Body

В этой истории присутствуют принуждение и унижение. Если эти элементы вам не нравятся, вы можете прочесть другую историю на нашем сайте.

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5

Аманда – агент ЦРУ

Часть 1

Штаб-квартира ЦРУ, Лэнгли, Вирджиния, май 2006 г.

Аманда проснулась на рассвете от предвкушения. Понимая, что до собеседования осталось несколько часов, она зарылась обратно под огромное одеяло в своей огромной кровати. В большом номере роскошного отеля было очень тихо, и она чувствовала себя хорошо отдохнувшей, несмотря на долгую поездку накануне.

После длительного душа в большой мраморной ванной комнате она высушила феном свою длинную гриву густых тёмных волос и завязала их сзади в пучок. Поверх простого белого бюстгальтера и трусиков она надела кремовую шелковую блузку. На шею она надела ожерелье из таитянского жемчуга. В уши надела серьги в виде гвоздик.

Она внимательно посмотрела на своё отражение, опасаясь, что блузка может быть слишком прозрачной, но сочла это приемлемым. Она надела стильную, элегантно скроенную юбку до колен из легкого тёмно-синего шерстяного материала, затем надела подходящий пиджак. На ногах были дизайнерские туфли на низком каблуке. Зеркало ещё раз подтвердило, что её костюм гармоничен и выглядит по-деловому.

Макияжа на ней было немного. Яркий блеск для губ или макияж глаз привлекут лишнее внимание к её и без того яркой внешности. Она рассчитывала получить эту работу благодаря своим способностям, а не своей внешности.

День был солнечным и теплым, и Аманда наслаждалась поездкой мимо цветущих кизилов и азалий по Мемориальному бульвару Джорджа Вашингтона. Когда она подошла к воротам, её направили в здание штаб-квартиры, где её встретил вербовщик.

Аманда уверенно протянула свою тонкую руку и улыбнулась, это рукопожатие она ранее тщательно отрепетировала. «Вы, должно быть, мистер Ричардс? Я Аманда Стивенс. Приятно познакомиться». Её идеальная осанка визуально добавляла ей роста, а её низкий сильный голос должен был выражать уверенность в себе.

 
Вставка

На мгновение отвлеченный её привлекательным внешним видом, Ричардс пробормотал неловкое приветствие, но быстро поправился. Он провел её через вестибюль, остановившись, на минуту у мемориальной стены ЦРУ и книги почета, посвященной 84 погибшим агентам ЦРУ. Аманда, следуя за Ричардсом оценивающе разглядывала его, у него была фигура спортсмена, и, хотя на вид ему было за сорок, похоже он всё ещё прилагал усилия, чтобы поддерживать себя в форме. Его каштановые волосы были коротко пострижены. Его манеры были достаточно приятными.

Когда они подошли к его тесному офису, Аманда заметила, что изношенная мебель и обшарпанные стены давно нуждались в обновлении, что, впрочем, неудивительно для правительственного здания, построенного в конце 50-х годов прошлого века. Она устроилась в треснувшем виниловом кресле, стараясь держать колени вместе, поправила узкую юбку до бедер и заправила края юбки под себя.

Ричардс открыл папку с документами.

– Я просмотрел ваше резюме, оно впечатляет. Вы окончили с отличием один из самых престижных университетов страны. Вы, должны очень гордиться этим.

Аманда была польщена его похвалой.

– Когда я училась, все свои усилия я сосредотачивала на учебе. Я почти ни с кем общалась, занималась только учёбой.

– В самом деле? Наверняка у вас, было много парней.

Её гордое сияние угасло, но она старалась не обижаться. Он ошибался, делая выводы о ней по её внешности, недооценивая при этом её умственные способности, но она поняла, что его замечание вероятно должно было быть комплиментом. У неё на лице появилась вежливая улыбка.

– Парни никогда не были для меня приоритетом. На них не хватало времени.

Ричардс снова взглянул на её резюме.

