Часть 1, Часть 2, Часть 3

Аманда – агент ЦРУ

Часть 3

Аманда вздохнула с облегчением, когда доктор Миллер снял с её пальцев датчики детектора лжи и снял манжету для измерения кровяного давления. Раньше она никогда никому не рассказывала о том, как раздевалась перед монсеньором или как её шлепали.

Аманда поняла, что Миллер снимает датчик дыхания с её живота, и откинулась назад, чтобы дать ему доступ. Затем Миллер извлек второй датчик из-под её подмышек.

– Хорошо, Аманда, пойдем в смотровую.

Аманда знала, что промокла во время проверки на полиграфе, и вставая, проверила сиденье стула. Её возбуждение прошло, но трусики всё ещё были влажными. Её юбка была тонкой, но она успокоилась, увидев, что ничего не промокло.

Миллер заметил, что она проверяет.

– Вы возбудились во время проверки на детекторе лжи?

Не было никакого смысла пытаться ввести его в заблуждение. Аманда только кивнула.

– Сумасшедшая история. Белье, порка, чёртов профессор Фостер! – Аманда крепко сжала кулаки. – Хорошо, что это закончилось.

А как насчет медосмотров? Они вас возбуждают? – Спросил Миллер.

– Да. – Пробормотала Аманда. – Есть такое.

– И что вас больше всего волнует во время медосмотров?

Аманда отвела взгляд, чувствуя, как кровь разливается по её щекам.

– Когда доктор смотрит на меня, а на мне только лифчик и трусики.

– Так же, как тогда, когда вы сняли платье перед монсеньором?

– Да. – Поколебавшись ответила Аманда.

Вставка

– Неужели это всё? – Усомнился Миллер.

Аманда сцепила пальцы.

– Или, когда доктор осматривает мою обнаженную грудь.

– А что ещё?

Аманда опустила взгляд в пол. Миллер приподнял ей подбородок.

– Так что же ещё?

Аманда покраснела ещё больше.

– Показывать доктору свою вагину. – Прошептала Аманда.

– Понимаю. Вы когда-нибудь испытывали оргазм во время медосмотра?

Два года назад Аманда проходила гинекологический осмотр в студенческом медицинском центре. Она обращалась к врачу-женщине, и её сексуальная реакция на осмотр была такой постыдной.

– Если такое случалось, в этом нет ничего страшного.

Аманда не могла заставить себя признаться в этом. «Нет, про это я никогда не расскажу» – подумала Аманда.

Она затаила дыхание. А вдруг её ложь обнаружат?

Миллер удивленно поднял брови, затем повернулся и вывел Аманду из кабинета.

– Во время осмотра мы сделаем фотографии для вашего личного дела. Лица, принимающие решения, будут использовать фотографии для отбора кандидатов.

– По каким критериям?

– Внешняя привлекательность. Способность соблазнить цель-мужчину или женщину в целях компрометации.

Миллер провел Аманду в смотровую. Справа Аманда увидела неподвижный смотровой стол, покрытый синим пластиком. Слева от неё стоял регулируемый стол с подставками для ног, установленный в полулежачем положении. Она раньше уже видела такой стол и лежала на нём во время своего последнего гинекологического осмотра. Аманда закусила губу.

Раздался тихий стук в дверь из матового стекла в дальнем конце смотровой комнаты.

– Войдите! - крикнул Миллер.

В дверь заглянул мужчина лет двадцати пяти, одетый в помятые брюки цвета хаки и потрепанную рубашку на пуговицах.

– Эй, Руперт, хорошо, что заглянул, заходи.

Вставка

Руперт оставил дверь открытой. Аманда заметила, что сквозь щель в не до конца застёгнутой рубашке виднелся кусочек его бледного волосатого живота. Его лицо показалось ей смутно знакомым.

– Аманда, это Руперт Мосс, один из наших младших аналитиков разведки. Вообще-то, я думаю, вы уже встречались.

Внезапное появление Руперта вызвало у Аманды недоумение. Аманда надеялась, что во время осмотра не будет посторонних лиц. Но Руперт, похоже, не имел никаких зловещих намерений, поэтому Аманда улыбнулась и протянула ему руку.

– Простите, не могу вспомнить, где мы встречались.

Руперт мягко пожал ей руку.

– Всё в порядке. Мы встретились на стоянке. Я не тогда не успел представиться.

Лицо Аманды вытянулось. 

– Вы тот парень, который пялился на меня?

Ноздри Аманда раздулись, она холодно посмотрела на Руперта, затем повернувшись к Миллеру, она спросила:

– Зачем он здесь? Вы хотите, чтобы он извинился?

Миллер нахмурился, но ничего не ответил. Он посмотрел на Руперта.

– Это на её ноги ты пялился?

Руперт поколебался, потом кивнул в сторону Аманды.

– Она очень хорошенькая.

Аманда сжала губы и сменила позу.

Руперт продолжил:

– Это короткая юбка и высокие каблуки! Когда она наклонилась, чтобы взять свою сумочку, то открыла мне прекрасный вид. – Руперт посмотрел на Аманду. – Я всего лишь человек.

Миллер похлопал его по плечу.

– Спасибо, Руперт. Я попросил Фреда Гордона принести записи с камеры наблюдения. Вот и он. Привет, Фред, давай посмотрим, что у тебя есть.

Глядя на Аманду, Фред молча подошел к настенному плоскому телевизору и вставил флешку. С помощью пульта он выбрал файл, и на экране появилась чёткая полноцветная картинка парковки. Когда подъехал черный седан. Фред увеличил изображение, и Аманда узнала свой черный «Мерседес». Она открыла водительскую дверцу, вышла и взяла с заднего сиденья свою сумочку. Фред поставил видео на паузу и увеличил изображение. Вид действительно оказался прекрасным.

Вставка

Миллер толкнул Руперта локтем.

– Это та же точка зрения, что была у тебя?

Руперт кивнул.

- У неё потрясающие ноги. – Продолжил Миллер.

– Это точно Руперт усмехнулся.

Фред ухмыльнулся и вернулся к тому месту, где Аманда вышла из машины. Когда он увеличил изображение, Аманда с отвращением увидела, что её юбка задралась, и она не смогла удержать колени вместе. Фред прокручивал изображение кадр за кадром, пока на дисплее не появился вид на её юбку. Между её ног виднелась полоска розового кружева.

