовут на траулер для развлечений. Ты будешь нашими глазами и ушами на траулере. Мы обеспечим тебя средствами связи.

– И как же мне сесть в эту лодку?

– Парня, который организует доставку девушек на траулер, зовут Самир. В свободное время от сутенёрства, он управляет мастерской по ремонту двигателей для морских судов в Адене, недалеко от доков. Каждую субботу вечером он привозит девушек на траулер на лодке, – Аманда кивнула. – Каждую неделю он присылает одних и тех же пятерых девушек. Все они героиновые наркоманки, – Хатчинс разложил их фотографии на столе, и указал на одну из них, – Это Искандар. Он сержант полиции, работает в портовом отделе полиции в Адене. Искандар взяточник. Самир платит ему, чтобы он закрывал глаза на его незаконную деятельность. – Хатчинс сел на стул. – А ещё он торговец людьми. Всякий раз, когда одна из наркоманок Самира заболевает или умирает, Искандар продает ему новую. Именно так на него вышла британская разведка МИ-6. Искандар пытался продать гражданку Великобритании.

– А теперь МИ-6 собирается подсунуть меня Искандару для продажи Самиру.

– Именно так.

– А откуда вы знаете, что в субботу Самиру понадобится новая девушка?

– Этой проблемой займётся Искандар, – махнул рукой Хатчинс. – Сюда уже летит самолет. Он доставит тебя в Аден. Там тебя встретит Искандар.

* * *

 
Вставка

Аманда была одной из шести пассажиров небольшого самолёта С-21А. Перелёт был долгим, с двумя остановками в Эр-Рияде и Сане, прежде чем, наконец, они прилетели в Аден. Когда Аманда шла по почти пустому пассажирскому терминалу, солнце только вставало.

Простояв несколько часов на обочине в ожидании машины, Аманда уже собиралась вернуться обратно в помещение аэропорта, когда рядом с ней с визгом остановился ветхий седан. Помятый кузов автомобиля был покрыт грунтовкой вместо краски, пассажирская дверь отсутствовала. Автомобиль соответствовал описанию Хатчинса. Аманда положила руку на крышу и просунула голову внутрь. Водитель был одет в выцветшую синюю форму.

– Я Искандар, – представился водитель.

– Как древний правитель Персии, – натянуто улыбнулась ему Аманда. – Я Карина, – её арабский язык был безупречен.

– Как индийская актриса, – ответил ей Искандар.

Это были пароль и отзыв. Аманда села в машину. За мгновение до того, как задница Аманды коснулся сиденья, Искандар нажал на педаль газа, и ей пришлось схватиться за треснувшую центральную консоль, чтобы не выпасть из машины. Крошечный двигатель машины завизжал, Искандар ускорился, непредсказуемо сворачивая на встречную полосу, чтобы объехать многочисленных мотоциклистов, велосипедистов, пешеходов, выбоины и мусор, разбросанный на дороге.

К счастью, пристань находилась недалеко. Искандар припарковался на узкой боковой улочке. Аманда дождалась, когда её сердцебиение вернётся к нормальному ритму, затем через, покосившиеся ворота последовала за Искандаром. Во дворе ремонтной мастерской, повсюду были груды ржавых подвесных моторов, заросшие сорняками.

 
Вставка

Пока Искандар вёл переговоры с Самиром, Аманда стояла на солнце, чувствуя, как с неё стекает пот, пропитывая свободную хлопчатобумажную рубашку и брюки, которые она надела под чёрную абайю до щиколоток. Ещё не было полудня, а температура была уже 32 градуса, что, впрочем, прохладно для июля, но учитывая высокую влажность, чувствовались все 43 градуса. Чёрный никаб3 прилипал к лицу.

Аманда знала, что МИ-6 уже щедро заплатила Искандару, и независимо от того, сколько он получит от Самира, для него эта сделка будет всё равно очень прибыльной. Несмотря на это, Искандар, был полон решимости выторговать у Самира как можно большую цену. Самир предложил Искандару 140 000 риалов, затем поднял цену до 160 000, но платить больше отказался. Человеческая жизнь в этой части света продавалась дёшево. И всё же Искандар настаивал на 500 000 риалов, что, как знала Аманда, эквивалентно примерно 2500 долларам.

– Тогда давай проверим её, – сказал Самир.

Аманде пришло в голову, что сейчас у неё есть последний шанс отступить. Через мгновение деньги перейдут из рук в руки, и она станет личной собственностью Самира, которой он будет пользоваться по своему усмотрению. Искандар уйдёт, и ей не на кого будет положиться, кроме себя. Аманда поняла, что начала нервничать. Ей нужно успокоиться.

Искандар кивнул в сторону полуразрушенного здания из шлакоблоков, тянувшегося по всей длине двора. Аманда предположила, что это был дом Самира, а также место его работы.

Оставив сандалии у двери, и перешагнув через разобранную на полу лебёдку, Аманда последовала за Самиром и Искандаром внутрь дома. Самир сел в дальнем углу. Искандар и Аманда остались стоять, поскольку Самир не предложил им сесть.

В соседней комнате Аманда увидела три кровати. На двух из них спали по две девушки, третья кровать была пуста. На кроватях не было ни простыней, ни одеял, и все четыре девушки выглядели бледными и худыми.

– Её зовут Карина, – сказал Искандар Самиру, указывая на Аманду. – Её родители умерли. В прошлом месяце её дядя устроил ей свадьбу со своим двоюродным братом – известным бизнесменом, но она не прошла тест на девственность и брак был расторгнут.

Аманда скрыла своё удивление. Они не обсуждали эту легенду заранее, и уж точно такую легенду она сама бы не предложила.

Выпятив грудь и разгладив лацканы потрёпанного мундира, Искандар продолжил:

– Карина пыталась убежать, но дядя, зная о моих связях здесь, связался со мной, и мы поймали её на рынке. Мы с дядей сами провели второй тест на девственность, – Искандар повернулся к Аманде и погрозил ей пальцем. – Ты очень глупа. Все знают, что утром после свадьбы нужно проверить простыни на наличие крови. Отец жениха мог убить тебя, и никто не стал бы его винить.

– Давай проверим её, – повторил Самир.

Искандар жестом велел Аманде раздеться. Аманда сняла никаб, затем вытащила из волос большую заколку и встряхнула тёмными волосами. Она наблюдала за реакцией Самира, но он только нетерпеливо махнул рукой.

Аманда знала, что раздевание было элементом сделки, и от этого элемента зависела не только цена сделки, но и успешность её миссии. Ей придётся испытать это унижение. До сих пор Аманда избегала думать об этом моменте. Тем не менее, любое смущение стоит того, если это поможет убить нескольких террористов. Морские котики были отличными бойцами, и никто из преступников, скорее всего, не выживет.

 
Вставка

Аманда вспомнила первого оленя, которого она убила. Невинное животное попало в прицел её винтовки, затем выстрел. Было неприятно наблюдать, как кровь стекает с его тела, окрашивая землю.