– Не часто приходится встречать человека, имеющего столь широкие познания в языках Ближнего Востока.

– Кроме фарси арабского языков я знаю французский и немецкий, их я учила в старшей школе, и ещё немного знаю испанский, его я выучила, когда была на каникулах в Мадриде и Барселоне. Затем 11 сентября убили моего отца...

Пять лет спустя горе от потери отца всё ещё не отпускало её. В горле у неё образовался ком. Это была та часть собеседования, к которой она не успела подготовиться.

Её слова потрясли Ричардса.

– Боже мой, мне так жаль! Ваш отец погиб во Всемирном торговом центре?

– Да, – ответили Аманда почти шепотом.

Но потом она взяла себя в руки и снова посмотрела Ричардсу в глаза.

Вставка

– Это то, что побудило меня к изучению фарси и арабского языков и пойти на работу в ЦРУ.

Аманда хлюпнула носом.

– Он был самым близким для меня человеком. Мы были намного ближе, чем обычно отец и дочь. За исключением его работы и моей школы, мы делали всё вместе. Пока они не забрали его у меня, – она откашлялась. – Но теперь я собираюсь отомстить за него. Независимо от того, сколько времени и усилий потребуется, я собираюсь выследить их и заставить заплатить.

Её губы задрожала, а уголки рта выгнулись вниз.

Видя, что разговор об отце вызывает у Аманды дискомфорт, Ричардс перешёл на более нейтральную тему.

– Я вижу, вы интересуетесь боевыми искусствами. А вы сами занимались боевыми искусствами?

Слегка покраснев, Аманда достала из сумочки шёлковый платок и вытерла им щёки.

– У меня чёрный пояс третьего дана по дзюдо.

В благодарность за смену темы, она выдавила улыбку.

– Вообще то изначально я делала это из-за своего отца. Он хотел, чтобы я умела защищаться. Но мне это нравилось. Есть что-то приятное в том, чтобы положить на спину мужчину весом 200 фунтов. – Сказала она без тени иронии.

– Вы также являетесь отличным стрелком? Для женщин это необычно.

– Мой отец хотел, сына, что бы он охотился с ним, но ему пришлось довольствоваться мной, – Аманда просияла. – Он говорил, что я папина дочка, говорил, что хоть я и девочка, но характер у меня как у пацана. Когда мне исполнилось 8 лет, он научил меня стрелять из винтовки 22-го калибра, а когда мне исполнилось двенадцать он дал мне винтовку 36-го калибра.

– Мощное оружие для двенадцатилетней девочки.

– Я была высокой для своего возраста, начала рано созревать.

Взгляд Ричардса упал на её грудь. Аманда поняла, что смысл сказанного ей оказался не совсем тем, что она имела ввиду.

– Вот дерьмо! – Аманда покраснела как свекла. Она никогда не употребляла это слово. – То есть, не дерьмо. То есть, я не это имела в виду.

 
Вставка

– А что вы имели в виду?

Я говорила о моём росте, а не о моей...

– Не о вашей чем?

Выражение лица Ричардса было нечитаемым.

– Не о моей груди!

Он нахмурился.

– Зачем вы упоминаете про грудь? – Ричардс пристально посмотрел на её грудь. – Это неподходящая тема. Разве в вашем бюро по трудоустройству не говорили об этом?

Аманда нахмурилась. Она знала, насколько неприлично при трудоустройстве делать акцент на свою внешность, а тема груди вообще была табу.

– Мистер Ричардс, мне очень жаль. Это был глупо с моей стороны. Могу я начать все сначала?

Ричардс потер подбородок.

– Хорошо. Но позвольте мне внести ясность. Возможно в прошлом у вас получалось добиваться успеха, используя свою внешностью, но со мной это не сработает. Если вы ещё упомянете про свою грудь, я закончу собеседование и провожу вас.

Аманда посчитала его высказывание о себе несправедливым, но не видела смысла спорить.