Миллер положил руку Руперту на плечо.

– Итак, вы шли по парковке, когда Аманда открыла дверь автомобиля, наклонилась за своей сумкой и показала вам свои трусики. А вы остановились, чтобы посмотреть шоу.

Аманда была в ярости.

– Конечно, нет! Я...

Миллер поднял руку.

– Я спрашиваю Руперта.

Руперт уже качал головой вверх-вниз.

– Да, доктор Миллер. Вот только я не ожидал, что она покажет мне свои трусики, и пропустил это.

Аманда гневно посмотрела на Фреда.

Миллер хлопнул Фреда по спине и сказал:

– Отличная работа, Фред. Руперту это тоже понравилось. Сделай нам обоим копии в высоком разрешении. – Затем, обратившаяся уже к Руперту, Миллер продолжил. – Тебе ведь понравилась Руперт?

– Да, клип потрясающий, я обязательно посмотрю его ещё раз позднее. – Руперт сделал паузу. – А у вас есть какие-нибудь записи, где она без трусиков?

Аманда была ошеломлена. Она недоверчиво посмотрела на Миллера.

– К сожалению, нет, Руперт. По крайней мере, пока. Но я собираюсь провести её медицинский осмотр. Возможно я что-нибудь смогу сделать. – Миллер снова повернулся к Фреду. – Твой интерес был немного другим, Фред? Аманда сказала, что ты заглянул ей под блузку.

Аманда не слушала. Она всё ещё пыталась осмыслить предыдущее слова Миллера. Кадры? Без трусиков?

Фред указал на блейзер Аманды и фыркнул.

Вставка

– Я ничего не видел. На ней была эта дурацкая куртка.

– Попался! Ты всё-таки пытался рассмотреть, что у неё под блузкой? Ладно, давай обсудим это позже. А сейчас забирай с собой Руперта, сделай ему и мне копии этой видеозаписи. Миллер сделал продолжительную паузу, дождавшись, когда Фред с Рупертом пошли к выходу и продолжил говорить. – Аманда, я понимаю, почему вы надели куртку, но сейчас мне необходимо провести медицинский осмотр, поэтому куртку нужно снять.

Аманда подождала, когда Фред и Руперт вышли за дверь, затем расстегнула пуговицу на блейзере и сняла его. Она бросила блейзер на крючок вешалки и скрестила руки на груди.

– Опустите руки, пожалуйста.

Аманда неохотно подчинилась. Взглянув вниз, она почувствовала себя незащищенной. Ткань блузки натянулась на выпуклости груди, плотно облегала ребра и спину. Ни блузка, ни бюстгальтер под ней не давали нормального прикрытия. Аманда избегала встречаться взглядом с Миллером.

Доктор Миллер обратил на это внимание и сказал:

– Какая облегающая блузка. Она такая тонкая, что лифчик просвечивает. Вы надели её намеренно, чтобы привлечь мое внимание? – Улыбнувшись, он продолжил. – Конечно, вы это сделали намеренно. Какая польза от замечательной груди, если её никто не видит?

– Нет. – Покачала головой Аманда, затем коснулась тыльной стороной запястья влажного лба и продолжила говорить. – Джек Ричардс велел мне надеть обтягивающую блузку.

Миллер искоса взглянул на Аманду.

– Джек не упоминал об этом, но он сказал, что во время собеседования вы всячески намекали на свою грудь, и сделали всё, чтобы он, обратил на неё внимание, чтобы произвести на него впечатление.

Обвинение было несправедливым, Аманда рассердилась.

– Это неправда!

– Значит, вы не говорили про грудь?

– Нет, – Аманда сделала паузу. – То есть да, но не так, как вы сказали.

– Хорошо, что признались. Уэйн Роджерс сказал, что через пять минут после встречи вы встали перед ним, высоко подняв руки и выгнув спину. Он сказал, что вы намеренно демонстрировали ему свои «сиськи» – как он выразился. Я сам это видел. Вы ещё выгнулись, когда здоровались со мной. Ваша поза была довольно вызывающей.

– Он заставил меня это сделать! Я...

Аманду прервал стук в дверь. Миллер сказал: «Войдите». В кабинет вошёл Фред.

– Я закончил копирование клипа, доктор Миллер. – Сказал Фред.

Вставка

Аманда тряхнула головой и отвернулась, чтобы скрыть грудь от Фреда.

Миллер бросил на Аманду суровый взгляд.

– Аманда. В первый раз при встрече с Фредом вы с ним не поздоровались, а теперь вовсе поворачиваетесь к нему спиной. Вы сегодня, встали не с той ноги? Будьте профессионалом и пожмите ему руку.

Аманда не хотела, чтобы Фред видел её едва прикрытые груди, но отказываться от рукопожатия было бы невежливо. Она подавила хмурый взгляд, шагнула вперед и протянула Фреду руку.

Фред с подозрение посмотрел на её протянутую руку, прежде чем протянуть свою в ответ. Когда он, наконец, пожал Аманде руку, он на мгновение задержал взгляд на её груди.

– Они замечательные, не правда ли? – Миллер толкнул Фреда локтем, одновременно указывая взглядом ему на грудь Аманды.

– Да, мне говорили. – Улыбнулся Фред. – Но теперь я сам вижу, они просто великолепны. – Фред прикрыл рот рукой и уже шёпотом спросил. – А почему она до сих пор в блузке?

Аманда покачала головой.

Миллер подмигнул Фреду, потом посмотрел на Аманду и сказа ей:

– Снимите блузку.

Аманда предполагала, что будет раздеваться только в присутствии Миллера, и даже была немного взволнована тем, что расстегнет блузку перед симпатичным доктором, но она не могла себе представить, что ей придётся делать это в присутствии Фреда.

Однако блузка почти ничего не скрывала, и не было смысла испытывать терпение Миллера.

Аманда повернулась к Миллеру, делая вид, что присутствие Фреда её совершенно не волнует. Когда она расстегнула блузку, оба мужчины уставились на неё. Края эластичного материала раздвинулись, обнажая верхнюю часть её груди, часть бледно-розового лифчика, в месте соединения чашечек, и, наконец, узкую полоску её тугого живота. Аманда вытащила из-за пояса полы блузки, открывая лифчик окончательно.