Однако люди, на которых сейчас охотилась Аманда, были далеко не невинны. Они убили телохранителя посла и угрожали его семье, заставляя его на видео, «признаться» в своих преступлениях – развращении и убийстве невинных мусульман и осквернении их страны.

Конечно, это были не те террористы, которые убили её отца. Но они являлись сторонниками Усаму Бен Ладена и их главной целью было уничтожение всех американцев. Поэтому будет справедливо пролить их кровь. А если кто-то выживет, она заставит их страдать.

Самир начал раздражаться.

– Не испытывай моё терпение.

Эти мысли укрепили волю Аманды. Она стянула абайю через голову. Под мышками на хлопчатобумажной рубашке темнели круги. Аманда, сняла рубашку и бросила её поверх абайи. Повернувшись спиной, она глубоко вздохнула, расстегнула свой простой белый лифчик и добавила его к куче своей одежды и прикрыла грудь руками.

Искандар влепил Аманде пощёчину, затем схватил её за руку, развернул лицом к Самиру и сказал:

– Теперь ты шлюха. Здесь нет места для такой ложной скромности.

Аманда поднесла руку к пульсирующей щеке. Любая дальнейшая провокация чревата ещё большим насилием. Она опустила руки и позволила им посмотреть на себя.

 
Вставка

Осмотрев Аманду с ног до головы, Самир указал ей на нижнюю часть её тела. Аманда кивнула, закусила губу и засунула большие пальцы за пояс мешковатых хлопчатобумажных штанов. Слегка покачиваясь, она опустила их на бёдра, затем вниз на щиколотки. Аманда выпрямилась, теперь на ней оставались только простые белые хлопчатобумажные трусики консервативного покроя.

На лицах обоих мужчин отразился интерес. Опустив глаза, Аманда просунула пальцы под резинку трусов и спустила их до лодыжек. Борясь с желанием прикрыть промежность, Аманда положила руки на бедра, повернулась к Самиру и уставилась прямо ему в лицо. Опомнившись, она опустила глаза в пол.

– Подойди ближе, – сказал Самир.

Аманда глубоко вздохнула и подошла к нему на расстояние вытянутой руки. Она ждала, крепко сцепив руки за спиной, слыша в ушах стук собственного пульса.

Самир завел Аманде руку за спину и притянул к себе. Самир сидел в низком кресле и пупок Аманды находился на уровне его лба. Аманда почувствовала его дыхание на своей вульве.

– Раздвинь ноги, шлюха, – голос Самира был резок.

Аманда вздрогнула, но поняла, что выбора у неё нет. Она подчинилась. Глаза Самира впились в её обнажённую щель, и она почувствовала, как у неё задрожал подбородок. Самир протянул руку, и Аманда закрыла глаза. Она почувствовала, как его пальцы раздвинули ей половые губы. «Он заглядывает внутрь», – подумала Аманда. Она с трудом сдержалась, чтобы не вскрикнуть.

– Она не девственница, – сказал Самир.

– Я же тебе только что говорил про это, – раздражённо сказал Искандар.

Самир засунул Аманде во влагалище средний палец. Аманда прикусила губу. Самир долго шевелил пальцем внутри неё, потом наконец вытащил палец. Самир положил палец в рот, наслаждаясь её вкусом.

Искандар шагнул к Аманде и положил руку ей на грудь.

– Она очень красивая, не так ли? – он потряс грудь Аманды перед Самиром. – Гораздо красивее, чем Ясмин.

– Ты продала Ясмин всего за 60 000 риалов, – проворчал Самир.

Глаза Самира не отрывались от дрожащей плоти Аманды. Он нахмурился, вытащил из кармана пачку банкнот и отсчитал 500 000 риалов. Искандар не стал тратить время на дальнейшие любезности. Сунув деньги в карман, он вернулся к машине. Аманда услышала удающийся рёв мотора, его машины.

«Теперь, когда Самир уехал, я могу положиться только на саму себя» – подумала Аманда. Аманда посмотрела на своё обнажённое тело, она дрожала, несмотря на ужасную жару.

Самир жестом показа Аманде собрать одежду, затем взял её за руку и повёл в соседнюю комнату. Одна из девушек, проснувшись, села на кровати, взглянув на Аманду, она сразу отвернулась и остекленевшими глазами уставилась вдаль. Остальные девушки не шелохнулись.

Самир указал Аманде на пустую кровать.

 
Вставка

– Она принадлежала Ясмин. Теперь она твоя.

Аманда стояла, не двигаясь с места. Самир толкнул Аманду вперёд.

– Встань на четвереньки.

Тонкий матрас был в пятнах. Аманда почувствовала резкий запах, когда опустилась на него коленями. Она сглотнула и оглянулась через плечо на Самира. Самир опустился на колени позади Аманды, усмехнулся, наклонился вперёд, и потянулся руками к груди Аманды.

С улицы послышался звук дизельного двигателя грузовика, который становился всё громче. Наконец стало очевидно, что грузовик заехал во двор. Мотор заглох, с улицы кто-то позвал Самира. Самир ещё немного пощупал грудь Аманды, потом встал и вышел.

Какое-то время Аманда оставалась стоять не четвереньках, но, когда она поняла, что Самир вернётся не скоро, она надела лифчик и трусы и повернулась к девушке остекленевшими глазами:

– Я Карина, – сказала Аманда ей.

– Фатима. Это Худа, Тахира и Найла.

Найла, лежавшая рядом с Фатимой открыла один глаз, посмотрела на неё и снова закрыла.

– Что случилось с Ясмин? – Спросила Аманда, натягивая блузку и юбку.

Фатима пожала плечами.

 
Вставка

– Вчера она умерла от передозировки.

– Мне очень жаль.

– Она была шлюхой, – фыркнула Фатима, – всем плевать.

Аманда не знала, что сказать. Это было печально, но верно. Никто не будет скучать по Ясмин и даже не заметит её исчезновения.

Внезапно Аманда почувствовала сильную усталость. Её тело всё ещё жило по ритму восточного побережья США, и она уже несколько дней не спала нормально. Аманда растянулась на кровати и мгновенно уснула.

* * *

Аманда проснулась от того, что её тело вжималось в матрас. Она открыла глаза и увидела небритое лицо Самира. От него пахло тмином и луком. Толстые бёдра Самира находились между её раздвинутых ног, а её брюки и трусики свисали с одной ноги. Её левая рука была зажата у неё под спиной. Когда Аманда полностью пришла в себя, то почувствовала, как твёрдый член Самира прижимается к входу её влагалища. Член был скользким от смазки. Самир двинул бёдра вперёд и его член легко скользнул Аманде во влагалище.

«Ты из ЦРУ, – напомнила себе Аманда, – и из Национальной секретной службы. Ты это делаешь для своей страны. Так ты получаешь возможность отомстить за своего отца».