– Да, я понимаю, – она теребила в руках носовой платок, пытаясь унять дрожащий голос. – Мы говорили о моей меткой стрельбе.

– Вы учились стрелять из винтовки тридцать шестого калибра.

– Я была высокой и начала рано взрослеть, но мне всё равно потребовалось много времени, чтобы справиться с тридцать шестым калибром.

Собеседование вернулось в прежнее русло. Через час, когда Ричардс исчерпал все темы для разговора, он сел на стул.

– Аманда, я думаю рекомендовать вашу кандидатуру на должность аналитика сигналов начального уровня здесь, в Лэнгли. Работа сложная, но я думаю, вы хорошо для неё подготовлены, и эта работа соответствует вашей личности, – продолжил говорить Ричардс, пытаясь заинтересовать Аманду этой должностью.

Вставка

Аманда была довольна.

– Я определенно хочу работать в ЦРУ, но судя по названию должности, работа эта кабинетная и имеет технический характер. Я конечно уверена, что справлюсь с этой работой, – поспешила добавить она, – но офисная работа не окажет прямого воздействия, на того, которого я ищу. А есть ли у вас вакансии в Национальной секретной службе?

Ричардсу стало не по себе.

– Да, в НСС в настоящее время требуются оперативные сотрудники с вашими языковыми навыками. Ваш опыт работы с оружием также будет ценным преимуществом. Но операционные офицеры работают за пределами США, включая страны третьего мира. И их работа является не только трудной, но и опасной.

Аманда кивнула, догадываясь, что, говоря об опасностях, он хотел отпугнуть её от этой работы, вероятно считая её изнеженной девочкой мажоркой, с элитным образованием. «Он очень сильно ошибается», – подумала Аманда.

Ричардс продолжил говорить:

– Обе должности требуют допуска службы безопасности, что означает проверку вашей биографии. Работа аналитика сигналов требует хорошей подготовки, но это хорошая работа, и вы наверняка с ней успешно справитесь. Для работы в НСС вам потребуется пройти дополнительный отбор, ещё одно собеседование и полевую подготовку в специальном учебном центре. Это потребует не только умственных, но и физических усилий. Отбор в НСС очень жесткий, лишь небольшой процент кандидатов-женщин проходят его. Я думаю, вы и сами, догадываетесь, насколько это сложно, но я подозреваю, что вы не знаете о всех аспектах этой работы, если даже не попытались спросить об этом и не выразили про это никакого беспокойства, – Ричардс вздохнул. – Как бы это поделикатней сказать? Для оперативных сотрудников – женщин, кроме профессиональных навыков очень важно уметь использовать свою женственность. Это проблема для многих женщин с высокими моральными принципами, таких как вы.

 
Вставка

– Спасибо. У меня действительно высокие моральные принципы, но могу я поинтересоваться, откуда вам про это известно?

Ричардс указал на её резюме.

– Вы работали в Католическом волонтерском агентстве, участвовали в их ежегодной акции по раздаче одежды нуждающимся. В ваших документах есть характеристика от монсеньора Альфонса Урбино из католической церкви Богоматери Милосердия. Разве католическая церковь не против внебрачного секса?

– Да, это так. Католическая церковь не одобряет внебрачный секс. А вы хотите сказать, что от меня потребуется вступать в внебрачные сексуальные связи? Ах да, конечно. Вы имеете ввиду, что для сбора разведданных надо будет соблазнять иностранных граждан. Я думала, что для этого достаточно быть привлекательной, но я не думала, что мне действительно придётся вступить с кем-то в половую связь, – запинаясь, сказала Аманда. – Хотя, если подумать, это так очевидно, – она замолчала.

– Честно говоря, для большинства женщин – агентов это не проблема. Но я вижу, вы к большинству не относитесь. Это противоречит вашим моральным принципам. С другой стороны, работа в НСС, это возможность активно бороться с терроризмом. Придётся использовать свою сексуальную привлекательность для привлечения информаторов, соблазнять их, компрометировать, шантажировать, и да, заниматься с ними сексом. Это непростое решение. Вы хотите это обдумать?