Опустив глаза, Аманда стянула блузку с плеч. Она повесила её поверх куртки и снова повернулась к Миллеру. Она изучала лицо Миллера, оценивая его реакцию на её грудь, обтянутую бюстгальтером. Аманда делала вид, что ей безразлично, что Миллер рассматривал её как сексуальный объект. Однако Миллер был довольно хорош собой, а ещё он был опытным и уверенным в себе, к тому же по мнению Аманды он обладал определённой властью в ЦРУ, поэтому, его мнение имело вес для Аманды. Она всё ещё сомневалась в собственной красоте и жаждала оценки Миллера.

Миллер посмотрел на грудь Аманды.

– Вы действительно любите дорогое белье. Это ещё один бюстгальтер от «Агента провокатора»? – Миллер наклонился, чтобы рассмотреть поближе. – Или это «Секрет Виктории»? Чудесно!

– Нет, это «Вандербра», имеет дополнительные чашечки-вставки. Моя подруга Кэтрин носит такие, но мне они ни к чему.

Вставка

– А почему кружева полупрозрачные? Видимо для того ли, чтобы привлекать больше внимания к своей груди?

– Конечно, нет!

– Аманда. Я прекрасно понимаю, вы хотите, чтобы я любовался вашей грудью. Она действительно очень красивая. Полагаю, мало кто из мужчин видел её, так что комплиментов вы наверняка ещё не получали. Неудивительно, что у вас возникло желание выставить грудь напоказ.

Аманде стало стыдно и неловко. Хотела ли она сегодня похвастаться своей грудью? Повлияло ли это на выбор бюстгальтера? Неужели её тщеславие снова просыпается? Аманда открыла рот, чтобы возразить, но ничего не сказала, она не знала, что ответить.

Миллер встретился с ней взглядом.

– Сегодня вы определенно получите комплименты насчёт своей груди. – Миллер поднял телефон. – Дженкинс, зайди в смотровую и возьмите с собой фотоаппарат.

Через минуту в дальнюю дверь вошёл мужчина средних лет в очках, который вместо приветствия, начал бурчать, что не помешало бы предупредить его заранее. Однако увидев полуголую Аманду, он замолчал, и переключил внимание на свой зеркальный фотоаппарат.

Аманда была недовольна появлением Дженкинса. Вот ещё один мужчина, даже не медицинский работник, а тем более не врач, пришёл поглазеть на её полуобнажённое тело. Поскольку кружевной бюстгальтер почти не скрывал груд, Аманда прикрылась руками.

– Дженкинс, это Аманда. Нам нужны её фотографии для форм С-2.

Дженкинс кивнул. Он прильнул глазом к видоискателю и сделал три снимка с близкого расстояния. Он запечатлел Аманду с нахмуренным лицом, с руками, прижатыми к груди, опущенным подбородком и с ссутуленными плечами.

– Мисс, Гм...

– Аманда Стивенс.

– Аманда. У вас нахмуренное лицо и встревоженный вид. Это не то что нам нужно. Вам нужно расслабиться, и придайте лицу более уверенное выражение.

– Ну, извините! – Сказала Аманда. – Я ещё не привыкла. Не каждый день меня фотографируют в нижнем белье совершенно незнакомые люди.

Однако через мгновение ей удалось приподнять уголки рта.

– Вам не нужно улыбаться, просто расслабьтесь и приоткройте губы.

Дженкинс сказал ей опустить глаза, чтобы выделить длинные тёмные ресницы на фоне светлой кожи. Он сфотографировал её лицо и плечи, затем сделал крупный план, запечатлев её большие глаза.

Аманда ответила на его нежный тон и тонкую лесть. Она почти привыкла к звуку затвора. И когда Дженкинс делал снимки с ближнего ракурса её почти обнаженного тела, он убедил Аманду передвинуть руки на бедра и принять более уверенную позу. Дженкинс заставил Аманду чувствовать себя желанной, пробудив в ней сексуальное возбуждение.

Вставка

– Снимите юбку. – Вмешался Миллер.

Приказ Миллера напомнил Аманде о её наряде, вернее об отсутствии такового и необходимости принять решение. Будет ли она показывать свои узкие трусики этому привлекательному доктору, позволит ли фотографировать себя?

Миллер стоял лицом к ней и ждал. Дженкинс держал наготове камеру.

Аманда неохотно потянулась к пояснице, ухватилась за молнию юбки и потянула её вниз. Дженкинс сделал ещё несколько щелчков фотоаппаратом, когда Аманда расстегнула пояс и покачивая бёдрами спустила узкую юбку вниз по ногам.

Наблюдая за невольным похотливым покачиванием Аманды, Миллер застыл как вкопанный. Он обвел взглядом её плоский живот, выпуклые ягодицы, скульптурные бедра и икры. Розовые кружевные трусики-бикини гармонировали с бюстгальтером. Дженкинс сделал несколько снимков в полный рост спереди и несколько снимков со спины.

Аманда скрестила руки на груди, её сердце бешено колотилось.

– Такие фотографии не оставляют места воображению. Зачем вам такие откровенные снимки? – Спросила Аманда.

Даже изображая протест, Аманда не желала признаться самой себе, насколько их интерес и внимание возбуждали её.

– О, вы не знаете и половины... – Начал говорить Дженкинс.

– Это для вашего портфолио, – Перебил его Миллер. – Это всё, что вам нужно знать.

Аманда прикусила губу. Очевидно, Дженкинс намеревался сделать ещё несколько снимков, пока Миллер заставлял её раздеваться.

Дженкинс начал было прицеливаться, но остановился.

– Аманда, я не получаю нужных снимков. Ваши позы не совсем естественные. Это может повлиять на ваши шансы быть принятой на службу.

Аманда пожала плечами.

– Но я сделал всё, что вы просили.

Дженкинс отступил назад и посмотрел в видоискатель.

– Наклонитесь вперед.

Аманда закатила глаза, потом согнулась в поясе. Она почувствовала, как её груди сдвинулись с места норовя выглянуть из-под бюстгальтера. Аманда понимала, что в этой позе груди непристойно выглядывают из-под бюстгальтера. По просьбе Дженкинса она распустила волосы по плечам.