Аманда отвернулась от его горячего, зловонного дыхания. Теперь перед её глазами оказались лица четырёх её спутниц, которые, наблюдали за происходящим без всяких эмоций. Сзади их освещало заходящее солнце.

«Делай свою работу, – прозвучал в голове Аманды голос инструктора из далекого прошлого. – Ты шлюха. Будь шлюхой».

Когда Аманда только проснулась, она инстинктивно подняла руку и была на грани того, чтобы выцарапать Самиру глаза, но теперь она отвела руки в стороны. Глубоко вздохнув, Аманда подтянула колени, чтобы дать Самиру лучший доступ к её влагалищу. Толчки участились, и вскоре Аманда услышала, как Самир застонал, извергая глубоко в неё сперму. Наконец Самир замедлил темп, а затем скатился с неё и закутался в свою одежду.

Когда Самир ушёл, Аманда продолжала лежать неподвижно, широко расставив ноги. Реальность её новой роли поразила её. Она бесконечно тренировалась с Перси и отдала своё тело на последнем задании, но всё равно оказалась не готова к тому, что её будут использовать так бессердечно, что с ней будут обращаться как с вещью, а не как с человеком. Это было трудно вынести. Однако, Аманда подозревала, что худшее ещё впереди.

* * *

Три часа спустя Самир погрузил Аманду вместе со всеми девушками в маленький пикап. Никто из девушек не носил никаб или абайю, что являлось признаком шлюх, достойных только презрения и насмешек, поэтому Аманда была рада, что они не встретили много людей, пока ехали до набережной.

Лодка Самира была пристёгнута цепью под заброшенным пирсом. Фатима спустилась по деревянному трапу, прыгнула в лодку и присела на корточки на носу лодки. За ней последовала Аманда, потом остальные. Самир завел мотор, и они направились в гавань. Через несколько минут Самир добавил газу и направил лодку на юго-запад.

 
Вставка

Аманда сидела рядом с Тахирой в центре лодки, ветер развевал её длинные волосы и норовил поднять подол её юбки. Аманда прижала ладони к бедрам, чтобы удержать юбку на месте. Самиру не понравились скромная свободная рубашка и брюки, в которых приехала Аманда, и он настоял, чтобы она переоделась в современную блузку с ярким принтом и юбку, которые остались от Ясмин. У Аманды мелькнула ужасная мысль, что это могла быть та самая одежда, в которой Ясмин умерла.

Волны захлёстывали нос лодки, холодные брызги летели в лицо. Аманда задумалась о судьбе, которая её ждет. На корабле будет тринадцать террористов. Скольких ей придется обслужить лично, прежде чем прибудут морские котики? Аманда вспомнила недавние слова Перси: «Тебя могут ебать, но цель всегда трахаешь ты!». Это была истинная правда. Аманда почувствовала комок в горле и попыталась сглотнуть, но во рту пересохло.

Вдалеке Аманда заметила большой траулер. Когда они приблизились, Самир обменялся сигналами с дозорным и начал маневрировать, чтобы пришвартоваться. Дозорный бросил им веревочную лестницу, Аманда быстро поднялась по лестнице на траулер.

Ожидая, пока остальные поднимутся наверх, Аманда осматривала траулер. Он был довольно старым. Повсюду были большие пятна ржавчины и облупившейся краски. Длинные стрелы, предназначенные для поддержки траловых сетей, качались с обеих сторон, рядом с мощными лебедками. На главной палубе громоздились большие рундуки для сетей и поплавков, а на приподнятой носовой палубе криво стояла ветхая деревянная спасательная шлюпка. Дальше возвышалась рулевая рубка. Через широкие стёкла рубки было видно, что она пуста.

Когда все поднялись на борт, кормовой вахтенный указал прибывшим на камбуз. Когда они проходили мимо, Аманда заметила в носовой части траулера, второго часового.

 
Вставка

Камбуз находился внизу под палубой, по правому борту. Когда они спускались в камбуз, напротив камбуза Аманда заметила вход в рыбный трюм, запертый на висячий замок и цепь. Изнутри слышались голоса, говорившие по-английски. Аманда дождалась, когда все войдут в камбуз и тоже спустилась вниз. Помещение камбуза было переполнено, мужчины заняли все места.

Повернувшись спиной, тихим голосом Аманда заговорила в скрытый микрофон, надеясь, что морские котики были в пределах досягаемости радиосигнал: «Это Четвёртый. Я на позиции. В камбузе присутствуют одиннадцать целей и четыре нейтрала. Двое часовых на палубе, на носу и на корме. Место нахождения заложников  – рыбный склад в трюме». Аманда снова посмотрела вперед, но осталась позади остальных, сгорбив плечи и пряча лицо за волосами.

Все четыре девушки, прибывшие вместе с Амандой, были хорошо известны присутствующим по предыдущим визитам, и каждая привлекала своих постоянных клиентов. Худа вела себя пассивно по отношению к Гаффару – тщеславному, хвастливому командиру среднего звена. После того, как Гаффар отшвырнул одежду Худы в сторону, её глаза померкли, а конечности шлепнулись на поверхность стола для приготовления пищи, как у тряпичной куклы.

Выражение лица Тахиры оставалось пустым, её поведение было таким же безжизненным, как и у Худы. Найла была более оживленной, она поддразнивала и заигрывала с молодым человеком, чей опыт общения с женщинами был явно невелик. Когда девушки сняли одежду, Аманда сравнила длину дорожек от уколов на руках девочек и пришла к выводу, что Найла появилась тут совсем недавно.

В поведении Фатимы Аманда увидела жесткую горечь, которой не было у других. Возможно она сталкивалась с большим количеством невзгод чем остальные, а возможно просто лучше представляла их коллективное будущее.

Некоторые террористы сидели на скамейках вокруг общего стола, ели и пили. В дальнем конце, в единственном кресле, сидел мужчина постарше и полнее остальных. У него отсутствовала часть уха, а нос был деформирован. Из-за близко посаженных глаз и рябых щёк он был совершенно непривлекателен. Аманда узнала в нем Халида – командира этой банды.

Халид не обращал особого внимания на других девушек, но он внимательно осматривал лицо и тело Аманды. Аманда знала, что идея захвата дипломатов в заложники не принадлежала Халиду, но как старший человек на борту траулера, он играл ведущую роль. Аманда подумала о том, как, должно быть были напуганы двое маленьких детей посла, запертые в трюме корабля, когда Халид угрожал их отцу. Как же Аманда ненавидела его.

Видимо почувствовав гнев Аманды, Халид поднялся со стула и посмотрел ей прямо в лицо. Аманда заметила, что у него плохие зубы. Она вздрогнула и сделала шаг назад. Халид снова приблизился.

– Ты новенькая. Ты не похожа на других.

Халид обвил руками узкую талию Аманды. Очевидно, что никто из бандитов давно не мылся, но запах грязного тела от Халида был особенно сильным. Волосы на тыльной стороне его рук были спутаны, а в его тощей бороде застряли кусочки пищи. Аманда поморщилась и подняла руки, чтобы оттолкнуть его.