Аманда сочла последнее требование неприемлемым для себя. Однако почти все террористы были мужчинами. Она часто видела, как мужчины смотрят на неё с похотью, и это казалось ей утомительным. Но стоит признать, что внимание мужчин ей нравилось. Было бы весьма приятно использовать похоть этих мужчин против них самих, чтобы достичь своей цели.

– Спасибо, мистер Ричардс, за разъяснения. Я приняла решение. Я хочу работать в НСС. Я понимаю, что, наверное, кто-то ещё будет решать, соответствуют ли моё лицо и тело вашим стандартам. Я понимаю, что, возможно, мне придется заниматься сексом с террористами. Я не хочу этого, но, если это часть миссии, я пожертвую своими моральными принципами.

– Хорошо, значит в НСС. Для продолжения проверки, вам необходимо подойти завтра. Прямо сейчас мне нужно, чтобы вы подписали некоторые документы.

Ричардс провел Аманду в конференц-зал и усадил за один конец стола. Он включил видеокамеру и сел рядом с ней.

Ричардс посмотрел в камеру и начал говорить:

– Джек Ричардс, завершение подписания соглашения с кандидатом на должность оперативного сотрудника НСС – Амандой Стивенс в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, штат Вирджиния, 22 мая 2006 года, – он повернулся к Аманде лицом. – Аманда, подтвердите, что вы здесь по собственному желанию и не подвергаетесь никакому принуждению.

– Да. Я признаю. Я очень рада быть здесь, – Аманда сияла в камеру.

– Сейчас вам предстоит подписать ряд документов. Я расскажу про каждый, затем вы его прочтете, подтвердите, что понимаете его, и подпишете.

Вставка

Ричардс положил перед ней первый документ.

– Это подписка о неразглашении государственной тайны. Любая полученная здесь вами информация, включая детали собеседования, не может быть раскрыта без разрешения.

Аманда пролистала его и энергично расписалась.

Ричардс достал другой лист.

– Здесь вы даете согласие на проверку на полиграфе и комплексное физическое и психологическое обследование.

Аманда скривила лицо, но быстро подписала.

– Это согласие на постоянное наблюдение, которое включает электронный контроль, аудио, фото, видеонаблюдение и запись, как в государственных помещениях, так и за их пределами.

Аманда колебалась.

– Таковы условия для всех сотрудников, – продолжил Ричардс.

– Вне государственных помещений? В моей собственной квартире тоже?

 
Вставка

Ричардс кивнул.

– Да, во всех помещения вашего дома.

– Даже в моей ванной? А какова цель такого контроля?

– У вас будет секретная информация. Органам контрразведки иногда требуется проверить, что вы не разглашаете секретную информацию или не имеете каких-либо ненадлежащих контактов. Некоторые шпионы даже из собственной ванной комнаты, умудрялись передавать секретную информацию.

Аманда вздрогнула. Она думала о том, как за ней будут наблюдать, когда она принимает душ и одевается, и ей было крайне неудобно.

– Контрразведка не часто использует свои права на слежку, – успокоил её Ричардс.

Аманда решила, что наблюдение за ней имеет лишь гипотетический характер и, вероятно, никогда не состоится. Она подписала бланк.

Ричардс положил перед ней ещё один документ.

– Это согласие на фото, видео и аудио фиксацию всех этапов вашей проверки, включая проверку вашего физического состояния. Мы сделаем фотографии для оценки вашей привлекательности. А также будем фиксировать проверку ваших способностей. Записи будут храниться и использоваться по мере необходимости.

Аманда была поражена.

– Судя по вашему выражению лица, это является проблемой для вас. Вы не первая, кого это беспокоит. Но это обязательное требование.

– Будут ли сниматься фотографии... без одежды?