– Это почти всё. – Дженкинс опустил камеру. – Теперь встаньте на смотровой стол, на четвереньки, лицом ко мне.

Вставка

Аманде эта поза понравилась ещё меньше, чем предыдущая, но она поднялась на стол. Её бюстгальтер был сделан скорее для красоты, а не для поддержания грудей, поэтому, когда Аманда наклонилась, она испугалась, что её груди выскочат из чашек бюстгальтера. Конфуз был бы слишком велик, чтобы даже думать о нём. Аманда сделала несколько неглубоких вдохов.

Дженкинс шагнул вперед, чтобы сфотографировать её крупным планом.

– Посмотрите в камеру. – Он сделал несколько снимков, затем обошел Аманду сзади. – Нет, разворачиваться не нужно.

Аманда была обескуражена этим требование, но уже не удивлялась. Она знала, что её попа привлекает внимания не меньше, чем грудь. Её подруги одержимо беспокоились о своих задницах, Аманда тоже не была лишена этой одержимости, однако она и не была уверена, правильного ли размера её задница, не слишком ли она большая и не слишком ли маленькая.

Аманда вспомнила, о том, что на ней надеты трусики-стринги, которые совсем не прикрывали её сзади и покраснела. Сейчас ей было стыдно за свой выбор, но это и возбуждало её. Несмотря на неловкость, она почувствовала прилив гордости, представив себе, как Миллер с жадным вожделением смотрит на её ягодицы.

Затвор камеры Дженкинса несколько раз щелкнул.

– Наклонитесь впереди пониже. Нет, не поднимайте задницу, а просто опустите грудь на стол. Колени раздвиньте шире. Хорошо. Поверните голову в сторону и посмотрите на меня.

Аманда старалась не думать о том, насколько непристойной была эта поза – на четвереньках, с высоко поднятым задом. Она почувствовала напряжение в верхней части бедер и ягодиц, и в её сознании возник непристойный образ её задней округлости.

Аманда понимала необходимость более сексуальных поз, но эти снимки будут совсем непристойными. Кто на них будет смотреть? Как они её назовут, глядя на эти снимки? Прекрасный ангел или развратная шлюха?

К её стыду, эти мысли ещё больше усилили её возбуждение. Напряжение, которое она ощущала где-то в глубине живота, нарастало уже некоторое время. Возможно, её выделения начали просачиваться в трусики. Аманда боялась, что там может появиться видимое мокрое пятно, но не осмелилась проверить.

Когда Дженкинс сделал паузу, Аманда наконец смогла сесть. Миллер стал измерять пульс и кровяное давление. Затем Миллер вызвал врача-флеботомиста, которого представил Сетом. Сет вытирая кровь с сгиба её руки, бессовестно изучал её фигуру, не обращая внимания на её смущение.

Сет велел Аманде встать, он измерил её рост и вес. Затем он опустился на колени, раздвинул её ноги и поднес к щиколотке измерительную ленту. Он вытянул ленту вверх по ее правой икре и продолжил по внутренней стороне бедра, заставив Аманду вздрогнуть. Он приложил ленту к складке, где её бедро соединялось с телом. Тыльной стороной его ладони прижалась к влажным половым губам Аманды.

Аманда подавила свой протест, вызванный положением его руки. Поёжившись, она почувствовала через тонкий материал трусиков его горячее дыхание на своем холмике между ног. Как много он смог разглядеть сквозь кружевную ткань? Почувствовал ли он мускусный запах её возбуждения?

Вставка

Сет спросил у Аманды её размеры, Аманда ответила. Когда Сет попросил её попустить руки, Аманда, она почувствовала, что снова краснеет. Сет измерил у Аманды обхват груди, талии и бёдер.

Миллер тем временем обратился к Дженкинсу:

– Иди сюда со своей камерой, – Затем повернувшись к Аманде он продолжил. – Снимите лифчик.

Аманда вскинула голову.

– Это для медосмотра, или для портфолио, или просто для вашего развлечения?

Лицо Миллера потемнело.

– Вообще-то, всё сразу. Но вам не мешало бы проявить уважение, если вы желаете, чтобы моё мнение положительно повлияло на решение о вашем трудоустройстве.

Аманда извинилась, Её лицо и верхняя часть груди покраснели от смущения. Аманда поняла, что этот спор не будет решен, пока она не снимет лифчик. Аманда облизнула губы. Втайне она была довольна, что Миллер проявляет к ней интерес.

Да, Миллер был врачом, и для осмотра необходимо было снять одежду, но Аманда, не представляла себе, как можно обнажить свою грудь на публике.

Тем не менее она понимала, в чем смысл портфолио. Внешняя привлекательность была очень важна для её будущей профессии. Но, ей не нравилось позировать для таких компрометирующих фотографий, и особенно ей не хотелось обнажать грудь.

С другой стороны, позирование обнаженной для фотографий было предпочтительнее раздевания вживую перед каждым лицом, принимающим решение. В конце концов, Аманда решила, что фотографии были лучшим вариантом.

Собрав всю свою силу воли, Аманда попыталась придать себе уверенный вид. Уставившись взглядом прямо Миллеру в глаза, она потянулась назад, расстегнула лифчик, стянула бретельки с плеч и позволила чашечкам упасть с груди. Однако, когда Дженкинс включил фотоаппарат, её щеки покраснели и она опустила взгляд в пол.

Когда Аманда наконец решилась поднять глаза, она увидела, что Сет смотрит на её обнаженную грудь. Она инстинктивно прикрыла грудь руками.

Миллер рассердился.

– Аманда, последнее предупреждение. Больше никаких рук. Это мешает и осмотру, и фотографированию.

Аманда неохотно опустила руки.

– Спасибо. Сет, принеси мне наручники.

Миллер обернул кожаный ремешок вокруг тонкого запястья Аманды, затянул ремешок и закрепил пряжку, повторил процесс на другом запястье.

Пока Миллер надевал наручники, Аманда сморщила лицо, пытаясь совладать со своими эмоциями. Она всё ещё чувствовала притяжение к Миллеру, даже более сильное, чем раньше. Мысль о том, что теперь она будет полностью под контролем Миллера, одновременно возбуждала и пугала.