Халид подал сигнал двум своим людям, которые тут же подошли и схватили Аманду за руки. Халид коснулся основания шеи Аманды, затем провел пальцем вниз между её грудями, натыкаясь на пуговицы её блузки.

Аманда попыталась освободить руки, но двое мужчин легко удержали её. «Я не могу пошевелиться», – подумала Аманда. Я беспомощна. Они могут делать со мной всё, что захотят. Аманда тяжело дышала. Она посмотрела налево и направо. Оба мужчины уставились на её грудь. «Их намерения не вызывают сомнений, – подумала Аманда, – и они не будут нежными со мной». Несмотря на происходящее, Аманда почувствовала, как её соски затвердели.

Тем временем палец Халида продолжал движение вниз и уже добрался до живота Аманды, где его движение замедлилось. Аманда рефлекторно напрягла мышцы живота. Аманда не сводила с Халида глаз. Она прерывисто дышала сквозь зубы, пытаясь разгадать его намерения. «Он это сделает, – подумала Аманда. – Он прикоснется ко мне там, у меня между ног, и я не смогу его остановить». У неё задрожали ноги. Аманда почувствовала непроизвольную, нежеланную волну тепла в промежности и поняла, что она потекла. «Что со мной не так?» – подумала Аманда.

 
Вставка

Халид медленно продолжил двигать палец вниз, вдавливая ткань её юбки в пространство между ног.

«Он так близко», – подумала Аманда. Он почти достиг цели. Она не осмеливалась взглянуть вниз.

Халид опустился на дюйм ниже и положив кончик пальца прямо на её клиторальный капюшон, остановился. Он оставался там, неподвижным, прилагая постоянное давление. Аманда почувствовала желание двинуть бёдрами вперед. Оно пришло к ней так внезапно, что она осознала это уже после того как начала двигаться. Сделав над собой усилие, Аманда остановила бедра, но было уже слишком поздно. Халид почувствовал, как она тёрлась о его палец. Его улыбка обнажила остатки гнилых, сломанных зубов. Он радостно захихикал, насмехаясь над Амандой.

Халид стал двигать пальцем из стороны в сторону, мастурбируя её через одежду, при этом он пристально наблюдал за лицом Аманды. Аманда крепко сжала губы, пытаясь сдержать стон, вырывающийся у неё изо горла, но стон все равно был слышен. Халид снова рассмеялся.

«Что со мной случилось? – думала Аманда. – Я действительно стала шлюхой. Я больше не притворяюсь. Моему отцу было бы так стыдно за меня».

– Она прекрасна, но испорчена, – сказал мужчина справа от Аманды и схватил Аманду за грудь.

Мужчина ощупал Аманду слишком крепко, без всякой нежности, которой хотелось ей, но Аманда заметила, как участился её пульс. И всё же, другая её часть желала, чтобы с ней обращались бесцеремонно. Аманда вырвалась из его хватки.

– Она энергична Хамад, – ухмыльнулся Халид, обрашаясь к одному из мужчин, – возможно, она будет сопротивляться, – он удивленно поднял брови.

 
Вставка

Мужчина слева от Аманды, которого звали Радж, запустил руку Аманду под юбку и похлопал её по промежности. Его толстые пальцы неуклюже надавили на вход во влагалище Аманды через хлопчатобумажные трусы.

– Три члена. По одному на каждое отверстие. Интересно, что она скажет, когда её будут трахать во все дырки? – сказал Радж.

Хамад хихикнул. Двое других засмеялись, хлопая себя по коленям.

Аманда не поняла юмора. Почему их не устраивает обычный половой акт? Она не понимала цели такого действия, разве что для того, чтобы ещё больше унизить её. Но одно Аманда знала наверняка – ни один из них даже пальцем не посмеет проникнуть в её задницу, не говоря уже о любом другом придатке. Её заднее отверстие было строго односторонним, только выходящим.

– Нет, – покачал головой Халид, и оттолкнул руку Раджа, – вы будете только после меня. – Положи её на стол.

Когда Хамад и Радж подняли Аманду на стол, столкнув на пол пару грязных тарелок, Аманда услышала в наушнике команды морского котика с позывным – Шестой, приказывавшего Первому и Второму подняться на корму траулера. Третий должен был присоединится к Шестому на носу.

– Сейчас Мелисса скажет нам, будет ли она сопротивляться, – сказал Халид, обращаясь к Хамаду. Затем от повернулся к Аманде и продолжил, – Мелисса – это мой шестиглазый песчаный паук.

Глаза Аманды расширились. Она боялась пауков. Но критический момент штурма приближался. Ей было необходимо сохранять спокойствие и отвлечь их.

Радж схватил пластиковый стаканчик, сунул руку в маленький стеклянный террариум и вытащил паука. Халид кивнул и бросил паука на манжету блузки Аманды. Крик Аманды выдавал полную потерю самоконтроля. Паук приземлился на ноги и зацепился на ткань блузки. Когда паук пополз по рукаву Аманды, она задрожала и завыла, но двое мужчин крепко держали её.

– Мелисса не кусается, если ей не угрожают, – Халид усмехнулся, – но у неё сильный яд от которого отмирают ткани в месте укуса. Иногда жертва выживает, иногда нет.

Паук остановился на краю воротника блузки Аманды, его передние лапы поднялись. Аманда почувствовала его близость, и её тело напряглось.

– Ты ведь не собираешься доставлять мне неприятности?

Аманда отчаянно замотала головой, выпучив глаза. В этот момент она услышала в наушнике: «Первый и Второй поднялись на порт, находимся на корме». «Пожалуйста, пусть поторопятся», – подумала Аманда.

Халид махнул Раджу, и тот вернул паука в террариум.

– Раздевайся, – сказал Халид Аманде.

Аманда глубоко вздохнула и попыталась успокоиться. Ей нужно было выиграть время. Она соскользнула со стола и начала расстёгивать блузку, открывая округлые чашечки простого белого лифчика, пританцовывая при этом и поворачиваясь вокруг своей оси. Отвернувшись от Халида, Аманда покачала бедрами, стала спускать вниз юбку. Она посмотрела на террариум, чтобы убедиться, что паук внутри.

С верхней палубы донеслась длинная автоматная очередь. По звуку Аманда определила – это АК-47. Должно быть, один из дозорных заметил морских котиков и опустошил весь магазин.

Террористы схватились за оружие и выскочили наружу, на бегу застегивая штаны. Халид, Хамад и Радж остались, они внимательно прислушивались к происходящему на палубе.

– Утвердите женщин и заприте их вместе с остальными заложниками, – обратился Халид к Хамаду.

– А что насчет Карины? – спросил удручённо Хамад. Его взгляд вернулся к груди Аманды.

 
Вставка

Аманда не хотела сидеть взаперти. Она теребила бретельку лифчика, поджав губы и глядя на мужчин сквозь длинные ресницы. Халид посмотрел на Аманду и наконец кивнул головой.