– Да… – начал было говорить Ричардс, но передумал продолжать.

На лице Аманды отразилось недовольство.

– А где гарантии, что изображения не будут использованы не по назначению или не будут размещены в Интернете?

– Вообще то личные дела сотрудников ЦРУ являются секретными документами, Использование материалов из личных дел не по назначению, является нарушением федерального закона. Я никогда раньше про такое не слышал. Лучше подписать это и забыть, – Ричардс сделал паузу. – Или, если это для вас неприемлемо, лучше уйти сейчас.

Аманда расписалась.

– Ещё один документ. Это для женщин, поступающих на службу в НСС, намеревающихся работать с иностранными гражданами в странах, перечисленных здесь. Как вы знаете, отношения между мужчинами и женщинами в этих странах разные.

Вставка

Аманда медленно кивнула.

– В некоторых консервативных обществах мужчины играют доминирующую роль. Такие мужчины обычно ожидают, что их женщины будут вести себя с ними уважительно. Учитывая ваше свободное владение арабским и фарси, вы можете столкнуться с такими мужчинами. Имейте ввиду, что, следуя своим религиозным законам они могут подчинять себе молодых женщин, в том числе иностранок. Некоторые могут относиться к женщинам как к своей личной собственности или движимому имуществу. Будет ли это проблемой для вас?

Аманда чувствовала себя глубоко встревоженной, она покачала головой.

– Нет. То есть, да, но у меня с этим большая проблема. Но мне нужна эта работа, поэтому я буду работать над этим.

– Хорошо. Но имейте ввиду, что НСС проверит, как вы справляетесь с этой проблемой. Мы не можем рисковать, из-за этого, иначе это может поставить под угрозу не только проводимые операции, но и жизнь ваших товарищей по команде.

Аманда беспокойно кивнула.

НСС проверит вашу способность противостоять порабощению, контролю и сексуальной объективации1. Базовое тестирование будет частью вашей оценки, за которой последует обучение. Тестирование и обучение мы будем проводить по мере необходимости. Вы всё ещё не передумали?

 
Вставка

Аманде потребовалось мгновение, чтобы обрести голос.

– Нет, – ответила Аманда.

– Тестирование и обучение включают в себя физические и сексуальные контакты. Участниками этих сексуальных контактов будут другие сотрудники НСС и кандидаты, как мужчины, так и женщины. Некоторые из их действий могут быть вне нашего контроля. НСС никогда заранее не раскрывает подробности как проводят тесты, пока не начнётся их процесс или до тех пор, пока не произойдет половой контакт.

Ричардс продолжил:

– Инструкторы иногда не имеют возможности получить предварительное согласие испытуемого. Вы конечно можете отказаться от работы в НСС в любой момент, но вам, возможно, придется подождать завершения теста или упражнения. Это документ о вашем согласии на все сексуальные контакты во время вашей оценки. Вы понимаете?

Аманда вздрогнула. Она не могла даже представить себе сценариев, этих тестов и упражнений. Возможно, её решение работать в НСС было большой ошибкой. Ей хотелось встать и уйти.

Но она снова подумала о том, как сильно она хотела отомстить. Месть была её единственной целью. И эта работа возможно единственный способ осуществить месть. Аманда не могла его упустить.

Ричардс стал нетерпеливым.

– Я спросил, вы понимаете?

Аманда должна была принять решение. Она кивнула.

– Вы должны озвучить свой ответ.

– Да, я понимаю.

– Пожалуйста, подпишите согласие на проведение проверок с применением подчинения и сексуальных контактов.

Рука Аманды дрожала, но она нацарапала подпись.

– Отлично. Добро пожаловать на отбор кандидатов НСС.

– Спасибо, – тихо сказала Аманда. Её прежний энтузиазм стал улетучиваться.

– Ну, это почти всё на сегодня, Аманда. Но прежде, чем вы уйдете, не хотели бы вы немного поработать над завтрашней оценкой?