Вставка

Миллер заметил её смущение.

– Нет ничего постыдного в том, чтобы надеть наручники, Аманда. Многие женщины нуждаются в них в какой-то момент. Даже Мишель... – Он осекся. – Надеюсь, мне не придется их связывать вместе, но теперь мы будем готовы, если они вдруг понадобятся.

Значит, это правда, подумала Аманда. Молодая жена Миллера была кандидатом в НСС. И Миллер вероятно тоже проводил её медицинский осмотр.

Очевидно, Миллер раздел Мишель догола почти так же, как её саму сейчас, Мишель была так же смущена. А Миллер надел на неё наручники, чтобы, не спеша разглядывать её обнаженное тело. А потом он женился на Мишель. Как это романтично! Аманда почти забыла, что стоит в одних трусиках.

Миллер похлопал её по плечу.

– Повернитесь направо и положите руки за голову.

Когда Аманда подняла руки, Сет и Дженкинс уставились на неё. Миллер стоял позади неё, готовый схватить её за грудь. Интересно, прикоснется ли он к её соскам? Они уже налились и были очень чувствительными. Видимые признаки возбуждения смущали Аманду.

– Локти выше. Направьте их прямо в потолок. А теперь выгните спину. Оставайтесь в таком положении.

Когда Аманда приподняла локти, то почувствовала напряжение в грудных мышцах, а её соски приподнялись и набухли. Выгнув спину, она выпятила соски ещё дальше вперёд. Её телодвижения усилили интерес мужчин. Когда Дженкинс сделал ещё несколько снимков, Аманда покраснела окончательно.

Затем Аманда почувствовала руку Миллера на своей грудной клетке, чуть ниже грудей, она подавила подергивание мышц от испуга. Миллер скользнул рукой вверх, обхватил её грудь, растопырив пальцы. Он исследовал её грудь, то брал в ладонь, словно взвешивая её, то приподнимал вверх, то сжимал её. «Это совсем не похоже на обычный осмотр груди» – подумала Аманда.

Когда Дженкинс снял очередной крупный план, Аманда глубоко вздохнула от ощущения ладоней и пальцев Миллера. Пружина возбуждения в нижней части её живота напряглась. Аманда понимала, что Миллер знает о её возбуждении по её набухшим соскам, и ей стало стыдно. Но она боялась, что он узнает, какая она мокрая внизу.

О нет, подумала Аманда. Неужели он заставит её снять и трусы? Она не представляла, как сможет вынести такой стыд. Миллер уже заставил её снять почти всю одежду, и похоже, по мере того как она раздевалась интерес Миллера к её голому телу только рос. Что же теперь помешает Миллеру лишить её оставшейся одежды?

Миллер не заставил Аманду долго томиться в ожидании.

– Снимайте трусы. – Голос Миллера был хриплым.

Когда Аманде наконец удалось заговорить, в её голосе было меньше уверенности, чем ей хотелось.

– Боже, трусы тоже? – Голос Аманды дрогнул. – Вы и так видите почти всё. Они почти ничего не скрывают.

Вставка

Миллер не ответил, тогда Аманда повысила голос:

– Я стесняюсь, понимаете? Я молодая и неопытная. Я не собираюсь стягивать трусики перед каждым незнакомцем.

Аманда сердито посмотрела на Миллера.

Миллер всё ещё не молчал. Через мгновение гнев Аманды рассеялся, она смягчила тон.

– Не могли бы вы хотя бы выпроводить остальных? Тут слишком много людей.

– Откуда такая внезапная скромность? Вы что, мокрая? – Миллер усмехнулся. – Вас ведь возбуждает демонстрация своего тела.

Миллер улыбнулся, понимая, что угадал правильно.

– Вы вся мокрая! Это то, что вы надеетесь скрыть?

У Аманды закружилась голова. Он догадался!

– Ну?

Аманда тянула время, как только могла. Наконец, она шагнула к Миллеру. Её груди свободно покачивались. Взгляд Сета был прикован к её бедрам. Дженкинс уставился на её задницу.

Собравшись с духом, Аманда засунула большие пальцы под резинку трусиков и глубоко вздохнула.

– Подождите, – Сказал Миллер. – Дженкинс, подойди и сделай несколько снимков.

Миллер снова повернулся к Аманде.

– Держи пальцы под резинкой трусов по бокам, но ослабь напряжение.

Подчинившись, Аманда почувствовала, как резинка стягивает трусики, прижимаясь к животу. Дженкинс сделал пару снимков.

– А теперь оттяните пальцами резинку трусов вперед и вниз, ровно настолько, чтобы пояс был перевернут спереди. Хорошо. Теперь ещё немного. Замрите!

Дженкинс сделал ещё несколько снимков.

– Как же тут жарко! – Прошептал Сет, обращаясь к Миллеру.

Услышав его, Аманда сердито посмотрела на Сета.

Миллер ухмыльнулся.

– Поднимите трусы немного вверх. Теперь снова вниз.

Вставка

Аманда понимала, что, заставляя её делать это, Миллер получает удовольствие. С трудом подавляя свой гнев, Аманда подчинялась.

Миллер прочистил горло.

– Ещё немного вниз.

Опустив трусы ниже, Аманда посмотрела вниз. Из-под резинки трусов показался верхний край её вульвы. «Теперь они видят мою киску» – подумала Аманда. Когда Дженкинс сделала ещё несколько снимков, Аманда почувствовала, как её щеки снова запылали.

– Ещё немного.

Аманда спустила трусики ещё на дюйм, потом ещё, оставив их на середине бёдер. Почему-то это было куда более унизительно, чем отсутствие трусов вообще. Камера Дженкинса вновь защёлкала.

Миллер вытер лоб рукавом.

– Замечательно. Теперь снимайте трусы совсем.

Аманда наклонилась вперед и спустила трусики вниз. Увидев на внутренней стороне трусиков, скопившиеся тёмные выделения, она вздрогнула.

– Вы просто насквозь промокли. Видимо этот осмотр не так уж неприятен, как вы предполагали, не так ли?

Аманда не знала, что ответить. Стянув трусики до лодыжек, она закрыла глаза, ожидая, пока жар исчезнет с её лица.

Миллер протянул руку.

– Я возьму их.