– Оставь её здесь, – сказал Халид проведя пальцами по ребрам Аманды и затем обхватив её грудь.

Когда Аманда услышала несколько одиночных выстрелов, у неё перехватило дыхание. Аманда безошибочно определила – стреляли из М-4. Это стреляли морские котики. Ещё несколько АК-47 открыли огонь. Их длинные очереди чередовались с редким ответным огнем из М-4. Дважды раздались крики «Аллах акбар», за которыми последовал длинный залп из нескольких автоматов АК-47. По мере того, как перестрелка продолжалась, стрелки с АК-47 стали более экономно расходовать боеприпасы.

Через несколько минут в камбуз вбежали двое мужчин, таща за собой третьего, которого они взвалили на стол. Вся нижняя часть его рубашки была пропитана кровью. Когда один из мужчин снял с раненого пояс с боеприпасами и прижал к его животу полотенце в тщетной попытке остановить кровь, Аманда увидела на поясе, снятом с раненого, кинжал в ножнах.

Второй мужчина – Давуд стал докладывать Халиду:

– Башир был на корме, когда вооруженный человек перелез через поручень. Башир, с близкого расстояния, очередью из автомата рассёк его пополам, хвала Аллаху, но другой нападавший убил его. Талиб прибежал с носа и открыл ответный огонь. Нападавший выстрелил ему в голову. К этому времени мы все уже были на палубе.

Аманда была расстроена, услышав, что одного из морских котиков убили, но она сделала всё возможное, чтобы скрыть свою реакцию.

– Мы все открыли ответный огонь, – продолжил говорить мужчина, – но ещё двое нападавших перелезли через поручень в носовой части и выстрелили Набилю и Масуду в спину, – он похлопал раненого по плечу. – Зишан видел, как они убили его брата, и он храбро бросился на нападавших, но трусливые неверные укрылись, и один из них выстрелил ему в живот. Я убил этого шакала, – он гордо поднял голову. – Ещё двое нападавших прыгнули в море и сбежали.

– Тела, тех двух, убитых нападавших всё ещё на палубе?

– Человек, которого убил Башир, всё ещё там, на корме. Которого убил я, мы не смогли найти.

Аманда сглотнула. Возможно, второй остался жив.

Халид одобрительно кивнул.

– А где Гаффар? Он сейчас на посту?

– Нет, – покачал головой Давуд, – простите, сэр, Гаффар тоже мертв. Ему прострелили голову.

– Значит, на палубе никого нет?

– Больше послать некого. Мы пятеро – это все, кто остался. Плюс Зишан, – сказал он, указывая на раненого, неподвижно лежащего на столе.

Второй мужчина, вернувшийся с Давудом – Шахид, положил руку на шею Зишана и покачав головой сказал:

– Нет, он тоже покинул нас.

 
Вставка

Халид оглядел оставшихся четверых бойцов, и тут Аманда впервые увидела страх на его лице. Когда он заговорил, Аманда услышала дрожь в его голосе и увидела, что его люди тоже услышали это.

– Давуд, возвращайся на палубу. Стой на корме, а Шахид пусть дежурит на носу. Через три часа вас сменят.

– А что с телами наших товарищей? Отнести их в трюм?

– Заберите их оружие и отнесите его в кладовку на корме, – махнул рукой Халид. – Убедитесь, что у вас обоих достаточно боеприпасов. Затем выбросьте тела за борт. Этого тоже, – сказал он, указывая на труп Зишана.

Радж и Хамад переглянулись друг с другом, Давуд нахмурившись, повернулся и вытащил три запасных магазина по 30 патронов из пояса Зишана, запихивал их в пустой подсумок на своем поясе. Он сердито швырнул пустой пояс Зишана на стол, и вместе с Шахидом потащил тело Зишана на палубу, оставляя за собой кровавые следы.

Аманда знала, что мусульмане должны быть похоронены в земле, если это возможно, и тело должно быть ритуально омыто и покрыто саваном. Неудивительно, что мужчины были злы на Халида за то, что он так неуважительно обращался с телами их товарищей.

Вместо того чтобы руководить действиями своих людей, Халид повернулся к Аманде, схватил её за горло, встряхнул её и сказал:

– Я велел тебе раздеться.

Халид выглядел очень злым. Аманда побледнела и кивнув ему, расстегнула юбку и бросила её поверх пояса Зишана. Теперь она стояла перед Халидом, склонив голову и покорно опустив глаза, в одних трусах и лифчике. Халид долго молчал, наблюдая, как поднимается и опускается грудь Аманды.

Тяжелый глухой удар эхом прокатился по палубе над их головами.

– Это траловая стрела снова оторвалась, – сказал Хамад, глядя на выпуклость в промежности Аманды.

– Я трижды просил Давуда отремонтировать её, – выругался Халид, но, похоже, мне придется сделать это самому. – Он повернулся, посмотрел на Аманду и продолжил говорить. – Не забывайте, – сказал он Хамаду и Раджу, – что сначала развлекаться с ней буду я.

Халид направился к выходу. Аманда смотрела ему вслед, гадая, как долго он будет отсутствовать. Если морские котики предпримут ещё одну атаку, бандитов всё ещё будет слишком много. Ей придется уравнять шансы их шансы.

Ветер усиливался, и траулер начал крениться на поднимающихся волнах. Пока они ждали, Аманда почувствовала холодный сквозняк и начала дрожать, скрестив руки на почти обнажённом теле. Но Халид вернулся не сразу. Хамад и Радж сели за стол и принялись жевать листья ката. Они заставили Аманду стоять, а сами тем временем обсуждали её тело, чередуя это обсуждение с предположениями о возвращении Халида. Разговор зашел о футболе, потом они устроили игру – кидали различные предметы, пытаясь попасть в стакан.

Примерно через час Радж посмотрел на Аманду долгим взглядом и тихо заговорил с Хамадом:

– Как думаешь, когда вернётся Халид?

Хамад пожал плечами.

Радж встал, подошёл к Аманде и притянул её к себе. Он был на пару дюймов ниже Аманды. Аманда положила руки ему на спину и отвернулась, терпеливо ожидая, пока он будет ласкать её грудь через лифчик. Лучше терпеть это унижение, чем терпеть половой акт, подумала она.

Какое-то время Хамад с удовольствием наблюдал за происходящим, но вскоре присоединился к ним. Аманда оказалась зажатой между двумя мужчинами.

– По одному! – запротестовала Аманда.

Но бандиты не обратили внимания на её протесты.

Пока Хамад и Радж исследовали тело Аманды, она размышляла о количестве мужчин, которые недавно трогали её грудь, или был внутри её влагалища.