Вставка

– Да, я была бы признательна за любые советы, которые увеличат мои шансы.

– Хорошо. Встань, пожалуйста.

Аманда встала, и Ричардс занял позицию прямо позади неё.

– Снимите пиджак, пожалуйста.

Аманда сняла пиджак, накинула его на спинку стула и повернулась к Ричардсу лицом, скрестив руки на груди. Она ожидала критики своей внешности. «Пожалуйста, пусть ему понравится», – надеялась она про себя.

Ричардс шагнул вперед, и встал с ней лицом к лицу. В замешательстве Аманда отступила на шаг и почувствовала, что упёрлась в край стола задницей. Аманда сделала шаг вперёд, пытаясь оттеснить Ричардса. Между ними остался всего лишь фут. Аманда не могла понять его намерений, её сердце колотилось. Что он собирается делать? Аманда запрокинула голову, чтобы встретиться с ним взглядом. Вряд ли он будет пытаться её поцеловать. Куда ей положить руки? Она сопротивлялась желанию выставить руки вперёд, чтобы не дать Ричардсу сократить расстояние, поэтому убрала руки за спину.

– Ваши волосы завязанные в пучок выглядят по-деловому.

 
Вставка

– Это называется шиньон.

– Как бы оно ни называлось, завтра оставьте волосы распущенными, – Ричардс прищурился. – Это ваш естественный цвет?

Аманда гордилась блестящим соболиным оттенком своих волос. Она оскорбилась, тем, что Ричардс мог подумать, что её волосы крашенные, но сдержала саркастический ответ и просто кивнула.

Ричардс внимательно изучал её лицо.

– У вас сегодня очень мало макияжа на лице, не было времени накрасится?

– Нет, я всегда использую немного макияжа.

– Завтра используйте макияж поярче. У вас такие красивые глаза! Используйте тушь и тени, чтобы привлекать внимание.

Ричардс подошел ближе, Аманда почувствовала его горячее дыхание на своей щеке. От него пахло беконом и луком. С усилием она продолжала смотреть ему в глаза, борясь с желанием отвернуться.

– У вас потрясающий цвет лица! Я не вижу никаких изъянов и пятен. Мне нравится, как ваша бледная кожа контрастирует с вашими темными волосами. Это довольно привлекательно.

Аманда почувствовала, как начинает краснеть. Она опустила глаза.

Ричардс вытянул руку прикоснулся к её нижней губе, и отогнул её вниз, напугав Аманду.

– У Вас прекрасные губы. Как у гламурных моделей из глянцевых журналов. Не забудьте нанести немного глянцевой красной помады.

Аманде это показалось вызывающим и безвкусным. Она нахмурилась.

Ричардс отступил от её.

– Опустите руки.

Подчинившись, Аманда закатила глаза. Ричардс проигнорировал её реакцию.

– Эта блузка красивая, выглядит по-деловому. Все пуговицы застегнуты, до самого верха! – ухмыляясь, Ричардс щелкнул указательным пальцем по её верхней пуговице. – Но завтра наденьте более узкую блузку, с вырезом побольше.

Аманда нахмурилась. «Какой он предсказуемый», – подумала она.

Вставка

Ричардс снова навис над ней, склонив голову.

– Вы носите бюстгальтер, верно?

Аманда уставилась на него, потеряв дар речи.

– Завтра....

Аманда начала медленно качать головой.

– Не волнуйтесь, я не скажу вам, приходить завтра без бюстгальтера.

Аманда вздохнула с облегчением.

– Пожалуйста, наденьте бюстгальтер контрастного цвета. Ваша блузка должна быть тонкой и обтягивающей, чтобы бюстгальтер проступал сквозь неё.

Аманда фыркнула. Глаза Ричардса опустились ниже.

– У вас такая тонкая талия! Это добавляет вам сексуальной привлекательности. Наденьте узкий пояс, чтобы подчеркнуть это.