Не говоря ни слова, Аманда вылезла из трусиков. Выпрямившись, она и сложила трусики, обвернув влажную центральную ластовицу более сухими краями, и протянула их Миллеру.

Миллер бросил трусики в пластиковый пакет, туда же он отправил лифчик Аманды и повесил пакет рядом с блузкой и юбкой.

– Встаньте здесь, пожалуйста. – Приказал Миллер, указывая на место в центре комнаты.

Аманда повиновалась. Совершенно голая, она стояла в центре комнаты и дрожала, несмотря на жару, Дженкинс обошел её, снимая в полный рост. Аманда прижала бедра друг к другу. Одной рукой Аманда прикрывала грудь, а другой промежность.

Миллер напомнил Аманде, чтобы она опустила руки, указав пальцем на надетые на её наручники, чтобы усилить мотивацию. После того как Аманда подчинилась, Дженкинс сделал несколько снимков крупным планом.

Вставка

Несколько минут назад Аманду сильно смущало показывать свою голую задницу незнакомцам, но это было ничто по сравнению с тем, что она чувствовала теперь, когда её полностью раздели. Когда-то давно Аманда стеснялась своих густых чёрных лобковых волос. Когда в возрасте 19 лет она поступила в университет, она узнала, что мода требует удаления лобковых волос. Все её подруги регулярно удаляли лобковые волосы воском, даже те, кто не имел сексуальных контактов. Аманда знала это, поскольку у них в общежитии была общая душевая комната, и Аманда видела, как её подруги ухаживают за собой. У Аманды же, из-за её чрезмерной стыдливости, между ног был неопрятный кустик. Никто ничего не говорил Аманде о её растительности между ног, но мысль о том, что над ней насмехаются и издеваются, у неё за спиной, была для Аманды невыносима.

Однако теперь ей было стыдно от того, что волосы на лобке у неё удалены. Миллер вероятно истолкует это как очередную попытку привлечь его внимание.

– А сейчас проведём гинекологический осмотр. – Сказал Миллер и указал Аманде жестом на смотровой стол.

Миллер помог Аманде взобраться на смотровой стол. Аманда заметила, что подставки для ног были не такими, какие она видела раньше. Они больше походили на ботинки, и на них были ремни с липучками, очевидно для фиксации ног пациента на месте.

– Странные подставки.

Миллер кивнул.

– Они предназначены для хирургических операций. Ремни удерживают пациента в нужном положении. Они лучше всего подходят для наших целей.

Сет туго затянул нейлоновый пояс вокруг узкой талии Аманды, затем закрепил ноги на подставках. Зажимы для крепления подставок всё ещё были свободны, позволяя Аманде держать колени и бедра вместе. Сет снова уставился на сдвинутые бёдра Аманды, вызвав у неё очередную волну беспокойства.

Даже не видя, Аманда знала, что её половые губы будут блестеть от её собственной влаги. Их ещё не было видно, но Аманда инстинктивно прикрылась рукой.

Миллер бросил на неё суровый взгляд.

– Сет, пристегни её руки к краю стола за головой. Аманда, я предупреждал вас неоднократно. Вытяните руки за головой.

С этим отказом от свободы двигать руками Аманде было особенно трудно смириться. Её руки дрожали, когда она думала о своей беспомощности.

Миллер нетерпеливо вздохнул.

– Вытяните руки! – Повторил Миллер.

Когда Аманда наконец это сделала, ей пришлось вытянуться, чтобы достать края стола. Сет пристегнул её наручники к креплению на столе, и Аманда почувствовала, как напряглись её плечи. Теперь Аманда была обездвижена. Её охватило дурное предчувствие, капли пота выступили у неё на лбу.

Аманда поймала взгляд Миллера.

– Пожалуйста, сначала выпроводите остальных. Прошу Вас!

Вставка

Миллер отрицательно покачал головой.

– Простите, не положено.

– В Нью-Джерси запрещено, чтобы кто-либо, кроме медсестры, присутствовал при осмотре половых органов. Сомневаюсь, что в Вирджинии как-то по-другому. –Настаивала Аманда.

Миллер нахмурился.

– Возможно так оно и есть, но правила проверки ЦРУ регулируются «Актом о негласном наблюдении в целях внешней разведки», и не подпадают под действие законов штата.

Аманда читала этот закон о слежке за иностранной разведкой, но она не могла вспомнить ни одного положения, подтверждающего слова Миллера. Однако она не была уверена в своей правоте, поэтому прекратила дальнейшие споры.

Миллер посмотрел на её нижнюю часть живота.

– Я вижу, вы удалили лобковые волосы.

Нижняя губа Аманды задрожала.

– Да, это так, то есть я хочу сказать…

– Как давно?

– В понедельник. – Пробормотала Аманда, опустив глаза.

– Вы таким образом хотели привлечь к себе внимание? Хотели подразнить меня? Или хотели показать, что вы сексуально доступны? – Ухмыльнулся Миллер. – Вы надеялась, что я перегну вас через стол и трахну, дергая за сиськи, как профессор Фостер?

Аманда покраснела. «Похоже, он догадывается, что он мне нравится», – подумала Аманда. Ей действительно хотелось, чтобы Миллер трахнул её, так же грубо как профессор Фостер.

Аманда, отрицательно покачала головой. Наконец она обрела дар речи и сказала:

– Такова нынешняя мода. – Она посмотрела Миллеру прямо в глаза. – Раньше я не удаляла там волосы.

Миллер выбрал именно этот момент, чтобы развести ей ноги. Аманда напряглась, но Миллер надавил ей на колени и раздвинул её бедра на дюйм. Охваченная чувством беспомощности, Аманда пискнула. Миллер, слегка усиливая давление. Бедра Аманды напряглись, но Миллер без особых усилий отвёл левую ногу Аманды в сторону и закрепил зажим, затем он повторил то же самое с правой ногой. Зафиксировав ноги Аманды широко раздвинутыми, Миллер некоторое время стоял и любоваться её вульвой.

– Это что, бразильская эпиляция? Волосы удалены и спереди, и сзади?

Аманда кивнула. Она закрыла глаза и постаралась не думать о том, что Миллер смотрит на её самое интимное место.