 
Вставка

Аманде особенно не нравилось быть зажатой между двумя мужчинами. По мере того, как их домогательства становилось все более бесцеремонными и грубыми, ей всё сильнее хотелось дать им отпор, но она была вынуждена выбирать, какие атаки парировать. Хамад сжал её грудь сзади, слишком сильно, и когда Аманда попыталась освободиться от его руки, Хамад стал стягивать с неё трусы. Аманда попыталась натянуть трусы обратно, но рука Хамада была уже у неё между ног. Хамад скользнул короткими пальцами по гладким складкам её половых губ и раздвинул их.

– Нет! – крикнула Аманда и вцепилась в руку Хамада.

Но Хамад уже запустил два пальца в её влагалище и провернул руку. Аманда сжала влагалище вокруг его пальцев и невольно застонала.

Радж схватил Аманду одной рукой за другую грудь, а другой рукой сжал Аманде ягодицы. Мгновение спустя Аманда почувствовала, как Радж тычет в её задницу указательным пальцем. Она отпустила руку Хамада и ударила по руке Раджа.

Хамад воспользовался этим в полной мере, он крепче сжал грудь Аманды, ввёл средний палец ей во влагалище и стал им там грубо орудовать, делая поступательные движения вперёд-назад. Аманда почувствовала, как её лицо покраснело, когда трусики стали соскальзывать вниз по бедрам. Её дыхание стало прерывистым.

«Я не шлюха, – думала Аманда между тяжёлыми вздохами. – Мне не нравится это унизительное обращение, и я не позволю ему возбудить себя». Но она чувствовала предательство своего тела, чувствовала, как её влага скользит по пальцам Хамада.

Радж тем временем плюнул себе на руку, обхватил Аманду рукой за её тонкую талию, не давая Аманде двигаться, и стал размазывать свою слюну глубоко в складке её ягодиц. Затем Радж снова надавил пальцем Аманде в анус, на этот раз гораздо сильнее. Аманда отчаянно пыталась дотянуться до руки Раджа, но Радж препятствовал ей.

«Нет, – думала Аманда, – я не позволю этому случиться». Она сильно сжала ягодицы, но её сфинктер не выдержал. Влажный палец Раджа скользнул ей в задницу, Аманда вскрикнула. Другой рукой Радж играл с её соском.

До этого момента в заднице Аманда палец побывал лишь один раз – во время медицинского осмотра доктора Миллера, и Аманда сочла это ощущение неприятным и унизительным. На этот раз она чувствовала себя ещё более беспомощной и униженной. И всё же глубоко внутри неё быстро сжималась пружина, и Аманда почувствовала, что теряет контроль.

Хамад почувствовал, что Аманда возбуждена, и стал быстрее двигать рукой взад-вперед, впиваясь пальцами в её грудь. Тем временем Радж засунул Аманде глубоко в задницу уже два пальца.

Аманду охватила дрожь кульминации, она издала серию стонов и фырканий, подобных которым она никогда раньше не делала.

«Я животное», – подумала Аманда. Я не лучше свиноматки на грязном скотном дворе. Её лицо потемнело от стыда.

Когда наконец появился Халид, дыхание у Аманды едва восстановилось. Не обращая внимания на протесты своих людей, Халид взял Аманду за руку, потащил к столу, поднял её и уложил на стол. Встав между ног Аманды, он положил её лодыжки себе на плечи, затем расстегнул свою рубашку и засунул ей во влагалище свой член.

Радж и Хамад последовали за Халидом. Они двигались неуклюже, их штаны оттопыривались из-за эрекции. Они встали по обе стороны от Халида, желая увидеть, как член Халида входит в киску Аманды, но при этом старались не мешать ему.

После первой серии быстрых толчков Халид замедлился и начал трахать Аманду более размеренно. Когда Халид сжал её нежные груди и потеребил её соски пальцами, Аманда почувствовала прилив горькой ненависти.

«Он террорист, – говорила себе Аманда, – враг и ненавистный человек. Он посадил на тебя паука ради забавы. Ты не можешь желать его». Но несмотря на попытки убедить себя в ненависти к этому человеку, после непродолжительного полового акта у Аманды возник сильный оргазм. Её влагалище было скользкими от её собственной смазки и набухло от желания. Аманда не смогла удержаться, чтобы не поднять бедра навстречу Халиду, когда он вошел в неё. Наконец Халид погрузил свой член глубоко в её влагалище и замер на некоторое время. Кончив, он ещё некоторое время стоял между ног Аманды, на мгновение он опустил голову между её грудей, затем встал и застегнул свою рубашку. Взяв Аманду за руку, Халид поднял её на ноги и подтолкнул её к Хамаду и Раджу.

 
Вставка

Спотыкаясь, Аманда шагнула вперед и в этот момент она услышала в наушнике голос Шестого. Морские котики собирались штурмовать траулер повторно.

Голая Аманда стояла перед Хамадом и Раджем и смотрела им в глаза. «Возможно вам, ребята, удастся трухнуть меня сейчас, – подумала Аманда, – но скоро вы тоже все умрёте, как и ваши глупые братья». Аманда подняла руки, запустила пальцы в волосы и стала покачивать бедрами из стороны в сторону. В этот момент Аманда услышала одиночный выстрел с палубы. Она была уверена, что это М-4.

Халид напрягся, он переводил взгляд то на Раджа, то на Хамада. Раздался ещё один выстрел. Ответного огня из АК-47 не последовало. Хамад выглядел обеспокоенным.

– Может, Раджу стоит пойти и проверить, всё ли в порядке с Давудом и Шахидом? – спросил Хамад у Халида.

– Идите оба, – кивнул Халид.

Оба неохотно подняли автоматы и вышли.

Аманда не могла поверить, что Халид не пошёл вместе со своими людьми. Его личное руководство и дополнительная огневая мощь могли быть сыграть решающую роль в этом бою. Но во время первого штурма Халид не проявил ничего, кроме трусости. Он позволил убивать свою банду по частям, а теперь он похоже собирался вообще отстраниться от происходящего на палубе.

Халид резко швырнул Аманду на стол и снова распахнул свою рубашку.

Оправившись от удара, Аманда свела ноги вместе и перекатилась на бок. Халид навалился на Аманду, перевернул её обратно на спину и прижал одну её руку к столу над головой. Затем Халид потянулся к свободной руке Аманды, но она уклонилась. Халид встал между ног Аманды, плюнул себе на ладонь и стал растирать свой член, пытаясь сделать его твёрдым.

Видя, что Халид отвлекся, Аманда нащупала кинжал под одеждой. Найдя его, она схватилась за рукоять. Пока Халид дрочил свой член, Аманда изо всех сил взмахнула рукой и вонзила лезвие кинжала ему в шею. Халид отпрянул назад, затем упал на спину, его глаза закатились, брызги артериальной крови окрасили стены и потолок.

 

Аманда поднялась со стола, склонилась над Халидом, снова подняла нож и вонзила ему в пах. «Это тебе за твоего гребаного паука», – прошипела она.

Аманда села на корточки и смотрела, как красная пена пузырилась у Халида изо рта, пока он не перестал дышать. Аманда бросила кинжал на пол. Она была разочарованная тем, что его смерть наступила так легко, без долгих страданий. Халид заплатил самую высокую цену за свои преступления, но Аманде эта цена не казалась достаточной.