 
Вставка

– Вообще то я не собиралась делать акцент на своей сексуальной привлекательности. Я хочу добиться успеха благодаря своему интеллекту и способностям, а не своей внешности.

Ричардс строго посмотрел на неё.

– Аманда, я уже говорил вам, для женщин-кандидатов в НСС внешняя привлекательность является одним из важнейших критериев отбора. Я предлагал вам более традиционную работы, но вы отказался от неё. У вас есть сомнения?

О нет, подумала Аманда, он прав.

– Прошу прощения. Для меня, стать объектом сексуального внимания – новая территория. Мне нужно привыкнуть к этому.

– Я согласен, но делать это надо быстро, – сказал Ричардс, присев перед ней. – Эта юбка очень подходящая, – сказал он, потянув за юбку, – но завтра юбка должна быть покороче. – Он провел пальцем по середине бедра, – И выберите более узкую и тонкую, чтобы показать свою задницу. – закончил говорить Ричардс, хлопнув её по ягодицам.

Аманда подскочила и воскликнула: «О-о-о!» Её лицо покраснело от возмущения. «Да он почти изнасиловал меня!», – подумала она. Но она не понимала, как ей на это реагировать, она сама только что подписала согласие на это.

Ричардс не стал ждать, пока она Аманда придёт в себя. Он ухватился за передний край её юбки и резко дернул её вверх.

Глаза Аманды расширились, она схватилась за подол, остановив его чуть ниже трусов.

– Что вы делаете?

Ричардс проигнорировал её протест.

– Боже мой, какие прекрасные ноги! Они в таком хорошем тонусе! Вы должно быть много тренируетесь?

Аманда изо всех сил пыталась понять смысл его вопроса.

– Да, я бегаю три раза в неделю, – выдохнула она.

Ричардс продолжал тянуть подол её юбки вверх, а Аманда, ухватившись за юбку обеими руками, не давала подняться её выше. Юбка всё ещё скрывала её трусики, но Ричардс уже видел её ноги, в большем объёме, чем ей хотелось.

– У вас красивые бедра, но они бледноваты. Я бы посоветовал вам немного позагорать, но сейчас на это нет времени. Так что наденьте чулки. Лучше всего подойдут чёрные с кружевным узором.

Вставка

«Очень предсказуемо», – подумала Аманда, но кивнула ему, показывая, что согласна с ним.

– Положи руки на талию.

«Надеюсь, он не будет стаскивать с меня юбку?», – думала Аманда, не совсем понимая, чего хочет Ричардс.

– Вы слышите меня?

Сердце Аманды колотилось.

– Сначала отпустите мою юбку!

Ричардс встал, но её подол не отпустил.

– Мы не на рынке находимся, я не собираюсь с вами торговаться. Если вам не нужна моя помощь, можете уйти.

Аманда колебалась. Ей не нравились его требования, но она чувствовала их важность. Не стоит сейчас вступать с ним в спор – решила Аманда. Однако она не собиралась позволять ему заглядывать себе под юбку.

 
Вставка

Аманда ослабила хватку на своём подоле, юбка осталась на месте, она почувствовала прилив облегчения. Однако Ричард продолжал сжимать в кулаке подол юбки.

– Вы собираетесь подтянуть её, когда я отпущу?

Ричардс бросил на неё суровой взгляд, затем раздраженно вздохнул, смягчаясь.

– Ладно, пока не буду.

Аманда отпустила подол, её руки дрожали. Ричардс не двинулся с места. Аманда прижала ладони к бедрам.

– Аманда, я пытаюсь помочь вам. Дате мне посмотреть.

Аманда отвернулась, её глаза заблестели.

– Не глупите! Дайте мне посмотреть, – повторил Ричардс.

Аманда не понимала, что он хочет увидеть у неё под юбкой, но она догадывалась, что в его требованиях была определенная логика. Если из-за своей скромности она не получит желаемую работу, она никогда не простит себя. Она кивнула.