Миллер включил лампу и направил свет лампы между раздвинутых бедер Аманды. Из шкафчика он достал тюбик смазки. Надев резиновые перчатки, он намазал смазкой пальцы.

Вставка

– Откройте глаза.

Аманда открыла глаза и уставилась в потолок.

– Смотрите на меня.

Аманда перевела взгляд на Миллера, но, почувствовав его первое прикосновение, снова закрыла глаза.

– Нет, глаза на меня. Смотрите на меня, пока я ввожу пальцы внутрь.

Аманда глубоко вздохнула и снова направила взгляд на Миллера. Миллер раздвинул ей половые губы и приставил кончик пальца ко входу влагалища. Наблюдая за её лицом, Миллер ввёл палец внутрь влагалища, затем повернул руку, и стал просовывать палец глубже, пока костяшки его пальцев не уперлись в половые губы. Аманда попыталась не отводить взгляд, хотя это казалось ей унизительным.

Миллер вытащил пальцы из влагалища Аманды и крикнул Дженкинсу через плечо:

– Ты что, не сделал ни одного снимка?

– Нет, доктор Миллер, я не фотографирую, пока они лежат на смотровом столе. Правила этого не позволяют. – Мрачно ответил Дженкинс.

– На этот раз мы сделаем исключение. Мне нужны эти фотографии, я имею ввиду, что фотографии понадобятся, чтобы изучить их позже, поэтому я повторю всё сначала. Можешь фотографировать через моё плечо.

– Нет, подождите! Доктор Миллер, пожалуйста, не надо, Мистер Дженкинс уже сделал так много фотографий, в том числе в совершенно голом виде. Мне это не понравится. Я и так сделала всё что вы просили. Пожалуйста, не фотографируйте у меня между ног. – Аманда выдавила из себя улыбку, её глаза заблестели.

Однако Миллер не собирался идти у Аманды на поводу.

– Не нужно упрашивать. Это неуместно.

Миллер жестом подозвал Дженкинса.

Дженкинсу было явно не по себе, но он встал за спиной Миллера, выбирая лучший обзор. Сет, не обращая внимания на возражения Аманды, тоже шагнул вперёд, и выглянул из-за другого плеча Миллера. В отличие от Дженкинса, Сета, по-видимому, не волновали правила и законы. «Наверное, Сет член королевской семьи» – подумала Аманда. Сет несомненно, видел гениталии и других женщин, но сейчас он таращился на промежность Аманды, так, словно видел это впервые.

Раздался стук в дверь.

– Нет! – Аманда уставилась на Миллера. – Не надо. Вы не посмеете!

Слова Аманды совершенно не смутили Миллера.

– Войдите. А-а-а, Руперт! Как раз вовремя.

Аманда повернула голову в тщетной попытке увидеть Руперта, который стоял в дверном проеме позади головы Аманды.

– Я же на смотровом столе! Вы не можете его впустить! – Продолжала возмущаться Аманда.

Руперт колебался.

– Доктор Миллер? Спасибо, сэр, но, похоже, она лежит на смотровом столе? Она голая? Может быть, мне не следовало приходить?

– Чепуха. Ты ведь хотел увидеть Аманду голой, без трусиков, верно?

Руперт сделал несколько шагов вперед. С этого места он мог видеть верхнюю часть тела Аманды. Он долго смотрел широко раскрытыми глазами на её обнаженную грудь. Затем Руперт прочистил горло и сказал:

– Да, сэр, я так говорил, но она сердится, а я не хочу неприятностей.

– Не волнуйся Руперт, вся ответственность за этот осмотр на мне. Правила тут устанавливаю я. Дженкинс будет фотографировать, а Сет просто посмотрит.

– Нет, он не будет смотреть. – Перебила Аманда Миллера. – И вы Руперт тоже. Выйдите!

Миллер закатил глаза.

– Да не волнуйся Руперт, всё в порядке. Иди сюда. – Сказал Миллер.

Руперт оглянулся на дверь, словно собираясь уходить, потом снова уставился на грудь Аманды. Наконец он подошел к краю стола. Аманда увидела, как его лицо выглянуло из-за её колена. С этого угла Руперт мог видеть внутреннюю часть её бедра.

Когда Миллер снова перевёл взгляд на промежность Аманды, Руперт сделал последний шаг и оказался прямо за плечом Дженкинса. Он ухмыльнулся, отбросив все сомнения относительно своего присутствия. По щеке Аманды скатилась слеза.

Пока Миллер смазывал перчатку заново, он толкнул локтем Дженкинса.

– Обязательно сними крупным планом.

– Пожалуйста, нет! Не фотографируйте, когда он проникает в меня. – Аманда посмотрела на Дженкинса. – Пожалуйста, не надо.

На лице Дженкинса отразилось сожаление, но он всё же прильнул глазом к видоискателю.

Увидев, что Дженкинс готов, Миллер сказал:

– Глаза на меня, Аманда.

Аманда подчинилась, камера Дженкинса щёлкнула. Скользкая латексная перчатка Миллера раздвинула её половые губы. Его палец проник в неё. Аманда снова боролась с приливом стыда, усугубленного грубым обращением с ней Миллера и унизительными фотографиями. Её лицо исказились.

Когда Миллер убедился, что Дженкинс сделал нужные фотографии, Миллер вставил второй палец. Аманда почувствовала, как её влагалище растягивается, чтобы вместить второй палец. Ощущение было приятным. Пока Миллер методично исследовал её, Аманда начала расслабляться. Другая рука Миллера легла на нижнюю часть живота Аманды.

Закончив внутренние исследования, пальцы Миллера переместились к передней стенке влагалища. Нащупав точку G, Миллер стал ритмично её массировать кончиком пальца. На лице Аманды появилась растерянность, её дыхание участилось. Миллер продолжил, наконец Аманду захлестнула волна сильного возбуждения.

Миллер скользнул левой рукой вниз по животу Аманды, его большой палец коснулся её клитора. Ощупывая пальцами живот Аманды, Миллер одновременно обводил большим пальцем вокруг её клитора. Внутри влагалища его пальцы всё ещё терли точку G. Теперь Аманда была уверена, что Миллер намеренно мастурбировал её. Она почувствовала, что поплыла, и захныкала.

Миллер оставался невозмутимым, как будто ничего не происходило. Он продолжал ритмичные движения пальцами.