Кое-какие части одежды Халида оставались относительно чистыми, и Аманда использовала их, чтобы вытереть кровь со своего голого тела. Затем она надела свою, забрызганную кровью, одежду, оставив промокшие трусики. Схватив автомат Халида, Аманда пошла на палубу.

Выйдя на палубу, Аманда увидела, что уже начало рассветать. Однако на палубе траулера всё ещё было достаточно темно. Палубу освещали лишь несколько тусклых фонарей.

С левого борта Аманда услышала выстрел из АК-47, за ним последовал ещё один. Аманда прокралась вперед, забралась на верхнюю палубу, где находилась рулевая рубку и укрылась за бортовым ограждением.

Аманда услышала выстрел из М-4, пуля вонзилась в стену под ней. Морской котик похоже, стреляет с носа траулера в её направлении и цель, в которую он стреляет должна быть как раз между ними. Аманда осторожно выглянула из-за ограждения и тут же снова пригнулась. Внизу на главной палубе, прячась за рундуком, на коленях стоял Хамад. Тело Давуда лежало на палубе неподалеку. Ещё один рундук прикрывал Хамада сзади, но время от времени он высовывался, чтобы дать длинную очередь из автомата в сторону носа. Ответные вспышки выстрелов со стороны носа говорили о том, что Шестой прятался за спасательной шлюпкой. Если Третий всё ещё жив, он должен быть где-то поблизости.

Ни у одного из противников не было хорошей позиции для прицельного выстрела, но у Хамада было много боеприпасов, и он стрелял из автомата очередями, по деревянной шлюпке постепенно превращая её в щепки. Шестой сместился вправо, но Хамад заметил это и начал стрелять по другому концу шлюпки. Если так будет продолжаться, то скоро Шестому негде будет укрыться.

 
Вставка

Аманда поставила переключатель режимов огня своего АК-47 на одиночный выстрел, прислонила его к ограждению, прицелилась в место слева от рундука и стала ждать. Когда Хамад высунулся, чтобы дать ещё одну очередь, Аманда выстрелила и попала ему в ступню. Хамад вскрикнул и упал на колено. Аманда без промедлений всадила ему ещё две пули между лопаток. Хамад рухнул на палубу, с грохотом выронив оружие. Аманда пригнулась и отползла в сторону. Она ещё раз быстро выглянула из-за ограждения и заметила Раджа, который то стрелял короткими очередями в сторону носа траулера, то оглядывался через плечо, пытаясь найти стрелка, убившего Хамада.

Аманда легла ничком, снова подняла автомат и прицелилась в Раджа. С верхней палубы он был виден Аманде, как на ладони. Аманда выстрелила дважды и попала ему в грудь. Падая, Радж выпустил длинную очередь в её сторону. Аманда услышала, как в рубке над ней разбилось стекло. В тот же миг она почувствовала, как что-то резко дернуло её за юбку. Поначалу Аманда не поняла, что произошло, но через несколько секунд почувствовала сильную боль в области ягодицы, словно туда приложили раскалённый утюг. Аманда осторожно положила дрожащую руку на задницу и обнаружила рваную дыру на юбке. Она провела ладонью по этому месту, но даже небольшое давление вызывало жгучую боль. Когда Аманда отдернула руку, она увидела, что рука покрыта кровью.

«Ты не будешь плакать, – сказала себе Аманда, – ты профессионал». Аманда долго лежала неподвижно, крепко обхватив себя руками, пока волна паники не схлынула. Наконец ожил её наушник.

– Это Шестой. Будь бдительна, есть ещё один неубитый террорист – командир Халид.

С усилием Аманда заставила звучать свой голос спокойно и ровно.

– Это Аманда. Халид мертв. Его тело в камбузе.

Стиснув зубы от боли, Аманда спустилась с верхней палубы и направилась к корме.

– Это Шестой. Со мной Третий, он жив, но в тяжёлом состоянии. Двое наверху мертвы. Отличная стрельба, Аманда.

 

– Второй на связи. У меня здесь есть один мертвый бандит, и... О, привет, Аманда. Спасибо за помощь. Похоже ещё один бандит ранен, он без сознания, но пульс есть.

Аманда шагнула вперед, приставила ствол автомата ко лбу Раджа и нажала на спусковой крючок.

– А как сейчас он себя чувствует?

Второй долго смотрели на Аманду, наконец он отпустили запястье Раджа.

– Я пойду освобожу заложников, – сказал Второй и направился к трапу.

Аманда последовала за ним. Когда она спускалась по лестнице, острая боль в заднице усилилась. Аманда, кряхтя, схватилась за перила. Она посмотрела вниз и увидела ручеек крови, спиралью стекающий по бедру и икре.

Второй был занят тем, что прикреплял взрывчатку к тяжелой цепи, преграждавшей вход в рыбный трюм. Он уже собирался взорвать взрывчатку, когда увидел у Аманды кровь.

– Аманда, ты ранена? – он указал на кровь, стекающую по её ноге.

– Меня подстрелили в задницу, – поморщившись ответила Аманда. 

– Иди ляг в камбузе.

Аманда вошла в камбуз. Проходя мимо безжизненного тела Халида она пнула его, потом выбрала скамейку почище и легла на неё лицом вниз.

Из коридора раздался приглушенный взрыв, затем громкие голоса двоих освобождённых заложников. Через минуту в камбуз вошёл Второй, следом за ними мужчина в костюме, в котором Аманда узнала посла.

Несмотря на боль, Аманда встала и протянула руку послу.

– Мистер Ньюхаус. Какое облегчение видеть, что вы живы. С вашей семьей всё в порядке?

 
Вставка

Посол жестом пригласил Аманду вернуться на скамейку.

– Вы ранены, поберегите силы. Моя семья в порядке, слава Богу. Я не врач, но я нашёл маленькую аптечку первой помощи и хочу помочь вам.

Аманда снова легла, понимая, что с того места, у её ног, где стоял Ньюхаус, он мог разглядеть, что у неё под короткой юбкой. Аманда заметила свои трусы в углу, и подумала, что они неверное недостаточно сухие, чтобы их надеть. Она крепко сжала бедра.

Снимая со стены большую аптечку, Ньюхаус заметил кровь, забрызгавшую стены и потолок.

– Черт возьми, что, тут случилось? У них тут была скотобойня?

– Он командир подразделения Аль-Каиды, – сказал Второй указывая на тело Халида, – Аманда перерезала ему горло. Затем она поднялась на палубу и застрелила там ещё двух его бойцов.

– Ну и шутки у вас! – Ответил ему Ньюхаус.

Ньюхаус приподнял подол юбки Аманды и заглянул под неё, затем достал из аптечки ножницы для бинтов и разрезал юбку до пояса. Юбка развалилась, обнажив голый зад Аманды.