Ричардс стал медленно поднимать её юбку.

Аманда сильнее прижала ладони к бедрам. Когда её подол поднялся до промежности, она тихонько вскрикнула. Ричардс собирался обнажить её нижнее белье.

Ричардс похлопал Аманду по плечу свободной рукой.

– Расслабьтесь, это всего лишь трусики! – он поднял её подол до талии. – Обычные белые хлопковые трусы, правда? – усмехнулся Ричардс.

Аманда уставилась на стену, чтобы не видеть, куда был прикован его взгляд. Её разозлило замечание Ричардса, что её трусы были обычными.

– Это не обычные трусы, это хипстеры, – поправила она Ричардса. – Они не... Э-э-э... Они удобные, – закончила Аманда.

С отвращением к себе Аманда почувствовала, что начинает намокать. Непроизвольно возник мысленный образ взгляда Ричардса, зафиксированного на выпуклых очертаниях её вульвы, видимой сквозь тонкий материал. Вспомнился столь же отвратительный термин, который использовали мужчины для обозначения женских половых органов. Аманда ругала себя за то, что вспомнила эту пошлость.

Вставка

Она чувствовала себя униженной этим раздеванием и такой развратницей из-за того, что позволила это, но это только усиливало её волнение. Ричардс не был очень привлекательным, но это не ослабляло её реакции на действия Ричардса. Аманда надеялась, что её сырости не будет видно.

Ещё через мгновение Ричардс наконец отпустил её юбку.

– Не сомневаюсь, – сказал Ричардс. – И меньше будет соблазнов, – он ухмыльнулся.

Аманда не стала реагировать на его высказывание, решив отказать ему в удовольствии, отпустить в свой адрес ещё какую-нибудь глупую шутку.

– Завтра наденьте трусики бикини, подходящие к вашему бюстгальтеру. Ещё лучше, если трусики будут видны сквозь юбку, – продолжил Ричардс.

Аманда вздохнула с облегчением, когда Ричардс вернул юбку на место, но всё же она продолжала волноваться. «Какие трусики бикини? Насколько они должны быть провокационными? Насколько они должны быть видны через юбку, и кто на них будет смотреть?» У Аманды в голове возникла куча вопросов. Аманда знала о характеристиках нижнего белья гораздо больше, чем мог себе представить Ричардс и инструктажа Ричардса, о том, как следует одеться Аманде явно не хватало.

Ричардс упомянул про комплексный медицинский осмотр, который предполагал снятие одежды, но, по-видимому, раздевание будет происходить наедине с врачом. Если кроме врача её трусиков больше никто не увидит, то подбирать трусики под гардероб ради врача, Аманде казалось неуместным. Вряд ли врача могли заинтересовать её трусики. Она не видела необходимости в трусиках бикини. Кроме того, ей не понравился комментарий Ричардса про её трусы. Обычно она носила самые простые и самые скромные трусики, которые у неё были. Теперь ей придется ломать голову, над вопросом – какие трусы надеть?

– Наденьте туфли-лодочки с каблуком не менее трех дюймов, чтобы привлечь внимание к вашим длинным ногам. Четыре дюйма было бы лучше, если конечно сможете ни них ходить. И пользуйтесь духами.

– Завтра продолжение собеседования или свидание? – недоверчиво спросила Аманда.

– И того и другого понемногу, – ухмыльнулся Ричардс.

Продолжение следует...

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5

Примечание: 1) Сексуальная объективация — это отношение к другому человеку исключительно как к инструменту (объекту) для сексуального удовлетворения, без учёта личности или способности испытывать чувства.

Добавить комментарий

Комментарий будет опубликован после проверки. Комментарии не относящиеся к теме материала, бессмысленные комментарии, а так же содержащие рекламу и ссылки на другие сайты не публикуются.
CAPTCHA
Этот вопрос предназначен для проверки того, являетесь ли вы человеком, и для предотвращения автоматической рассылки спама.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.