Мо мере действий Миллера, сопротивление Аманды начинало сходить к нулю. Миллер уже заставил её рассказать о своих самых сокровенных переживаниях. Он постепенно раздевал её, догола, демонстрировал её грудь и вульву посторонним мужчинам. Он привязал её к смотровому столу и насильно раздвинул ей ноги. Он унижал её, властвовал над ней и фотографировал в унизительных позах.

Эти унижения шокировали Аманду и вызывали у неё отвращение, но они также раскрыли её некоторые извращенные желания, ранее глубоко скрытые у неё в подсознании. Всё это было невероятно возбуждающими, несмотря на сильное чувство стыда. Стимуляции Миллера, подводили её к пику возбуждения. Аманда понимала, что ещё большим унижением будет кончить во время осмотра, поэтому она боролась с этим, но в конечном итоге её тело предало её.

Аманда напряглась, чувствуя, как её мышцы судорожно сжимаются вокруг пальцев Миллера. Её ноги, привязанные к подставкам, дёрнулись. Она подняла свой таз вверх и извивалась на столе, под тугим нейлоновым ремнем, издала стон. Волна оргазма захлестнула её. Пальцы Миллера тем временем, продолжали свои манипуляции. Перчатка на правой руке Миллера покрылась выделениями Аманды. Наконец Миллер остановился. Аманда тяжело дышала.

– Что вы со мной сделали?

– Вам нужно было кончить, и я помог вам. – Ухмыльнулся Миллер. – Ранее вы говорили, что возбуждаетесь, показывая мужчинам свою обнаженную грудь и раздвигая перед ними ноги. Это называется эксгибиционизм. Очевидно, вам так же понравилось, когда мои пальцы были у вас во влагалище.

Улыбка с лица Миллера исчезла.

– Но вам не следовало лгать мне. Вы ведь раньше уже кончали во время медосмотра, не так ли?

Чувствуя себя ещё более униженной, Аманда, молча не видя смысла спорить с Миллером. Невозможно было отрицать очевидное, она наслаждалась манипуляциями Миллера и медосмотром в целом и в конце концов она достигла оргазма. Может быть, он прав, может быть, она действительно эксгибиционистка. И ей не следовало лгать Миллеру. Но Аманду раздражало, что Миллер был так доволен своей правотой.

Аманда думала, что осмотр закончен, но Миллер впрыснул ещё немного смазывающего геля глубоко в расщелину между её ягодицами. Понимая, что сейчас произойдет, Аманда изо всех сил старалась сохранить самообладание. Она зажмурилась, но Миллер снова заставил Аманду смотреть на него. Дженкинс навис над плечом Миллера с камерой наготове. Аманда сжала кулаки и хмыкнула, когда Миллер протиснул ей палец в анальный проход.

Сначала сфинктер Аманды непроизвольно сжался от чужеродного вторжения. Как только схватки утихли, Миллер протиснул ей в анус второй палец. Он надавил пальцами вверх, одновременно втолкнул пальцы другой руки снова ей во влагалище и начал прощупывать внутри заднюю стенку влагалища. Для Аманды это ощущение было смесью дискомфорта и удовольствия. Если бы Миллер продолжил, она могла бы снова кончить.

Когда Миллер наконец закончил, Сет высвободил Аманде ноги из подставок, расстегнул наручники поясной ремень. Взяв Аманду за талию, Сет помог ей спуститься со стола, и прежде чем отпустить, скользнул пальцам по её бедрам.

– Я сотру смазку у вас между ног. – Сказал Сет, присев на корточки с салфеткой в руке.

Рука Сета уже была у неё между ног, но Аманда вовремя отреагировала. Она схватила Сета за запястье и вырвала у него салфетку.

– Я сделаю это сама.

– Как скажешь. – Фыркнул Сет.

– Можете одеваться. Продолжим разговор в моём кабинете. – Сказал Миллер Аманде, направляясь к выходу.

Выйдя из кабинета Миллер оставил дверь открытой.

Использовав единственную маленькую салфетку, Аманде наконец удалось удалить большую часть смазки, она торопилась одеться, прежде чем кто-нибудь ещё войдет и увидит её голой. Удалив смазку, она стала бегать глазами по кабинету, пытаясь найти свою одежду. Заметив свою блузку и юбку на вешалке в противоположном конце кабинета, она хотела направиться к одежде, но не успела сделать и шага, как к ней подошел Руперт.

– Я просто хотел извиниться за то, что слишком долго смотрел на твои ноги на парковке. Наверное, это было неправильно с моей стороны? На твой взгляд, я действительно смотрел слишком долго?

Взгляд Руперта был прикован к колышущейся груди Аманды.

Аманда раздраженно фыркнула. То, что Руперт таращил на неё глаза на стоянке, бледнело по сравнению с его недавней ухмылкой во время медосмотра.

– Не говорите глупостей. – Холодно усмехнулась Аманда. – Для меня сегодня это была наименьшая проблема.

Прижав руки к груди, Аманда попыталась обойти Руперта. Руперт сделал шаг в сторону, преградив Аманде дорогу.

– Подожди, а можно мне... потрогать их? Руперт кивнул в сторону её груди, затем понизив голос, продолжил. – Я никогда раньше не прикасался к женским сиськам. Твои так прекрасны. – Руперт протянул руку.

Аманда увернулась от руки Руперта, обошла его, дотянулась до своей одежды. Сорвав пластиковый пакет с вешалки, она надела трусики, затем обернула вокруг себя лифчик и застегнула крючки. Отвернувшись от Руперта, она натянула чашечки на грудь и надела бретельки на плечи.

Потянувшись за блузкой, она оглянулась через плечо и увидела, что Руперт всё ещё выжидающе смотрит на неё. Аманда вздохнула.

– Нет, извините, вы не можете щупать мою грудь.

Аманда застегнула пуговицы на блузке. Руперт смотрел на неё с несчастным выражением лица. Аманда покачала головой и фыркнула, застегивая молнию на юбке.

– Если вам нужна практика, купите себе надувную куклу.

Аманда вышла и направилась к кабинету Миллера.

Конец.

Часть 1, Часть 2, Часть 3

15. April 2021

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после модерации. Комментарии не относящиеся к теме материала, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.