Оглянувшись через плечо, Аманда увидела, что оба мужчины смотрят на неё, и почувствовала, как по лицу разлился жар. Почему её подстрелили именно в это место?

Аманда боялась взглянуть на свою рану. Она так гордилась своей идеальной попкой, почти так же, как и грудью, и с нетерпением ждала того дня, когда её настоящая любовь увидит её впервые. Если задница будет изуродована, потеря будет невосполнимой.

Второй, осматривая рану Аманды, осторожно потянули её за бедро.

– Не похоже на пулевое ранение. На правой ягодице двухдюймовый порез, скорее это порез от разбившегося стекла. Тебе очень повезло, мышцы не повреждены. Тем не менее тебе придется наложить несколько швов.

 

Второй посмотрел на Ньюхауза.

– А ты как думаешь?

– Согласен, – кивнул Ньюхаус. – Думаю швы должен накладывать пластический хирург. Будет обидно, если на такой красивой попке останется шрам, – он потер подбородок. – А сейчас, я думаю надо приклеить пару полосок пластыря поперёк раны, что бы шов не расходился. Саму рану, думаю, закрывать не стоит. Пусть вытекшая кровь свернётся, под корочкой свернувшейся крови рана будет стерильна.

Второй вытащил из аптечки пластырь. 

– Можешь сдвинуть края раны вместе? – обратился Второй к Ньюхаусу.

– Конечно, – ответил Ньюхаус и обеими руками сжал ягодицу Аманды.

– Аманда, мне нужно достаточно места, чтобы приклеить пластырь, сказал Второй, – если не возражаешь, я раздвину тебе ноги.

Второй ухватился руками за задние части бёдер Аманды и осторожно опустил их на пол по обе стороны скамьи.

– Ой, – вскрикнула Аманда, когда её промежность раскрылась. Она поднесла руку к горячей щеке. – Не могли бы вы...

В этот момент в камбуз вошел Шестой.

– Состояние Третьего стабильно. До прилёта вертолёта с авианосца я устроил его на палубе, – сказал Шестой. Затем посмотрев на Ньюхауса он продолжил, – за вами и вашей семьёй прилетит другой вертолёт, который доставит вас в аэропорт в Адене. Оттуда самолёт доставить вас в Германию в Ландштуль. Похоже, тебя тоже подстрелили. – продолжил Шестой, обращаясь уже к Аманде, – не самое лучшее место, чтобы поймать пулю, – он наклонился, чтобы получше рассмотреть рану.

– Нужно снять с тебя всю одежду, – сказал Второй и разрезал ножницами блузку Аманды на спине, затем он разрезал бретельки лифчика, после чего продолжил приклеивать пластырь к заднице Аманды.

 
Вставка

– Её тоже нужно отправить в Ландштуль, – сказал Ньюхаус, продолжая сжимать края раны. – Там хорошие пластические хирурги. Они зашьют рану должным образом.

Аманда поёжилась от прохладного влажного воздуха. Как только Второй закончил, она тщетно оглядела комнату в поисках какого-нибудь покрывала. Аманда заметила, Ньюхаус по-прежнему продолжает держать её за задницу, а его пальцы скользят вниз, к её половым губам.

– Аманда, приподнимись немного, если можешь, – сказал Шестой, похлопав её по плечу. – я достану из-под тебя остатки одежды.

Аманда вздохнула и приподнялась на локтях. Шестой сделал ещё пару надрезов ножницами и вытащил из-под Аманды остатки блузки. Чашечки лифчика, из-за липкой крови Халида, всё ещё держались на груди Аманды. Шестой потянул за лифчик, окончательно освободив Аманду от одежды. Аманда раздражённо фыркнула и снова опустила грудь на скамейку.

Ньюхаус положил руку Аманде на задницу, и она почувствовала, как кончик его пальца коснулся её половых губ. Аманда повернула голову и посмотрела на Ньюхауса через плечо.

– Как вам удалось попасть на траулер? – спросил Ньюхаус.

– Я выдала себя за проститутку, – вздохнув пробормотала Аманда и отвернулась.

– Чёрт! Вы на самом деле должны были трахаться с ними?

Аманда кивнула, её щеки порозовели.

– Вот херня то! – сказал Шестой. – И сколько их было?

Аманда повернулась и хмуро посмотрела на Шестого.

 

– Это смотря как считать. Халид, Самир, возможно ещё, Хамад и Радж.

– Это как так «возможно»? – спросил Шестой наклонив голову. 

Аманда почувствовала вспышку гнева и снова приподнялась на локтях, чтобы посмотреть Шестому в глаза.

– Хамад мастурбировал меня, но мне не... – Аманда прокашлялась и повысила голос, – мне не пришлось иметь дело с его членом.

Аманда знала, что снова показала Шестому свою грудь, а он пялится на неё, но она была слишком зла, чтобы обращать на это внимание.

Ньюхаус сжал задницу Аманды сильнее и спросил:

– А что с Раджем?

Аманда стиснула зубы и посмотрела на Ньюхауса и прошипела сквозь зубы:

– С его членом мне тоже не пришлось иметь дело. Он просто засунул мне в задницу два пальца.

Аманда почувствовала, что кончик пальца Ньюхауса устроился между её половыми губами и потихоньку массировал её киску. Она посмотрела на его испепеляющим взглядом и продолжила:

– Ты пытаешься внести своё имя в этот список? Интересно, что бы сказала твоя жена, если бы узнала?

Ньюхаус с нервной улыбкой убрал руку с её ягодицы.

 

Снаружи донёсся звук летящего вертолёта, который становящийся всё громче. Шестой поспешили наверх, чтобы обеспечить отправку Третьего. Через несколько минут появился военный санитар с медицинской сумкой. Мужчины перевернули Аманду на спину, чтобы санитар мог осмотреть остальную часть её тела, но он не нашел никаких других ран.

Наконец трое мужчин положили Аманду на носилки лицом вниз. Санитар ещё раз осмотрел рану на заднице Аманды, затем привязал её к носилкам, и вместе с морскими котиками понёс её на палубу.

На главной палубе Шестой наблюдал, как парящий вертолёт поднял на борт носилки с Третьим, а за ними и тело Первого. Затем настала очередь Аманды. После Аманды подняли Второго, и наконец на борт подняли санитара. Как только вертолёт поднялся и полетел в сторону Адена, к траулеру подлетел второй вертолёт, чтобы забрать Ньюхауса с семьёй и Шестого.

Когда вертолёт опустил нос и набрал скорость, Аманда облегчённо вздохнула. Она хорошо поработала и полностью выполнила свою задачу. И она лично убила трёх террористов. Она заслужила право гордиться собой. Аманда закрыла глаза и стали засыпать под убаюкивавшие вибрации вертолёта.

Продолжение следует...

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8


1 «Миссури» (ББ-63) – военный линкор США
2 Аба́йя – длинное традиционное арабское женское платье с рукавами
3 Никаб – мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо, с узкой прорезью для глаз

 

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, бессмысленные комментарии, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.